МЫ ГОВОРИМ «НЕТ» РАКЕТНО-БОМБОВОЙ «ДЕМОКРАТИИ»

МЫ ГОВОРИМ "НЕТ" РАКЕТНО-БОМБОВОЙ "ДЕМОКРАТИИ"Союн Садыков, президент Центра моделирования стратегического развития, доверенное лицо Владимира Путина

Сегодня мы живем в новом, по сути, мире, в котором возникают все новые и новые вызовы, и от того, насколько адекватно наше руководство будет это понимать, зависит очень многое. Сегодня нельзя жить изолированно от других стран, с другой стороны, такая страна, как Россия, не может не иметь своего видения мировой ситуации, с которым не считались бы крупнейшие державы мира.

Россия сегодня — одна из немногих стран мира, которая имеет свою позицию, отстаивает ее на мировой арене и активно выступает против тех, кто стремится дестабилизировать мир. Мы не можем мириться с тем, что, оправдываясь гуманитарными целями, всему миру, и России в том числе, продолжают навязывать идею однополярного мира. И очень важно, что Владимир Путин в своей статье четко формулирует свою позицию по отношению к так называемой «ракетно-бомбовой демократии», подчеркивая, что прежде всего США пытается «обеспечить себе абсолютную неуязвимость, что нереализуемо, так как абсолютная неуязвимость для одного означала бы абсолютную уязвимость для всех остальных». Позиция кандидата в президенты совершенно созвучна с моей позицией — такая установка со стороны НАТО и США чревата серьезными угрозами.

Доказательством этого служит «арабская весна», которая провозглашалась и продолжает провозглашаться демократическими преобразованиями, а на самом деле означает военное вмешательство во внутренние дела ряда стран и передел внутренних рынков этих стран. Конечно, очень важно, чтобы в нашей стране не случилось подобия «арабской весны». Для нас очень важно не только провести спокойно выборы, но и не допустить дестабилизации ситуации после выборов. Те, кто уже сегодня собирается на улицы и площади столицы после выборов, те, кто сегодня ставит под сомнение результаты еще не прошедших выборов, должны всерьез задуматься над тем, к чему это может привести. Из прошедших событий необходимо извлекать уроки, а не повторять ошибки других, и тем более не дестабилизировать и не раскачивать обстановку в стране. К сожалению, гражданское общество не только у нас в стране, но и во всем мире пока еще очень плохо учится на ошибках прошлого. А в мире уже общественное мнение активно готовят к возможному противостоянию с Ираном. В такой ситуации Россия должна вести взвешенную внешнюю политику и всячески способствовать тому, чтобы подобного рода конфликты решались исключительно мирным путем.

По-моему, вполне правомерен акцент на сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего, с Китаем. Хотя я считаю, что здесь присутствует излишний оптимизм, когда речь идет об использовании китайского потенциала в целях хозяйственного подъема Сибири и Дальнего Востока. Китай действительно не дает повода говорить о претензиях на доминирование в мировом масштабе, однако возрастание влияния китайского фактора, в том числе на приграничные территории России, очевидно, и это следует серьезно изучать и учитывать. Я согласен с тем, что процветающий и стабильный Китай нужен России, а вот будет ли нужна Китаю процветающая и сильная Россия, зависит от того, какую внешнюю политику мы будем проводить и каким образом будем выстраивать наше экономическое взаимодействие. То же касается и другого азиатского гиганта – Индии.

Что касается Европы, то здесь — явная необходимость новых подходов и более глубокого сотрудничества. В частности, формирование широкой зоны торговли, расширение экономической интеграции, в том числе в сфере энергетики. Этому во многом будет способствовать строительство новых газопроводов — «Северного потока» и «Южного потока». Эти проекты создают беспрецедентные возможности для дальнейшего сотрудничества, особенно в свете ограничений на ядерную энергетику, принятых рядом европейских государств.

И отдельно хотелось бы остановиться на присоединении России к ВТО. В результате многолетних переговоров Россия добилась для себя достаточно благоприятных условий, позволяющих максимально обеспечить интересы российских промышленных и сельскохозяйственных производителей. Также я расцениваю предстоящую конкуренцию как исключительно благоприятный фактор. Без серьезной конкуренции мы никогда не научимся работать с учетом мировых требований. Только тогда, когда мы научимся выпускать конкурентоспособную продукцию, с Россией начнут всерьез считаться на мировом уровне. Искусственное ограничение конкурентной борьбы за счет усилий государства – путь в никуда. В этой связи вряд ли нам следует одновременно хвататься за все. Нужно взвесить свои силы и возможности, выбрать приоритеты и всерьез работать над тем, чтобы именно эта продукция стала для страны показателем уровня развития и наших возможностей.

Также важно всерьез работать над улучшением инвестиционной привлекательности страны. Мы много говорим на эту тему, но не делаем самого главного – не устанавливаем стабильные и четкие правила игры для инвестора. И пока в мире не будет уверенности в стабильности правил инвестирования в российскую экономику, никакой серьезный инвестор не пойдет на российский рынок. Сегодня на нашем рынке интересно спекулировать, а не вкладываться в долгосрочные проекты. Еще один момент в данном направлении – лет пять назад перед Министерством иностранных дел была поставлена задача активно работать на повышение имиджа и инвестиционной привлекательности России. Но информация о том, какая работа здесь была проведена и каких результатов удалось достичь, практически отсутствует, поэтому и складывается впечатление, что этот аспект работы наших внешнеполитических и внешнеэкономических ведомств не особенно результативен.

И последнее — успехи России на мировой арене во многом будут предопределяться стабильностью внутри страны. Поэтому все мы должны быть заинтересованы в том, чтобы максимально открыто прошли выборы президента и как можно скорее мы вошли в обычный рабочий режим созидания, потому что именно от того, насколько активно и продуктивно мы будем созидать, зависит наше будущее.