Ходжалинской трагедии 28 лет

Ходжалинской трагедии 28 летВ истории многие народов планеты есть географические объекты – местности, населенные пункты и просто точки на карте, названия которых навсегда останутся синонимами совершенных здесь преступлений против человечества и человечности.

Набатом памяти о безвинных жертвах германского нацизма в сознании народа Белоруссии звучит имя Хатыни, все 149 жителей которой были сожжены заживо или расстреляны 22 марта 1943 года карателями вспомогательной охранной полиции вермахта из состава 118-й шуцманшафт батальона, сформированного в Киеве в июле 1942 г. из состава военнопленных РККА украинской национальности.

Символом жертв нацизма на территории Чехии являются шахтерский поселок Лидице и деревня Лежаки, уничтоженные 10-11 и 14 июня 1942 года айзцатцгруппой – оперативным карательным отрядом 7-й добровольческой дивизии СС «Принц Евгений», созданной в марте 1942 г. из фольксдойче Хорватии, Сербии, Венгрии и Румынии (в Лидице из 384 мирных жителей было уничтожено 320).

Им вторит в сознании французского народа коммуна (поселок) Орадур-сюр-Глан, почти все население которого (642 человека из 668-ми) было расстреляно или сожжено заживо 10 июня 1944 года эсесовцами 1-го батальона полка «Дер Фюрер» 2-й танковой дивизии СС «Дас Райх», сформированного в марте 1938 г. из австрийцев.

Зверства гитлеровских преступников повторили 16 марта 1968 года во время войны против Вьетнама солдаты рот «В» и «С» 4-го батальона 3-го пехотного полка 11-й легкой пехотной бригады 23-й пехотной дивизии «Америкал» армии США, уничтожившие в деревнях Сонгми и Биньтэй от 500 до 600 мирных крестьян.

Самым «свежим» по времени преступлением такого рода является массовое убийство мирных жителей азербайджанского городка Ходжалы в Нагорном Карабахе, совершенное боевиками армянских вооруженных формирований («патриотический отряд», отряды «Арабо» и «Арамо») при поддержки военнослужащих-армян и бронетехники из состава 366-го мотопехотного полка Объединенных вооруженных сил СНГ в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, в результате которого погибло, по меньшей мере, 485 человек, еще около 150-ти скончалось от переохлаждения, пытаясь найти спасения от резни в окрестных горах и лесах.

Все эти преступления сближает наличие общих черт. Во-первых, все они были осуществлены организованной вооруженной силой против безоружного мирного населения, которое не могло оказать сопротивления, дабы защитить свою жизнь, что позволяет говорить о том, что во всех случаях имело место планомерное и хладнокровное истребление людей. Если в частном случае была проявлена совсем уж звериная жестокость (например, выжигание глаз малолетней девочке сигаретным окурком, что имело место в Ходжалы), то она являлась, говоря языком уголовного законодательства, «эксцессом исполнителя», так выражавшего степень своей дегенеративности и нравственной деградации, что не исключает, однако, заранее имеющегося у преступников намерения убить как можно больше людей самым разным способом, – начиная от вполне примитивного выстрела в голову и заканчивая изощренно-изуверским перерезанием горла тупым ножом. Во-вторых, каждый из преступников, прячась за униформу, надеялся избежать ответственности за свои деяния, полагая, что кровь, пролитая именно им, растворится и исчезнет в крови жертв, пролитой его «братьями по оружию». В этом случае жестокость являлась своего рода гарантией возможности избежать впоследствии ответственности: если не будет свидетелей убийств, то некому будет рассказать о роли каждого из убийц в совершении ими массового и бесчеловечного убийства. В-третьих, каждый преступник, уверовав в свою безнаказанность в будущем, стремился перещеголять своих «собратьев» в изобретательности способом умерщвления людей, чтобы хоть как-то выделить себя среди прочих мясников-палачей. Этим и объясняются такие «эксцессы» как массовое изнасилование женщин перед их убийством; стрельба по конечностям жертв, чтобы для начала их обездвижить, причинив максимум страданий, а уже только потом добить выстрелом в голову; скальпирование живых и прочем мерзости, которыми обычно сопровождаются подобные массовые убийства.

Перечисленные выше психопатические нюансы совершения массовых убийств мирных жителей в военное время хорошо известны мировой психиатрии, и особенно американской, которая для их обозначения придумала даже специальный термин – «синдром Сонгми» (в России он более известен как «вьетнамский синдром»)… Но не о нем речь. Речь о том, что на самом деле произошло 28 лет назад, в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, в Ходжалы, в чем заключается правда этой трагедии Карабахской войны.

Итак, в чем же состоит правда Ходжалы?

Парадоксально, но факт: взгляд представителей и азербайджанской, и армянской стороны на события той ночи и даже мнение правозащитников, которые в начале 1992 года были более щепетильны в интерпретации фактов по сравнению с их современными коллегами (здесь мы не говорим об их оценке), удивительно совпадают. Российское правозащитное общество «Мемориал», приобретшее к тому времени всемирную известность разоблачениями «сталинских репрессий» и гонений на диссидентов в «брежневскую эпоху» в СССР, в 1992 году, опросив несколько сотен свидетелей событий той ночи и ее последствий, получив из официальных азербайджанских источников релизы официальных следственных документов, довольно-таки быстро составило вполне официальный отчет о той трагедии. Главная мысль этого документа заключалась в том, что в Ходжалы и окрестностях армянами целенаправленно истреблялось не одно азербайджанское, а все мусульманское население, включая незадолго до этого переселенных в Нагорный Карабах из Средней Азии турок-месхетинцев, не имевших с азербайджанцами ничего общего, кроме как незавидной судьбы умереть в одно время и в одном месте. Иными словами, люди убивались не по признаку крови или проживания в определенной местности, а по признаку вероисповедания, что и позволило российским правозащитникам из «Мемориала» поставить вопрос о наличии в преступных действиях армянских боевиков признаков состава геноцида. Точнее, даже не им, а международной правозащитной организации Human Rights Watch, которая впоследствии, слегка отредактировав текст, издала его под своим логотипом. Это уже много позже азербайджанские политики и государственные деятели, с приходом в кресло президента страны Ильхама Алиева заговорили о «200-летнем геноциде азербайджанского народа» со стороны армян, но тогда официальный Баку был слишком шокирован и обескуражен, чтобы подбирать юридические формулировки к событиям тех дней.

Но обратимся к первоисточнику – отчету общества «Мемориал», благодаря которому уголовно-правовая дефиниция «геноцид» относительно массовых убийств мирных жителей городка Ходжалы со временем превратилась в доминантный политический лозунг нынешнего руководства Азербайджана.
Многие собранные в нем факты и свидетельства действительно шокируют и леденят кровь, и нужно обладать определенной подготовкой, чтобы сохранить спокойствие, читая описание совершенных армянскими боевиками преступлений.

Сария Талыбова, жительница Ходжалы:
«Армянские боевики взяли нас в заложники и привезли на кладбище. То, что здесь произошло, напоминало средневековую казнь. Четверо молодых турка-месхетинца и трое азербайджанцев были принесены в жертву на могиле армянского боевика. Несчастным отреза-ли головы. После этого солдаты и боевики на глазах у родителей стали истязать и убивать их детей. Потом трупы с помощью бульдозера сбросили в овраг. Потом привели двух азербайджанцев в форме национальной армии и отвертками выкололи им глаза».

Ахмед Джафаров, житель Ходжалы:
«Когда нас, пленных ходжалинцев, везли в направлении Аскерана, на окраинах дорог я видел изуродованные трупы замученных жителей Ходжалы. Я никогда не забуду трупа моего односельчанина, которого на перекрестке четырех дорог армяне подвесили за руки и прострелили грудь автоматной очередью крест на крест. К животу некоторых связанных по рукам и ногам ходжалинцев привязывали автомобильные покрышки и поджигали их, затем волоча тела, прицепленные тросами к машине или лошади по полю. Вдруг один из армян сказал, что надо отметить взятие Ходжалы и принести в честь этого жертву. На глазах у детей и женщин армянские вандалы отрезали головы нескольким нашим пленным».

Рафаэль Иманов, сержант милиции, житель Агдама:
«Ложбина на дороге Нахчиваник-Аскеран была полна телами мертвых азербайджанок. Ноги женщин были связаны их же чулками. У некоторых были отрезаны пальцы рук, у некоторых - уши. Армяне отсекали безымянные и средние пальцы и уши, чтобы не тратить времени на снимание колец и серег. Эта страшная картина до сих пор снится мне».

Свидетельства о беспредельном изуверстве армянских боевиков, находящемся не только за гранью психологической нормы, но и за гранью добра и зла, были почерпнуты не от одних азербайджанцев, но и от других очевидцев этой трагедии. Многие из них легко найти в Интернете или подняв в архивах газетные подшивки тех лет. Мы их приводим здесь, чтобы показать, что реальность бойни в Ходжалы была действительно ужасна, причем настолько, что выдумать ее человек со здоровой психикой был бы не в состоянии.

Леонид Кравец, майор российских ВВС, пилот вертолета:
«26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота (название перевала – прим. авт.). В глаза бросились какие-то яркие пятна на земле. Снизился, и тут мой бортмеханик закричал: „Смотрите, там женщины и дети“. Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону, среди которых бродили люди с оружием. Потом мы летали, чтобы забрать трупы. С нами был местный капитан милиции. Он увидел там своего четырехлетнего сына с раздробленным черепом и тронулся рассудком. У другого ребёнка, которого мы успели подобрать, прежде чем нас стали обстреливать, была отрублена голова. Изувеченные тела женщин, детей и стариков я видел повсюду».

Вадим Белых, корреспондент газеты «Известия»:

«Время от времени в Агдам привозят обмененные на живых заложников тела своих погибших. Но и в ночном кошмаре такого не привидится: выколотые глаза, отрезанные уши, снятые скальпы, отрубленные головы. Связки из нескольких трупов, которые долго таскали по земле на веревках за бронетранспортером. Издевательствам нет предела».

Казалось бы, все эти показания очевидцев и участников событий следовало бы воспринимать как целенаправленную пропаганду азербайджанской стороны, рассчитанную на международное общественной мнение, имеющую своей целью достижение преференций в идеологической и дипломатической войне с Арменией. Однако представители армян сами не отрицают тех зверств, которые они совершали против мирного азербайджанского населения Нагорного Карабаха. Так, в 2005 году в Лондоне увидела свет биографическая книга Маркара Мелконяна «Путь моего брата: судьбоносная поездка американца в Армению» («My Brother’s Road: An American’s Fateful Journey to Armenia»), в которой он детально описывает участие своего родного брата Монте в Карабахской войне в качестве полевого командира армянских вооруженных формирований (для тех, кто не знает, поясню: в феврале 1992 года он являлся командующим так называемого «Мартунинского боевого участка» фронта, к полосе которого находился городок Ходжалы). Маркар Мелконян, сам являвшийся сподвижником брата в тех событиях, без стеснения описывает все то варварство, которое чинили на своем пути подчиненные «братья по оружию» его брата Монте против азербайджанцев, и оказывается, что резне в Ходжалы предшествовало другое, правда, меньшее по масштабам, но мало чем отличающееся по характеру и содержанию военное преступление против жителей деревни Карадаглы, совершенное вечером 17 февраля.

Приведу из его книги несколько цитат, имеющих самое непосредственное отношение к теме этой статьи. О том, что произошло после захвата деревни Карадаглы:

«Боевики Арабо и Арамо столкнули в канаву на окраине деревни 38 пленных, среди ко-торых были и мирные жители, включая женщин… Солдаты Арамо и Арабо, страстно же-лавшие отомстить за смерть своего товарища, погибшего еще вчера, начали стрелять в пленных и добивать их ножами, всех без исключения. "Шрам" Эдо, один из пятерых ребят Патриотического отряда из Аштарака, облил нескольких раненых солдат бензином и бросил подожженную спичку. К моменту, когда Монте подошел к канаве, там была только груда останков… Отряды Арабо и Арамо ушли со всем оружием, захваченным в тот день – 78-ю винтовками и тысячью патронами, а также очистили деревенский склад, унеся тонны мешков с пшеницей на продажу. После мародерства они спалили деревню. В общей сложности пятьдесят три азербайджанца были убиты в Карадаглы и вокруг него в течение двух дней, в то время как со стороны армян было трое убитых, включая шестидесятилетнего сельского жителя в Хагорти, сраженного шальной пулей».

На протяжении 28 лет, с 1992 по 2020 год, весь цивилизованный Запад предпочитает не вспоминать о трагедии мирных жителей Ходжалы, истребленных в ночь с 25 на 26 февраля армянскими боевиками-язычниками. Азербайджан все эти годы безуспешно стучится в двери цивилизованного Запада о признании резни в Ходжалы преступлением геноцида, как того требовали российские и международные правозащитники. Почти тридцать лет призывы официального Баку уходят в пустоту, как вода в песок.

Если присмотреться повнимательнее к истории Кавказа в «лихие» 1990-е, становится очевидной чрезвычайно высокая заинтересованность международных этнических и религиозных террористов в судьбах этого региона. То в 1990 году клинья «диких гусей» армянской национальности вдруг одномоментно стали тянуться в сторону Карабаха, то в 1994-м исламские террористы стали проявлять повышенно нездоровый интерес к Чечне. Причем и те, и другие по странному стечению обстоятельств оказывались все больше почему-то выходцами из стран Ближнего Востока, а их командиры в своих карманах наряду с иорданскими, ливанскими, саудовскими, сирийскими паспортами, как правило, имели документы о гражданстве США или подданстве Великобритании. Операция «Арцах» им вполне удалась, но операция «Ичкерия» с треском провалилась. Хотя направлены они были на достижение одной вполне определенной цели – через кровь местного населения получить беспрепятственный доступ к бакинской, грозненской и малгобекской нефти. Этим во многом и был обусловлен выбор рядовых исполнителей для разжигания войн в Карабахе и Чечне: подданные нефтяных шейхов умирать за что-то другое, кроме нефти, неспособны.

Если смотреть на историю двух войн – карабахской и чеченской – с этой точки зрения, то они удивительно похожи, хотя таковыми, на первый взгляд, не кажутся. Главная, а поэтому тайная цель Карабахской войны была достигнута в полной мере: Азербайджан, потеряв до пятой части своей территории, оказался этим обстоятельством вынужденным допустить к своим углеводородным запасам – нефти и газу – транснациональные корпорации, чтобы компенсировать потери и получить ресурсы для отстаивания своего государственного суверенитета и возвращения под свою юрисдикцию оккупированных земель. Обретение суверенитета «Ичкерией» должно было сделать это в отношении Грозненско-Малгобекского месторождения нефти. В связи с этим не стоит забывать, что специалисты называют бакинскую и грозненскую нефть «белой», поскольку она практически не содержит естественных примесей, а поэтому предполагает минимальные затраты на свою переработку (достаточно сказать, что выделить бензин и керосин из грозненской нефти можно с помощью примитивного возгонного куба или самогонного аппарата, о чем хорошо знают все ветераны той войны). А это, в свою очередь, гарантирует более чем сверхприбыли тем, что эту нефть контролирует, добывает и перерабатывает, причем потенциальные барыши с лихвой окупят все косвенные затраты на получение доступа к ней в виде одной-двух локальных войн.

Однако вернемся к тому, с чего начали эту статью. Мы не случайно перечислили в ее первом абзаце те военные преступления, схожие с ходжалинским, совершенные гитлеровцами, их коллаборационистами и американцами. Между ними есть очень много общего: так, в годы Второй мировой войны практически все карательные операции на оккупированных нацистами территориях совершались не этническими немцами, а их приспешниками из других народов. Белорусов в Хатыни заживо сжигали украинцы, чехов в Лидице расстреливали и интернировали в концлагеря уроженцы Балкан, французов в Орадур-сюр-Глан истребляли австрийцы. Армяне из бывшей Армянской ССР или «ереванские» армяне также формально неповинны в крови азербайджанцев и турок-месхитинцев в Ходжалы, ведь всю кровавую работу за них сделали из соплеменники из стран Ближнего Востока при явном попустительстве их командира – гражданина США Монте Мелконяна.

Однако есть одно обстоятельство, которое отличает преступления в Ходжалы от подобных ему, совершенных ранее. За все свои злодеяния нацисты и их приспешники понесли справедливое судебное возмездие. В 1975 году был расстрелян командир взвода 118-го шуцманшафт батальона Василий Мелешко, спустя 10 лет, в 1985 году, – начальник штаба этого карательного подразделения вермахта Григорий Васюра (оба в прошлом – бывшие офицеры РККА), руки которых оказались запачканы кровью жителей Хатыни. Около 300 бывших эсэсовцев из 7-й добровольческой горной дивизии СС «Принц Ойген» были привлечены к уголовной ответственности Югославской государственной комиссией по расследованию военных преступлений. В 1953 году во французском городе Бордо состоялся суд над оставшимися после войны в живых солдатами (65 из 200) 1-го батальона полка СС «Дер Фюрер», участвовавших в резне мирных жителей Орадур-сюр-Глан, но «в живую» перед судом предстало только 28 бывших эсесовцев, поскольку все остальные отбывали в то время тюремное заключение в бывшей ГДР, на которое были осуждены все бывшие чины войск СС по решению Нюрнбергского трибунала. Расследование бойни в Сонгми американским военным командованием во Вьетнаме было разыграно как хорошо отрепетированный спектакль: комиссия во главе с генерал-лейтенантом Уильямом Пирсом, бывшим командиром 4-й пехотной дивизии и I полевого корпуса армии США рекомендовала привлечь к уголовной ответственности 80 американских военнослужащих, из которых только 25-ти были предъявлены обвинения, но перед военным трибуналом предстали всего 6 человек, из которых 5 были оправданы, за исключением командира взвода лейтенанта Уильяма Келли, собственноручно застрелившего 109 жителей деревни.

В отношении виновных в массовом убийстве жителей Ходжалы за все истекшие 28 лет ни в одной стране мира (естественно, за исключением Азербайджана) не было предпринято ни одной попытки активного уголовного преследования, хотя по линии Интерпола за соучастие в этом преступлении с 1994 года разыскиваются 25 человек, большинство из которых сейчас проживают на территории Армении и Нагорного Карабаха, откуда для них, сами понимаете, выдачи нет, а кое-кто эмигрировал в Южную Америку. Да и о каком уголовном преследовании виновных в ходжалинском геноциде может идти речь, когда бывший командующий «Армией Нагорного Карабаха» Серж Саргсян, приказы которого исполняли те, на чьих руках кровь невинных жертв, являлся президентом Армении.

Необходимо помнить уроки трагедии Ходжалы и знать, что кто не карает зла, тот способствует, чтобы оно совершалось и дальше...

Олег Кузнецов