Зульфия Ханбабаева о концерте, Евровидении и проблемах азербайджанского шоу-бизнеса

Зульфия Ханбабаева о концерте, Евровидении и проблемах азербайджанского шоу-бизнесаВ одном из торгово-развлекательных центров Баку в субботу, 20 апреля, состоится концерт с участием народной артистки Азербайджана Зульфии Ханбабаевой и популярного исполнителя Мири Юсифа. Накануне события Зульфия Ханбабаева ответила на вопросы АМИ Новости-Азербайджан. Как член жюри национального отбора Азербайджана на «Евровидение-2013» она рассказала также о выбранном участнике Фариде Мамедове.

— Что ожидается на концерте 20 апреля?

— Это даже не столь концерт, сколько встреча с поклонниками. Я исполню несколько полюбившихся людям песен из моего репертуара. Для меня хоть одну песню спеть, хоть два часа быть на сцене — всегда волнительно.

Вход на мероприятие бесплатный. Каждому будут розданы наши диски. С моей стороны это будет последний мой диск «Дениз», вышедший в 2009 году. Это первый компакт-диск из Азербайджана, который вошёл в мировую музыкальную базу данных.

— Вас давно не видно на телеэкране. Последний диск, как Вы отметили, вышел 4 года назад. С чем это связано – личное желание, занятость или что-то еще?

— Журналистам часто приходится задавать мне этот вопрос, потому что за 25 лет моей сценической деятельности такие периоды спада у меня случались нередко. Такова моя натура. Мне необходимы определенные перерывы. Я привыкла так работать, но в самые последние годы чувствую, что и нашему зрителю это стало не нужно – ни концерты, ни диски.

Для меня диск – это самый болезненный вопрос, меня он очень волнует. Потому что концерты проходят, а диск остается, это как бы «визитная карточка» исполнителя. Как бы сейчас все ни было в открытом доступе, я считаю, что любой исполнитель должен подходить к выпуску диска очень ответственно. Это наш долг.

Я не думаю, что зритель очень нуждается в концерте, потому что сегодня все видят всех, когда захотят. Могут пригласить на свадьбы, на дни рождения. Меня это угнетает. Нет и публики, которая бы оценила этот труд и видела разницу, что хорошо, а что плохо. Нет потребности, которая была раньше, и это касается не только меня.

Что касается телеканалов, то я и раньше не в каждой передаче выступала. У меня сейчас идет период «стоп», преобладает упадническое настроение.

— Но в ближайшее время оно пройдет?

— Да, в ближайшее время вместе с композитором Исмаилом Асадовым мы намереваемся выпустить альбом. К сожалению, сегодня азербайджанские композиторы пишут на турецкий лад. Я ничего не имею против турецких песен, их музыка очень развивается, но у нас это подражание плохо получается. Поэтому мне трудно сейчас работать и выбрать песню по своему вкусу. Но есть уже несколько песен, которые мы дорабатываем.

— Зритель все же получил возможность увидеть Вас на недавнем финале национального отбора на «Евровидение» в качестве члена жюри. Решение было единогласным. Как Вы думаете, почему?

— У победителя, Фарида Мамедова, есть харизма – обязательное качество для сценического артиста. Во-вторых, у него очень приятный голос, тембр, приятная манера исполнения. И песня удачно подобрана.

— Как Вы представляете его конкурсный номер? Каким он должен быть, на Ваш взгляд?

— Разумеется, не прыгать. Есть исполнители, которые просто выходят на сцену и поют, и этим много чего можно показать. Мне кажется, что, если номер будет поставлен удачно, Фарид Мамедов сумеет завоевать большую симпатию европейской публики.

— Как Вы относитесь к мнению сторонников присутствия национального колорита в конкурсных номерах? Многие ревностно относятся к тому, что в последние годы для азербайджанского участника музыку пишут зарубежные композиторы…

— Хотелось бы, конечно, чтобы азербайджанский автор написал. Этот вопрос волнует и меня тоже. Но наши композиторы, видимо, спрятались, потому что, как я уже отметила, они пишут на турецкий лад, «поймали» тот жанр, от которого даже в Турции отказываются.

Вопрос языка, на котором участник «Евровидения» поет свою песню, не имеет значения. Если публика понимает этот язык, почему бы ни петь на английском? Потому что кроме мелодии, она оценивает и текст композиции. Я могу предложить сделать один куплет на английском, другой – на азербайджанском.

— Одной из вечных проблем отечественного шоу-бизнеса является пиратство. Вы относитесь к тем исполнителям, которые от этого серьезно пострадали. Но в последнее время об этом меньше разговоров. Это значит все «пираты» побеждены, или в музыкальной сфере просто устали с ними бороться?

— Потому что «пираты» тоже страдают, так как очень развился Интернет. В этом вопросе есть не только материальная сторона, но и моральная. Я не люблю, когда труд недооценен, когда на всех смотрят одним взглядом. Тогда и не бывает охоты работать, и появляется то самое упадническое настроение.