А В ИТОГЕ БУДЕТ ВСЕ ОДНО…

А В ИТОГЕ БУДЕТ ВСЕ ОДНО...Почему политическая напряженность в России будет усиливаться в апреле?

Для начала – серия из двух английских анекдотов. Можно сказать, – диптих, картина в двух частях.

Лорд британского парламента просыпается необычайно для него рано из-за сильного шума за окнами своего лондонского особняка. Стремясь поскорее выяснить причину столь раннего для аристократического района Белгравия (или Вулидж, какая разница?) уличного шума, он вызывает своего дворецкого:
– Что за шум на улице?
– Гей-парад, сэр.
– И чего они хотят?
– Они хотят привлечь внимание общественности к социальным проблемам сексуальных меньшинств в Великобритании, сэр.
– Да их же никто у нас в старой доброй Англии не преследует. Они могут свободно собираться в своих гей-клубах, могут свободно проповедовать свою однополую любовь, выставлять напоказ свои эстетические ценности, заключать однополые браки!
– Именно так, сэр.
– Но тогда чего они шумят?
– П…сты, сэр…

День спустя. Стереотипное лондонское туманное утро. Все тот же аристократический район, все тот же шум на улице, все те же лорд и дворецкий.
– Что за шум на улице?
– Митинг проституток, сэр.
– Что, в Англии перевелись джентльмены?
– Это невозможно, сэр.
– Но тогда чего они шумят?
– Б…ди, сэр…

Я не случайно вынес этот анекдот-диптих в начало статьи, ибо в российском политическом мейнстриме сегодня есть определенный процент людей, которых бы три четверти века назад обязательно обвинили в троцкизме, – сторонников так называемой «перманентной революции», которым все равно, против кого бунтовать. Эти люди, обычно деятельные, но интеллектуально недалекие, легко поддаются влиянию радикальных идеологов и готовы нередко бескорыстно служить реализации, нет, не идеи, а честолюбивых планов ее создателей. Хрестоматийным типом такого перманентного революционера был Эрнесто Че Гевара, воевавший за идеалы «мировой революции» сначала на Кубе, а затем в иных странах Латинской Америки, пока его, как лидера международных террористов, не убил полицейский из глухой боливийской деревни. Таким же, или приблизительно таким, психотипом обладал создатель Аль-Кайеды, ныне покойный (?) Осама бен-Ладен, а также ставший вдруг широко известным норвежский террорист-психопат Андреас Беринг Брейвик. Подобные психопатические черты патологического мессианства можно проследить и у отдельных представителей нынешней отечественной так называемой «несистемной» оппозиции, для которых нет разницы в том, против кого или чего протестовать и бунтовать, лишь бы получить свои психические трансакции (адреналин, драйв, экстрим), а вместе с ними – малую толику денег, не облагаемую при этом налогами.

Не нужно быть особо интеллектуально развитым человеком, чтобы отдавать себе отчет в том, что все протестные настроения в российском обществе если не формируются, то подогреваются искусственно. Так было всегда. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить только один пример из сравнительно недавней отечественной истории – череды событий, предшествовавших Октябрьскому большевистскому перевороту 1917 года. Об этом не любят говорить публично, но боевики с московской «Красной Пресни» в 1905 году, которых затем в учебниках советской истории патетически стали именовать «рабочими-дружинниками», были вооружены отнюдь не отечественными винтовками системы С.И. Мосина, или иным табельным оружием российской армии, жандармерии или полиции, а японскими винтовками «Арисака», которые контрабандно переправлял в Россию через Швецию социалист-революционер Борис Савинков (об этом в его мемуарах есть отдельная глава). Поэтому с формально-правовой точки зрения в антигосударственных действиях Владимира Ульянова (Ленина) и Бориса Савинкова, с одной стороны, и Джохара Дудаева и Доку Умарова, с другой стороны, нет принципиальной разницы. Да, у них были разные геополитические хозяева, но суть и содержание их экстремистской и террористической деятельности от этого не меняется.

Следовательно, мы можем вполне определенно сделать вывод о том, что все внутриполитические потрясения в России на протяжении последних более чем ста лет были инспирированы вмешательством извне. Общероссийский мятеж 1905-1907 г.г. совершался на английские и японские деньги и японским же оружием, большевистский переворот 1917 года – на германские деньги и германским же оружием (иначе откуда у красных чекистов в 1918 году на вооружении могло оказаться столько новеньких «маузеров» отнюдь не лицензионного производства?). Августовский переворот 1991 года также совершился не без идеологического и технического содействия со стороны военно-политических противников Советского Союза.

Итак, логика развития событий показывает, что на протяжении последнего столетия Россия постоянно становилась объектом чуждого, и даже враждебного ей, внешнего воздействия. Собственно, этому не следует удивляться, если учитывать, какими природными богатствами она располагает. Россия была и остается не только военно-политическим противником, но и экономическим и идеологическим конкурентом западного мира, и даже если это по соображениям пресловутой «политкорректности» не озвучивается публично, то подразумевается подспудно. И наивно полагать, что Дюпоны, Рокфеллеры или Морганы с распростертыми объятиями сегодня допустят к себе за один стол Абрамовича, Дерипаску, Вексельберга, Потанина или Прохорова. Для клана владельцев транснациональных корпораций все наши доморощенные российские олигархи – выскочки, своего рода фирмы-«однодневки», не имеющие вековой деловой репутации. Именно поэтому отечественные нувориши, обогатившиеся во время «дикой приватизации», объективно не способны защитить национальные интересы России на глобальном международном экономическом рынке. И сделать это в условиях отсутствия наследственно стабильного российского бизнеса сейчас может только сильное и стабильное государство, которое у большинства наших сограждан связывается в перечне претендентов на президентское кресло с фамилией Владимира Путина.

Именно это, и никакое иное, обстоятельство является объяснением политической активности российской «несистемной» оппозиции, требующей на протяжении последних трех месяцев радикальных перемен, и в первую очередь – отстранения от власти и возможности влияния на власть именно Владимира Путина как политического лидера, как харизматической личности, как человека. В нынешних условиях вся деятельность «несистемной» оппозиции направлена не на противодействие власти как таковой (ибо без наличия в стране сколько-нибудь организованной власти митингово-криминальная анархия утопит в крови эту самую оппозицию, а ей перспектива превратиться в скопище камикадзе отнюдь не светит), а против личности одного человека – нынешнего премьер-министра и кандидата в президенты Владимира Путина. Именно поэтому он становится фигурой трагической, своего рода агнцем на заклании, которого в любом случае будут огульно и без всяких аргументов обвинять во всех земных и смертных грехах, которые он совершил и не совершал. Россия без Путина – вот основная стратегическая задача тех сил внутри нашей страны, которые честно отрабатывают деньги, спонсируемые извне в угоду обеспечения геополитических и экономических группировок транснациональных монополий, для которых российские олигархи являются «кухаркиными детьми», место которым – на скотном дворе мировой политики и экономики.

Наивно полагать, что цинично-практичный американский истеблишмент не заинтересован в смене внутри- и внешнеполитического курса Российской Федерации, а самым удобным моментом для его поворота являются именно президентские выборы 4 марта 2012 года и период до инаугурации вновь избранного президента страны 7 мая. Зарубежные и отечественные СМИ довольно-таки часто и достаточно подробно описывают схемы финансирования со стороны правительственных структур США оппозиционных «блоггеров и интернет-активистов» в различных странах, которые могут составить им потенциальную военно-политическую или экономическую конкуренцию. Не будем лишний раз подробно расписывать, как Агентство США по международному развитию (USAID) переводит часть полученных от Государственного департамента Соединенных Штатов средств в качестве грантов на расчетные счета американских неправительственных организаций рангом пониже, таких как «Международный республиканский институт» (International Republican Institute, IRI) и «Национальный демократический институт» (National Democratic Institute, NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде «пожертвований» аффилированным неправительственным организациям за рубежами Северной Америки. Скучно в очередной раз повторять азбучно-прописные истины, которые, однако, не утрачивают своей непреходящей ценности.

Поэтому всем нам нужно отдавать себе отчет в том, что улично-митинговые страсти и интернет-вакханалия по поводу результатов президентских выборов в России начнутся, как минимум, в ночь на 5 марта и продлятся не менее двух месяцев – до дня инаугурации нового российского президента, которым, скорее всего, вновь станет Владимир Путин. При этом интенсивность инспирированных протестов будет поэтапно возрастать и достигнет своего апогея к маю, пока основная масса обывателей не уедет на дачи. Главной задачей подстегиваемой извне истерии станет срыв всеми находящимися в формальных рамках закона средствами акта повторного вступления в должность президента страны Владимира Путина. Поэтому грядущая весна в России обещает быть жаркой…

Завершить свой анализ предвыборной ситуации в России хотелось бы следующим логическим силлогизмом. Если «несистемная» оппозиция в России существует, значит, ее кто-то «кормит». И если она сыта, то будет действовать в любом случае, и так, как ей укажет кормящая рука. А рука уже указала направление – «Россия без Путина». Поэтому она будет отрабатывать свой хлеб, масло и икру, невзирая ни на какие доводы здравого смысла, факты и объективные свидетельства.

Почему? Об этом – в начале статьи.

P.S. Напоследок – одна маленькая ремарка. В романе Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» один из персонажей, трактирщик Палевиц, отвечая на вопросы полицейского шпика, помнится, невозмутимо повторял: «А в итоге будет все одно – дерьмо».

Олег Кузнецов, политический аналитик