Решение проблемы мигрантов наравне с вопросами межнационального согласия – одна из основных задач государства

Решение проблемы мигрантов наравне с вопросами межнационального согласия – одна из основных задач государства Как нам работать с трудовыми мигрантами? Какова роль духовных организаций в процессе адаптации мигрантов и их интеграции в российскую среду. Об этом рассказывает в своем интервью председатель Координационного совета мигрантских сообществ и организаций России, президент Конгресса национальных объединений РФ, доверенное лицо президента Российской Федерации, доктор экономических наук, профессор Владимир Кириллович Хомерики

— Как Вы оцениваете ситуацию в России в связи с увеличением количества трудовых мигрантов?

— Сегодняшняя ситуация — своего рода вызов для современного российского государства. Во времена СССР такого просто не было, поэтому у России нет опыта в этой области. Конечно, ни органы власти на местах, ни инфраструктура и социальный комплекс страны, ни основная часть населения России к такому наплыву иностранной рабочей силы просто не готовы. Это происходит не только у нас, но и во многих других странах – Франции, Испании, Великобритании, других, имеющих многолетний опыт миграционного наплыва. Там ситуация ещё похлеще. Но главный вопрос не в самой миграции, которая необходима России, а в огромных неконтролируемых потоках мигрантов, создающих непосильную нагрузку на объекты инфраструктуры и социально–бытовую сферу в местах своего пребывания. К тому же необустроенность и неподконтрольность основной массы мигрантов, среди которых сплошная молодёжь, способствует как росту преступности, так и массовому недовольству местного населения.

Решение проблемы мигрантов наравне с вопросами межнационального согласия – одна из основных задач государства. Россия — страна сильная, ее невозможно «одолеть» с помощью военной силы или экономических кризисов. И единственное, что может потрясти Россию до основания, это межнациональные и межконфессиональные конфликты. Испытав всевозможные методы, сейчас наши недруги пытаются действовать в направлении разжигания национальной розни. Они пытаются использовать новую проблему и способствуют разжиганию миграционной напряженности. Российское государство этой проблемой занимается, держит процессы под контролем и системно совершенствует миграционную политику и механизмы регулирования. При этом существует ещё масса проблем, для решения которых нужна активная поддержка общественных и религиозных организаций.

— Что предпринимает и предлагает государство в области миграционной политики?

— Важность этого вопроса полностью разделяет и руководство страны. Одно из первых предвыборных программных посланий президента РФ касалось вопросов национальной и миграционной политики. Все в курсе, что буквально через два месяца после избрания президентом РФ В.В.Путина была принята Концепция миграционной политики, а в конце прошлого года была принята Стратегия национальной политики России, которые прошли самое широкое обсуждение всеми слоями общества и экспертами. Эти документы и составляют нынешнюю основу миграционной и национальной политики России. В прошлом году одним из первых был создан Общественный совет по национальной и миграционной политике при президенте РФ, где были представлены самые широкие слои общества. При этом у нас до сих пор нет официальной государственной структуры уровня министерства по национальной и миграционной политике, которая бы реализовывала эти документы и являлась единым исполнительным органом. Общественный совет доносит до президента проблемы в национальной и миграционной политике, совместно вырабатываются рекомендации, но исполнительного звена, которое будет их претворять в жизнь, пока нет. Этот исполнительный орган должен быть межведомственным, так как миграционная и национальная политика охватывают практически все сферы жизни России. Если не министерство, то это может быть Государственный комитет, который будет исполнительным, координирующим и сводным межведомственным органом по выполнению решений президента и правительства.

Тут необходимо отметить, что ФМС России значительно повысила эффективность и реально работает. «Бездействие» ФМС – это миф. Я сам вхожу в рабочую комиссию Общественного совета по миграционной политике при президенте РФ. Первое свое заседание мы проводили именно в ФМС, с участием самого руководителя и всех служб ведомства. Нам была наглядно продемонстрирована вся структура и все направления деятельности в этой области. Каждый мигрант, въезжая в страну, становится на учет, и его передвижение по России фиксируется. То есть проблемы с учетом въезда или выезда мигрантов нет, за исключением внутреннего передвижения и механизма обеспечения выезда по окончании сроков пребывания. Есть общая электронная база данных, куда стекается информация изо всех регионов. Есть наглядная картина по каждому региону: сколько мигрантов и из какой страны прибыли.

Мы приветствуем предложение президента узаконить въезд в Россию по заграничным паспортам. Предлагается мигрантам, которые сейчас въезжают к нам по внутренним паспортам, иметь заграничные паспорта, где будут делаться соответствующие отметки. Наладиться учёт и, вкупе с другими принимаемыми мерами по повышению ответственности за нарушение миграционного режима, это поможет значительно сократить нелегальную миграцию. Необходимо подчеркнуть, что речь велась не о введении визового режима, а именно о въезде по загранпаспортам. Политика нашего государства такова, что страна хочет быть открытой, сама добивается безвизового режима со всей Европой и даже со всей Латинской Америкой. При такой политике просто нельзя закрыть границы, тем более для соседей, с которыми у нас общая история, с которыми мы экономически связаны, в том числе в рамках СНГ и других союзов.

Конечно, есть ещё много работы для совершенствования механизмов и эффективности миграционной политики. Не отработан механизм подготовки и селективного отбора трудовых мигрантов. Нужен учет (Карта) того, где и какие трудовые мигранты нам нужны, по каждому региону. Нужно совершенствовать законодательную и нормативную базу, расширять и укреплять инфраструктуру обслуживания мигрантов, саму ФМС и другое. И 8 апреля на заседании Общественной Палаты России, инициированном мусульманским духовенством, и 9 апреля на заседании, проходившем в Православном Университете по инициативе Патриархии, говорилось о необходимости знания русского языка и традиций российского народа. Бесспорно, отсутствие этих навыков как сильно мешает самому процессу адаптации мигрантов в российском обществе, так и является фактором многих конфликтов и недопонимания, вызывающих раздражение населения. Считаю, что акцент должен быть сделан на предварительную подготовку мигрантов на их территории. На так называемой «территории исхода», то есть в странах, откуда к нам прибывают мигранты. Именно там должны быть организованы Центры подготовки, где будет изучаться русский язык, основы культуры и этики российского народа, проводиться начальная правовая подготовка и формироваться миграционные потоки в Россию. Страны-доноры должны нести консолидированную нагрузку и ответственность за своих трудовых мигрантов, которых не могут обеспечить работой у себя.

— Какова роль мусульманских организаций в адаптации мигрантов?

— Вы знаете, эта роль и велика, и ответственна. Не менее 2/3 мигрантов у нас мусульманского вероисповедания, и кому, как не им, с ними работать. Помимо вопросов, связанных с реализацией их духовных потребностей, есть целый ряд социальных и прочих вопросов, где их поймут лучше и посодействуют.

Ну, и, конечно, с подготовкой по русскому языку, изучению истории, традиций и этики, на мой взгляд, лучше мусульманских организаций этот вопрос никто решить не сможет. Случается так, что на территорию России прибывают радикально настроенные элементы из сопредельных государств. Это видно и по тем конфликтам, которые происходят на Северном Кавказе, и по тому напряжению, которое возникает даже в столицах различных регионов России. И вот здесь, бесспорно, очень велика роль мусульманских духовных лидеров и религиозных деятелей. Своим авторитетом и влиянием они могут и, на мой взгляд, должны вести работу с мигрантами, чтобы в их среде не возникало радикальных наклонностей, и они не поддавались экстремистским подстрекательствам.

Этой средой пытаются воспользоваться недруги России, и лучше религиозных деятелей никто не сможет противостоять подстрекателям и уберечь молодёжь и страну от проявлений экстремизма и межнациональной розни. Работа по адаптации мигрантов должна вестись во всех официальных мечетях. Роль мусульманских священнослужителей в том, чтобы содействовать духовным потребностям мигрантов и адаптировать их, но и в том, чтобы оградить Россию от экстремистских и радикально исламистских влияний как на наших граждан, так и на мигрантов. Мигрантская среда наиболее уязвима и сама по себе очень слабо может противостоять подобным влияниям. Необходимо дать возможность трудовым мигрантам реализовывать свои духовные и религиозные потребности и окормлять их духовно. Когда жалуются на то, что во время богослужений перекрываются дороги, затрудняется проезд, — это означает только одно: не хватает мест для молитвы. Нет возможности мусульманам-мигрантам прийти к духовным наставникам, посоветоваться с ними и решить важные для себя вопросы. Ведь мусульмане не пойдут в православную церковь. Вот они и ходят молиться ближе к мечети и вынуждены молиться даже на улицах и дорогах. Такими случаями пользуются, ведь ещё хуже, когда они приглашаются и молятся в неприспособленных местах: неизвестно, кто будет руководить молитвой и что будет проповедовать. А значит обеспечить мигрантов молельными домами в должном количестве – это не столько забота религиозных организаций, сколько государства и местных органов власти. Необходимо выяснить, где наиболее велика концентрация трудовых мигрантов мусульманского вероисповедания, и там, в «шаговой доступности», выделять молельные помещения. Чтобы не было массовых выездов через весь город, что отнимает много времени, создаёт неудобства на дорогах и вызывает раздражение местного населения. Я вовсе не призываю строить в Москве и других городах грандиозные мечети, но, если нам нужны трудовые мигранты и они у нас есть, обеспечение возможности удовлетворения их духовных потребностей становится и задачей властей.

Роль мусульманских священнослужителей может быть не только в духовном окормлении прихожан, но и в широкой просветительской и образовательной деятельности. В том числе и по обучению русскому языку, основам культуры и этики, правилам поведения, принятым в российском обществе. Поэтому и мусульманские священнослужители должны быть всесторонне и глубоко образованными людьми. Должны уметь работать со своими прихожанами и учитывать их особенности, в том числе и особенности мигрантов.

— Наверное, будет также необходимо обеспечить эти молельные дома должным количеством имамов?

— Несомненно. Это должны быть высококвалифицированные, подготовленные мусульманские священнослужители. И это очень важная задача для мусульманского духовенства, духовных управлений. Имамов для работы с трудовыми мигрантами надо тщательно готовить. Только тогда они смогут противостоять чуждой и враждебной по отношению к России пропаганде. Это должны быть квалифицированные проповедники, богословы, способные ответить на самые сложные и «каверзные» вопросы, грамотно все разъяснить и рассказать. Должны быть созданы условия для обучения и подготовки самих мусульманских священнослужителей в нашей стране и, если есть потребность, то и за рубежом.

— А как Вы относитесь к подготовке имамов за рубежом?

— Пришлось слышать массу нареканий в адрес наших мусульманских лидеров — за то, что отправляют молодежь, чуть ли ни детей, получать духовное образование за границу. Однако, если это известные авторитетные во всем мире мусульманские духовные образовательные учреждения, может быть, там и будут подготовлены для нас необходимые высокопрофессиональные кадры. Другой вопрос: какое они там получат влияние на свое, в том числе и религиозное, мировоззрение? Думаю, что, если это не какие-то «подпольные центры» террористической и шпионской подготовки, а действительно солидные, проверенные временем духовные учебные заведения, они дадут нам возможность подготовить высококвалифицированных специалистов, проповедников и богословов, которые нам так нужны сегодня. Они приедут — и будут служить России. Смогут противостоять той самой вражеской пропаганде, которую ведут квалифицированные, но враждебно настроенные по отношению к нашей стране, люди. Другой момент: предъявляя претензии духовным управлениям за то, что направляют студентов обучаться за рубеж, мы должны предъявить претензии и к себе и ко многим чиновникам, в том числе и самого высокого ранга, и всем жителям России, которые отправляют своих детей учиться за границу с целью получения соответствующего образования.

Почему здесь мы не говорим о «тлетворном влиянии Запада» и о том, что, когда эти молодые люди вернутся, они не будут патриотами России? Думаю, что претензии такого рода, прямо скажем, не совсем обоснованные. Речь идет о том, что, если пока еще у нас недостаточно духовных образовательных центров мирового уровня, есть необходимость отправлять студентов на обучение за границу. В соответствии с потребностью. Здесь и другой вопрос — создание в России необходимого количества мусульманских духовных учебных заведений. И речь идет именно об учебных заведениях самого высокого уровня. Здесь есть еще один очень важный момент: в этих учебных заведениях все должно быть направлено на воспитание у учащихся патриотизма, любви к нашей Родине. Это касается всех духовных образовательных учреждений — и мусульманских, и православных, и иных конфессий. Я абсолютно уверен, что наши мусульманские духовные лидеры, в том числе и муфтий Равиль Гайнутдин, всецело заинтересованы в том, чтобы Россия была процветающим государством, и все мусульмане, которые проживают здесь, были её патриотами.

— Что могут сделать мусульманские духовные лидеры и священнослужители, чтобы преодолеть напряженность в обществе, возникшую в связи с появлением большого количества трудовых мигрантов?

— Еще раз хочу вернуться к общественным слушаниям «Миграционные потоки на евразийском пространстве» 8 апреля, которые были инициированы мусульманскими священнослужителями, и к конференции «Перспективы социокультурной адаптации мигрантов в России» 9 апреля, проведенной в православном университете. Мое мнение — все официальные религиозные организации разных конфессий должны работать над вопросом адаптации мигрантов и интеграцией их в российскую среду. Это общая задача, и здесь делить нечего. Другое дело, что мусульманским духовным организациям легче работать со своими единоверцами, влиять на мигрантов-мусульман. Православным лидерам легче влиять на мигрантов православного вероисповедания. Но должна быть общая скоординированная работа и общая скоординированная цель, направленная на благо России и российского общества. Может быть, духовным лидерам стоит собраться и подумать над созданием такого совместного координирующего органа?

— С мусульманскими священнослужителями понятно. Одна из важнейших задач для них – вести работу по адаптации единоверцев-мигрантов, а что для снижения напряженности в нашем обществе может сделать православная церковь?

— Одна из важнейших задач православной церкви – снижение межнациональной напряженности. Раз потребность в трудовых мигрантах есть, и они работают и проживают у нас, то и население должно это понимать. Если мы говорим, что в России примерно 80% православных, то влияние православной церкви на умонастроения своей паствы очень велико. К сожалению, наше население, помимо своих социально-экономических проблем, влияющих на его отношение к мигрантам, не имеет достаточных познаний о роли трудовой миграции. Хотя бы в таких вопросах, что мигрант сегодня России нужен, что мигрант — это не враг, а тот человек, кто восполняет нехватку рабочих рук и приносит пользу нашей стране. Но такая работа практически не ведется, а только нагнетаются страсти. Церковь должна учить проявлять терпимость и терпение, тем более что это один из важнейших постулатов православной церкви. Если мы будем осознавать, что трудовой мигрант — это просто тот человек, который приехал к нам работать, и за это он получает зарплату, чтобы содержать семью, все станет на свои места. Нет души добрее и милостивее русской. Всё дело и беды в нелегальной миграции, которая и порождает весь негатив, и праздно шатается по городам и весям, и пополняет статистику преступлений, и вызывает обоснованное недовольство местного населения. Люди неработающие, неизвестно чем занимающиеся… Но это уже задача для государства и правоохранительных органов.

Хочу отметить, что российский народ всегда был очень толерантен. Именно благодаря этому около 200 наций и народов, населяющих Россию, смогли сохранить свой язык, культуру, традиции и духовность. Россия во все времена была многонациональной и многоконфессиональной державой. Россия — это единственное в мире государство, которое является федерацией по национальному признаку. Именно поэтому межнациональное и межконфессиональное согласие и гражданский мир являются для России краеугольным камнем дальнейшего развития. Здесь неимоверно важна роль общественных и религиозных организаций и их неустанное служение интересам всего общества и родине. Уверен, что исламское духовенство страны это прекрасно понимает, делает и будет делать всё для укрепления гражданского мира и благоденствия в России.

Беседовала Нина Зотова