НОВОГОДНЯЯ АНТИРОССИЙСКАЯ ИНТЕРНЕТ-ИСТЕРИЯ: почему власть молчит?

НОВОГОДНЯЯ АНТИРОССИЙСКАЯ ИНТЕРНЕТ-ИСТЕРИЯ: почему власть  молчит?
Отчего российская либеральная пресса и «мировая паутина» пытаются дестабилизировать внутриполитическую обстановку в России?

Нужно быть человеком, полностью не имеющим трезвого взгляда на вещи, абсолютно неадекватным или находящимся в состоянии перманентного опьянения, чтобы не понимать, что против России и ее нынешнего политического руководства в либеральных отечественных СМИ и Интернет, 80 процентов которого, как известно, находится под техническим контролем зарубежных спецслужб, накануне и в продолжение всех новогодних праздников была развернута массированная пропагандистская кампания. Если посмотреть сайты либеральных радиостанций (типа «Эха Москвы» или «Серебряного дождя») и газет («Независимой», «Общей», «Московского комсомольца»), складывается впечатление, что Россия находится накануне или Апокалипсиса, или социальной революции. Причем главной целью вот-вот неизбежно состоящихся общественно-политических катаклизмов станет насильственное свержение политического режима в нашей стране.

Новогодние праздники я отмечал на своей, как принято сейчас говорить, «малой родине» – в городе-герое Туле среди родственников, друзей детства, бывших коллег и сослуживцев. Они меня, как уже москвича по их понятиям, спрашивали, неужто в столице все настолько плохо, весь город стоит в транспортном коллапсе, а между газующих и гудящих машин снуют манифестанты с плакатами, требующие новых выборов в Государственную Думу, немедленной отставки Медведева и Путина и передачи власти над страной лидерам так называемой «несистемной оппозиции» – Саенко (Лимонову), Каспарову, Касьянову и прочим «бывшим».

Я, как мог, объяснял им, что в городе все спокойно, бомбистов-террористов нет, крикунов-провокаторов от политики вроде бы тоже. Вместо них столичная полиция ловит всякий мелкоуголовный элемент, промышляющий по случаю новогодних праздников на улицах «голимым гоп-стопом» или грабежом подвыпивших прохожих, карманными кражами, и урезонивает местный люд, развлекающийся по «спальным районам» подрывами петард, фейерверков и фальшфейеров на детский площадках или близь мусорных баков и пьяным мордобоем. А что касается Удальцова, в очередной раз в административном порядке задержанного на несколько суток на несанкционированный пикет, то он, как мы сошлись во мнении с земляками, есть ни кто иной, как всем хорошо известный по экранизациям похождений Остапа Бендера «зиц-председатель Фунт» нынешней российской «несистемной оппозиции», который, как известно, сидел при Медведеве, будет сидеть и при Путине или ином президенте России, какого изберут в марте. Словом, образ жизни у него такой, да и что взять со штатного городского сумасшедшего…

Один мой давнишний приятель, человек довольно-таки преклонных лет, архитектор по профессии, выпив очередную стопку водки, вдруг в середине застолья, будто ни к чему, безапелляционно заявил: «Вот врут, гады!». Зная парадоксальность его мышления, мы все насторожились. И тут он меня огорошил вопросом, – какая, мол, «площадь у Болотной площади?». Я в нашей кампании был единственным трезвым человеком, но и я не сразу нашелся, что на это ответить, а поэтому осторожно спросил, не желая раздражать выпившего человека, почему он этим интересуется. Тут-то он мне с предельным здравомыслием, отличающим даже сильно «принявшего на грудь» потомственного российского интеллигента, пояснил, что площадь Болотной площади ему нужна для того, чтобы математически точно определить, сколько народу физически она может вместить.

В Интернете, на сайте mosday.ru про Болотную площадь мы вычитали следующую информацию: «Болотная площадь представляет собой большой сквер на острове между рекой Москвой и Водоотводным каналом. В одном конце, у входа в сквер, установлен большой фонтан со строгими колоннами и литыми решетками; в другом конце сквера расположена скульптурная композиция "Дети – жертвы пороков взрослых", а в центральной части сквера разбит большой цветник и, лицом к Москве реке, установлен памятник Репину. По сторонам от основной аллеи на ровных газонах в теплую летнюю погоду всегда много отдыхающих. В сквере три маленькие детские площадки и огромное количество лавочек. С Болотной набережной открывается великолепный вид на фонтаны, установленные в Водоотводном канале, которые особенно красивы ночью за счет разноцветной подсветки».

Теперь-то понимаете всю пикантность ситуации? Оказывается, митинг «несистемной оппозиции» и всех примкнувших к ней недовольных результатами декабрьских выборов в Государственную Думу, 10 декабря 2011 года проводился не на площади как таковой, а в сквере, обозначаемом в городской топонимике «площадью». А это значит, что большую часть его площади занимают деревья, кустарники, лавочки, фонтаны, цветники, ограды, шпалеры, урны, бордюры, памятник Н.Е. Репину, скульптурная композиция «Дети – жертвы пороков взрослых» (не об оппозиционерах ли речь?). Трибуна для оппозиционных лидеров опять же должна была где-то размещаться и радиотехнические средства вещания. Поэтому свободное пространство дорожек, аллей и «трех маленьких детских площадок» паркового сквера под названием «Болотная площадь» реально могло составить где-то около 10000 кв. метров. А это значит, что если на одном квадратном метре будут стоять 4 человека, то всего этот сквер может вместить не более 40 тыс. человек, если они не будут дышать, шевелиться, иметь вполне физиологическое желание поесть и справить естественные потребности. Московские власти согласовали его проведение с участием 30 тыс. человек, чтобы людям было где развернуться и протиснуться к выходу.

Посмотрели мы и фотографии с этого митинга: народ стоял не плотненько, не плечом к плечу, как это бывает в московском метрополитене на переходах от станции к станции перед эскалаторами в утренние и вечерние часы-пик. Скорее, наоборот, в некотором отдалении друг от друга, чтобы было сподручней переминаться с ноги на ногу на легком морозце, а зевакам – рассматривать транспаранты не вполне цензурного и даже матерного содержания. Сконцентрировались митингующие не в сквере, а на Болотной набережной Москвы-реки (согласитесь, что это – совсем не на площади), на пространстве с линейными размерами 300 на 10 метров. Плакаты они держали по строго фронту, обращенному к скверу, в котором кучковались журналисты и фотокорреспонденты. Если считать, что на Болотной набережной на одном квадратном метре стояло по два человека, то физически данное пространство могло вместить от силы 6-8 тыс. пришедших на тот митинг людей, максимум, – 10-12 тыс. человек, если на одном квадратном метре стояли по трое.

Заявленная потом для СМИ организаторами митинга численность его участников в 40 тыс. человек превышает физические возможности вместимости пространства сквера «Болотная площадь» и Болотной набережной в два, а то и в три раза. Вряд ли это было сделано для «красного словца», скорее – для финансового отчета перед спонсорами. Видимо, приписки как отличительная черта коррумпированности свойственны не только российскому чиновничеству, но и лидерам «несистемной оппозиции», ведь они, как и все мы, родом из общего «советского» прошлого.

Отечественные либеральные и зарубежные СМИ силой печатного слова скомбинировали из этого вполне определенное по вкусу яство. Митинг на Болотной набережной перерос в митинг на Болотной площади, а сама она из сквера превратилась в заасфальтированное пространство, способное вместить десятки тысяч людей. Остроты этому блюду прибавили выложенные в Интернет фотоснимки, сделанные почему-то с помощью широкоугольного объектива, искривляющего и как бы «раздвигающего» пространства. С помощью такого простенького технического фокуса пространство в двести метров на снимке расширяется до полукилометра, плечи людей «раздвигаются», а сами они превращаются в мультяшных Шреков, хотя на фотографии толпы это бывает не очень заметно. В результате подмены понятий и визуального обмана удалось превратить очередной междусобойчик «несистемных» оппозиционеров чуть ли не в массовую акцию протеста против «кровавого режима» российских спецслужб.

Обалдев и как-то сразу резко протрезвев от этого открытия, мы начали анализировать по той же схеме фотоотчеты с митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 года. Журналисты интернет-изданий вкупе с «независимыми (сторонними?) наблюдателями» объявили число митингующих в 70 тыс. человек, хотя назывались цифры и в несколько раз больше – до 200 тысяч. Понятно, что эта цифра – условная, включает в себя случайных прохожих, остановившись узнать, что происходит, отчего собралась толпа, что говорят, а заодно и покурить, журналистов, агентов российских и зарубежных спецслужб, находящихся там по воле работодателей или долгу службы. Не в этом суть… Мы решили выяснить, способно ли пространство, на котором проводился этот митинг, вместить такое количество человек?

На проспекте Сахарова трибуна с выступающими была установлена на траверзе Докучаева переулка, а люди размещались на участке, ограниченном протяженностью параллельно проходящей улицы Маши Порываевой. По сути, они собрались на участке проспекта, ограниченном тремя бизнес-центрами – домом № 7 по улице М. Порываевой и домами №№ 34 и 36 по проспекту Сахарова. Иными словами, митинг проходил на пространстве с размерами 300-350 на 40 метров и площадью 12000 квадратных метров. На таком «пятачке» одновременно могло собраться не более 40-45 тыс. человек, и то при условии, если бы они стояли на митинге как в метро в час-пик. В сравнительно комфортных условиях на этом участке могло разместиться в два раза меньше народу. Однако фотографии с места события ясно дают понять, что активно митинговали только первые 20-30 рядов собравшихся или 3-5 тыс. человек, далее была «движуха»: люди приходили и уходили, кучковались по интересам, обсуждали интересующие их проблемы и новости, проводили свои мини-митинги, торговали вразнос, просто переходили проспект Сахарова. Все это людское мельтешение попадало в широкофокусные объективы досужих журналистов и становилось документальным свидетельством якобы имеющихся широких протестных настроений среди москвичей и в российском обществе в целом.

К сожалению, среди современных фотографов нет таких корифеев этого мастерства как ныне покойный Дмитрий Бартельманц, который умел делать гениальные панорамные снимки. Да и повода для таких монументальных работ нет. Ведь нельзя же к числу таких эпических поводов отнести тщедушные попытки представителей «несистемной оппозиции» донести свое набившее всем оскомину камлание про псевдо-либеральные ценности до широких кругов общественности.

Митинг 24 декабря показал полную интеллектуальную импотенцию отечественной «несистемной оппозиции». Выступления на нем Михаила Прохорова и Ксении Собчак окончательно превратили его в фарс, «дешевую оперетку», как любил выражаться герой булгаковской «Белой гвардии» поручик Мышлаевский. Поэтому не удивительно, что новогодний митинг самых оголтелых участников «несистемной оппозиции» вечером 31 декабря 2011 года собрал на Садово-Триумфальной площади всего 300 человек, считая зевак и случайных прохожих. В результате несколько десятков митингующих оказались в ближайших отделениях полиции. Но и там им не дали почувствовать себя борцами за свободу родного народа, отправив встречать Новый год по домам и пригрозив привлечь к административной ответственности в наступившем году. Но уже не как борцов за права человека, а как дебоширов и хулиганов, портящих народу праздник.

Вообще-то мне все последние крикливые действия российской «несистемной оппозиции» напоминают попытки организовать в столице проведение гей-парада – мероприятия столь же шумного, эпатажного, вызывающего возбуждение плоти и мысли, сколь социально бесперспективного. Только между ними есть одна принципиальная разница – гомосексуалисты пытаются подороже навязать всем нам свои задницы, а политиканы из «несистемной оппозиции» вкупе с журналистами либерально-оппозиционных печатных и электронных изданий – подешевле промыть нам мозги, сняв как сливки с молока более жирную маржу со спонсорских пожертвований. И не надо думать, что среднестатистический российский обыватель, даже находясь в состоянии сильного подпития по случаю новогодних праздников, не понимает этого. Скорее, наоборот, приняв на грудь, он становится только злее и расчетливее, высказывая свою ранее скрытую неприязнь к тем, кто пытается его дурить.

Поэтому не удивительна реакция правящего дуумвирата Медведева и Путина на все потуги «несистемной оппозиции» свергнуть его власть. Точнее – полное отсутствие какой бы то ни было реакции. Предложения Дмитрия Медведева в Государственную Думу ФС РФ о реформировании избирательной системы – не в счет, поскольку законопроекты в высшем органе законодательной власти у нас в стране могут рассматриваться десятилетиями (для примера могу привести проект федерального закона «О государственной национальной политике в Российской Федерации», который дожидается своего рассмотрения во втором чтении уже десять лет). Все президентские инициативы на этот счет – ни что иное как тактический маневр, направленный на то, чтобы охладить разгоревшийся было протестный пыл наших сограждан, пока новогодние каникулы окончательно его не потушат.

И поэтому не удивительно, что рейтинги популярности нынешнего президента и премьер-министра у наших сограждан, пошатнувшиеся было в свете декабрьских событий, в начале января начали расти. За месяц, когда оппозиция получила полную свободы слова, она не смогла сформулировать сколько-нибудь внятных перспектив развития государства и общества в ближайшей и среднесрочной перспективе, продемонстрировав свою полную интеллектуальную импотенцию. Общество качнулось было в ее сторону в поисках альтернативы, но не получила от нее желаемого, и стала вновь поневоле симпатизировать действующей власти.

Поэтому нет и не может быть в принципе диалога нынешней власти и «несистемной оппозиции». Как не может быть диалога этой оппозиции и народа. Потому что с ними никто разговарить серьезно не будет…

Олег Кузнецов, политический аналитик