СТОРОННИКИ ПУТИНА САМИ ВГОНЯЮТ ЕГО В ФОРМАТ КУЧМЫ И ШЕВАРДНАДЗЕ

СТОРОННИКИ ПУТИНА САМИ ВГОНЯЮТ ЕГО В ФОРМАТ КУЧМЫ И ШЕВАРДНАДЗЕНеточные оценки событий автоматически провоцируют неправильную реакцию на них, что в скором времени может сбросить всю ситуацию под откос.

Ещё раз, для Кургиняна и всех остальных: в России нет, и не может быть, цветных революций, так как новая Россия целых 20 лет живёт в условиях последствий первой и классической (со сменой госфлага) цветной революции на постсоветском пространстве, случившейся в Москве в 1991 году.

Поэтому, когда Кургинян с Дугиным истошно и нелепо кричат со сцены об «оранжевой угрозе», они подкладывают бомбу под самого Путина. Путин, оценивая текущую внутриполитическую обстановку в стране, как раз должен работать на том, что именно он вынужден десятилетиями зачищать последствия того «цветного» переворота, который был организован Ельциным, Немцовым и всеми их коллегами, пришедшими на этой «оранжевой» волне во власть в начале 90-х. Путина целенаправленно загоняют в формат Горбачёва, Кучмы и Шеварднадзе, и он сам послушно туда идёт.

На таком, идеологически точном, углу атаки можно было бы управлять ситуацией, а не запоздало реагировать на то, что предлагают радикальные либералы. Если говорить о деталях того, что было на Поклонной горе, одним из наиболее странных выступлений была речь Татьяны Тарасовой о том, как «все мы сегодня путешествуем по всему миру». Эта женщина митинги, часом, не перепутала? Если бы работяги с Поклонной разъезжали, как сама Тарасова, по всему миру, либеральных митингов не могло бы случиться в принципе.

Сам список спикеров с Поклонной поразил полным, почти трагическим, отсутствием понимания политического момента, который требует появления абсолютно новых лиц, чего, в свою очередь, требовал и сам Путин. Власть не может их привлечь только потому, что «ведь за это придётся платить какие-то деньги, которых у нас и так нет». Рынок всё убивает и здесь, регулируя всё сам.

Власть не смогла привлечь на свою сторону и русских националистов, которые – небывалый в истории человечества случай – митингуют вместе с теми, кто числится их кровным идеологическим врагом. Хотя, конечно, здесь надо делать большую скидку на то, что в России до сих пор, с далёкого 1986 года, так и не появилось привлекательных русских лидеров. Тем, что имеются в наличии – как раз самое место рядом с Немцовым. Для них в принципе открывался исторический шанс, временная щель, и они могли бы сориентироваться в обстановке точнее. Но они закрыли эту щель своими руками, и на этот раз навсегда.

Если бы Путин дал понять, что готов привлечь к совместной работе не националистов, но русский традиционализм (проведя соответствующую подготовительную работу), он обеспечил бы себе мощнейшую пропагандистскую пилораму, которая бы сама по себе распилила либералов и все их прекрасные начинания. А если бы он ещё и ввёл кого-то из них в Думу – тогда мог бы отдыхать, или ездить с делами по стране, выбросив из головы то, что происходит в Москве. Рогозин в качестве вице-премьера – в принципе не тот случай, не в той обстановке. К большому сожалению, весь ресурс Путина в этом перспективнейшем ключе – Проханов, которому больше подошло бы стоять рядом с Зюгановым, на красном фоне.

Путин должен понимать и то, что его сторонники с Поклонной горы (с административным ресурсом или без), которых либералы оперативно окрестили «анчоусами», могут куда-то прийти и постоять, но не смогут молниеносно отреагировать на события, которые возможны в Москве уже практически в любой момент. Для этого им потребуется время на организацию, на поиск автобусов и горячего чая т.п. А сторонники либералов – смогут. Поэтому главная оценка дальнейшего развития ситуации сделана самим либералами: накал возрастает.

О накале обстановки говорят даже не сами митинги. В последнюю неделю перед ними по всем главным СМИ косяком пошли политические передачи, переполненные нервными, истерическими криками, как с той, так и с другой стороны, и это было необычно. Здесь – предельное внимание: то же самое было зарегистрировано в 1988 году, когда через эти странные симптомы стало ясно даже самым тупым: очень скоро со страной случится что-то ужасное. Кажется, сейчас мы входим в тот же режим.

Власть проигрывает и потому, что не умеет врать – в частности, в том, что касается количества присутствующих на том или ином мероприятии. Либералы, в отличие от Кремля, действуют более прямолинейно: их уже не волнуют не только результаты голосования 4 марта, но и количество реально пришедших на протестные митинги. Полиция подробно считает по головам, а либералы сходу выдают в свои и чужие СМИ заранее установленную цифру: 120 000 человек. Таким образом, если на самом деле на мороз вышли те самые 30 000 – что, кстати, намного меньше акции на Сахарова, которая, по оценкам самих же либералов собрала 50 000 участников, – то заявленная новая ошеломляющая круглая сумма в 120 000 голов, решает все организационные и информационные проблемы.

Ещё раз повторюсь: Путин, если он хочет управлять до 2018 года, должен в ручном режиме, не полагаясь ни на какие стомиллионные митинги, регулировать на ситуацию, понимать её, точно оценивать. Возможно, ему нужен некий теневой экспертный кабинет, как это было в своё время у Маргарет Тэтчер. Но полагаться на шаблонные, чиновничьи схемы (митингом на митинг, и какой молодец Володин в отличие от Суркова) – для него теперь смертельно опасно.