Рауф Расулзаде: У меня три родины — СССР, Азербайджан и Россия

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия

Архитектор Рауф Расулзаде в эксклюзивном интервью ИАП AZERROS рассказал о своем жизненном пути, близких друзьях, достижениях и успехах на профессиональном поприще. (1-ая часть)

Рауф Мамедович, расскажите, пожалуйста, о себе, о профессиональном пути, связях с Азербайджаном, друзьях в Баку и Москве, с которыми Вы шли по жизни, впечатления последних лет о Баку. Читателям нашего сайта интересно узнать о Вас. Вы, как выходец из Азербайджана, являетесь частью азербайджанской диаспоры в Москве.

— У меня две родины — Азербайджан и Россия, потому что из 80-ти с лишним лет жизни более 51 года я прожил в Москве. Вернее сказать — три родины. Первой был, все же, СССР. В моем представлении понятие «Родина» значительно шире, чем только место рождения или проживания.

Родился в 1933 году в Баку, окончил известную в городе русскоязычную школу № 6, получив среднее образование на основе советских стандартов обучения, изучая великую русскую литературу и искусство. Через знание русского языка имел возможность знакомиться с переводами образцов мировой литературы, культурой и техническим прогрессом в стране и за рубежом.

В нашей школе (в ней тогда учился младший сын руководителя республики — М.А. Багирова) преподавали лучшие учителя города. Помимо обучения различным предметам, они привили нам чувства преданности и любви к Родине, толерантности и интернационализма, соблюдение в своей последующей жизни принципа — интересы Родины и государства выше личных.

Я думаю, в Советском Союзе большинство молодежи воспитывалось в таком духе. К сожалению, с распадом СССР, резкими изменениями в экономических основах страны в скором времени многие, наблюдая яркие факты «успехов» людей противоположной морали, разуверились в правильности своих принципов. Разрушается все значительно быстрее, чем создается. Люди во многом изменились. Но есть тяга к законности и справедливости, заметна тенденция к росту патриотизма и гордости за страну у молодого поколения как в России, так, я думаю, и в Азербайджане. Уместно будет сказать, что мощнейшим стимулятором в этом для россиян явилось успешное проведение в Сочи эмоциональнейшего мероприятия всемирного значения, каким явились зимние ХХII Олимпийские игры, а для жителей Азербайджана — «Конкурс песни Евровидения», проведенный в Баку в 2012 году.

В довоенные и, особенно, послевоенные годы в Баку было престижно и «модно» определять детей — азербайджанцев учиться в русскоязычную школу и даже переводить их из начальных классов азербайджанских в русские школы. Нам тогда казалось, что по крайней мере в центральном районе города русских школ было значительно больше, чем на родном языке. Кроме того, Баку по составу населения, в силу многих причин в значительной степени был многонациональным городом.

В ряде известных ВУЗов города обучение также проходило на русском языке по вполне понятным причинам. Техническая терминология и учебники по основным техническим предметам в то время были только на русском языке. Безусловно, это имело колоссальное положительное значение в деле развития новой интеллигенции в Азербайджане. Вместе с тем имел место некоторый отток талантливой молодежи от развития традиционной национальной культуры.

Приятно сознавать, что Шестую школу позднее окончил Президент Азербайджана Ильхам Гейдарович Алиев, по инициативе и усилиям которого было заново так прекрасно перестроено здание родной школы.

Я испытал огромное удовлетворение, когда случайно по Интернету в Москве посмотрел запись торжественного открытия учебного года в обновленной шестой школе с участием Президента Азербайджана. Емкая речь И.Г.Алиева на родном языке без бумажки на этом мероприятии по содержанию, интонации, эмоциональному настрою была просто образцом ораторского искусства.

Кроме прекрасных юношеских лет, проведенных в этом школьном дворе, у меня сохранилось в памяти еще одна очень яркая картина этой небольшой территории, эмоционально окрашенная событием печального содержания. Дело в том, что со двора этой школы в июле-августе 1941 года я, семилетним мальчишкой, провожал отца в ряды Советской Армии, так как в здании школы был один из мобилизационных пунктов города. Картина очень напоминала кадры проводов на фронт из фильма «Летят журавли». Отца призвали в армию с работы в Хозфинсекторе аппарата ЦК компартии Азербайджана, куда он был направлен в 1940 году. До этого, с 14 лет, в течении 20 годов, он проработал на Текстильном комбинате им. В.И.Ленина в «Белом городе» Баку и дорос до главного бухгалтера комбината. Отец пропал без вести на фронте в начале 1944 года при форсировании реки Днепр. Хотя картину проводов отца в армию я назвал печальной, в тот момент я испытывал гордость за отца, за то, что он уходит защищать Родину от врага.

Воспитанный на русской культуре, я сожалею, что недостаточно хорошо знаю азербайджанскую литературу и литературный, светский язык, разговаривая лишь на бытовом уровне, но прекрасно воспринимаю любую азербайджанскую музыку, от мугамов в симфоническом исполнении или традиционно в исполнении трио национальных народных инструментов, с пением ашугов; прекрасных опер Узеира Гаджибекова, других всемирно известных произведений азербайджанских композиторов, эстрадных песен, джазовых композиций до мейхана «давай до свидания», получившей вдруг взрывную популярность у россиян. В детстве хорошо разбирался в пластинках, не умея еще читать, мог найти любую из стопки, позднее любил исполнение Бюль-бюля — старшего и Хана Шушинского. Я глубоко уважаю многие национальные традиции азербайджанского народа и большой патриот своей Родины.

То же самое я могу сказать в отношении России и российского народа. Здесь уместно выразить мою искреннюю признательность русской москвичке — Оксане Булановой, написавшей прекрасную книгу «Азербайджан: культура, традиции, люди». Она очень интересна даже мне, азербайджанцу.

Так что, будучи патриотом Азербайджана и России, вместе с друзьями в Москве и Баку, переживал трудное и трагичное время, с событиями конца 80-х и 90 -х годов, и с восторгом наблюдал процесс возрождения стабильности и порядка во многих сферах жизни этих стран. Проблемы, безусловно, сохраняются. А где их нет? Но тенденции, вектор развития, как принято сегодня говорить, обнадеживают в плане цивилизованного будущего обеих стран.

Особенно это убедительно и ярко проявляется в значительном обновлении облика города Баку. Оно заключается в разумной градостроительной реконструкции, больших объемах и темпах жилищно-гражданского и общественного строительства, реставрации и облицовки зданий, благоустройства улиц, площадей, больших общественных пространств. Появились интереснейшие объекты современной архитектуры мирового уровня. Мне представляется стратегически совершенно оправданным большое внимание к облику, инфраструктуре, условиям проживания в столице и других городах республики не только с точки зрения социальных интересов жителей, но и возрастания «имиджа» городов, что, как известно, очень важно для привлечения инвестиций в развитии страны. Подобное происходит и в Москве и в России в целом. Взять хотя бы пример Сочи, у которого, несомненно, значительно возрастет после зимней Олимпиады уровень привлекательности.

Осенью 2012 года, по прошествии конкурса Евровидения, я приехал в Баку и оказался на участке далеко продленного в сторону старого района «Баилово», знаменитого бакинского бульвара. Здесь красовались, выдвинутый в море, «Хрустальный дворец», а недалеко еще более величественно — торжественная площадка с флагштоком «Флага Республики». Мне на месте рассказали, как тщательно и скрупулезно, с неоднократными облетами вертолета, с руководством республики на борту, определялась точка расположения этой многозначительной вертикали в силуэте и панораме города. Как архитектору и патриоту города, было приятно видеть воплощение, наконец, наших студенческих мечтаний и помыслов о реализации некоторых элементов огромного градостроительного потенциала, заложенного в природном окружении и рельефе города.

Мои связи с Азербайджаном были более интенсивными в молодые годы, со временем они стали эпизодическими. Естественно, они осуществлялись через моих школьных и студенческих друзей и товарищей, родственников, которых все меньше и меньше. Время и природа безжалостно следуют своим неумолимым законам.

К большому счастью имею возможность изредка общаться с одним из моих лучших и близких друзей — Расимом Алиевым, известным архитектором, автором многих значительных объектов в столице и других городах, многранным человеком и очень тонким художником, со своеобразной и смелой манерой акварельной живописи. Еще студентами мы восхищались его сочными и красочными натюрмортами и пейзажами. Некоторый период в своей карьере Расим Гасанович занимал пост Главного архитектора г.Баку. Мы вместе окончили шестую школу и архитектурное отделение строительного факультета Азербайджанского политехнического института в 1958 году.

В Баку, если с кем-то дружишь, то, непременно, часто бываешь в его семье. Не могу не вспомнить родителей Расима — Гасана Алиевича и Зяргялям ханум. Отец, известный в республике и за ее пределами ученый-почвовед, изучивший и описавший чуть ли не все виды почв Азербайджана, большой любитель, популяризатор ярких образцов природы, активный борец за ее охрану, сторонник взглядов многогранного влияния природы на человека. Академик, ученый секретарь АН Азербайджана при этом был очень теплым и общительным человеком. Надолго запомнился, казалось бы, незначительный поступок родителей Расима. Во время студенческих военных сборов в институте в походную палатку в степи входит Расим с посылкой для меня. Оказалось, его родители сообщили моей матери, что собираются поехать к сыну, и когда она поделилась желанием написать мне, заехали к моей матери за письмом и гостинцами. Маленький пример человечности и интеллигентности. Солдаты-студенты объелись в этот день сгущенкой от мамы и другими вкусными гостинцами от родителей Расима.

И в школе, и на факультете в институте, мы учились с другим известным в республике человеком — Кямраном Багировым — бывшим (в период работы Г.А. Алиева в руководстве советской страны) — Первым секретарем ЦК компартии Азербайджана. Неоднократно встречался с ним в его служебных кабинетах, и в г.Сумгаите, и г. Баку в ЦК компартии, и даже в Москве в период его учебы в Высшей партийной школе. В то время я уже много лет жил и работал в Москве, о чем расскажу позже. К.Багиров был близок к тому, чтобы резко изменить мою судьбу, предлагая мне сначала должность Главного архитектора г.Сумгаита, а потом директора проектного института «Азгипросельстрой» в Баку. Не могу сейчас объяснить, почему я не принял эти предложения. Ведь из-за того, что моя мать, будучи уже в возрасте, отказывалась переезжать на жительство в Москву, у меня возникали мысли о возвращении в Баку. Но не случилось.
Также хочу поделиться своими воспоминаниями о моих близких друзьях, через которых поддерживалась связь с Азербайджаном во время моей долгой жизни в Москве.

Моими хорошими и близкими были однокурсники — архитекторы, к сожалению, ныне покойные Александр Путников, Руфат Шарифов, Тофик Ибрагимов, Эмик Алиев. Все они состоялись как специалисты и личности, происходили из интеллигентных семей. Руфат и Тофик были директорами проектных организаций. Эмик Алиев немало лет возглавлял Союз архитекторов Азербайджана. Руфат обладал писательскими способностями, изредка печатался в русскоязычном журнале «Литературный Азербайджан». Его отец во время войны был послом или руководящим работником посольства Советского Союза в Иране, а потом долгие годы директором Сумгаитского аллюминиевого комбината. Тофик рос в семье министра сельского хозяйства республики. Слава богу, здравствующий ныне, мой однокурсник Акиф Касумов, окончив среднюю школу в Акстафинском районе, поначалу плохо зная в русский язык, но благодаря своему упорству в учебе получил высшее образование и диплом архитектора, потом поступил в аспирантуру в Москве, защитил кандидатскую диссертацию и вскоре стал директором Бакинского филиала Всесоюзного зонального научно-исследовательского и экспериментального института — ТбилЗНИЭП. Направления института и названия со временем менялись, а А.Касумов оставался бессменным директором. Некоторое время мы с ним жили в одном аспирантском общежитии Госстроя СССР в Москве. Очень теплый и безотказный к любым просьбам человек.

Александр Путников в конце 90-х по семейным обстоятельствам переехал в Москву. Работая в Баку больше дизайнером, он возглавлял оформление значительного количества зарубежных выставок достижений Азербайджанской Республики в промышленном и сельскохозяйственном производстве, а также в области развития национальной культуры. А. Путников был и великолепным живописцем, страстно и беззаветно любил Баку, особенно памятники архитектуры, виды старого города — «Ичери шахяр», которые с любовью отобразил в своих акварельных работах. Мне посчастливилось открывать выставку его живописных работ, организованную в Доме архитекторов в Москве и собравшую весьма значительную аудиторию поклонников его таланта. Мне довелось побывать с ним в Италии, в г. Риме. Вот уже шесть лет, как его нет с нами, но память о нем также красочна, как и его работы. Поддерживаю теплые и дружеские отношения с его прекрасной супругой, красивой и умной, я бы сказал мудрой, мужественной и твердой по характеру женщиной, на долю которой выпали тяжелые испытания. Нелли Путникову знаю с детства, потому что она училась в школе и дружила с моей младшей сестрой.

В Москве в настоящее время встречаюсь с еще несколькими школьными и студенческими друзьями — Агаларом, Германом. Гариком и Александром. А.Гаджикасумов — доктор геолого-минералогических наук, профессор, почетный нефтяник. Он порядка 20-ти лет был проректором Азербайджанского института нефти и химии (б.АзИИ), работал за границей, а сейчас преподает в Московском нефтяном институте им. Губкина. В бытность его проректором АзИИ, откликнулся на мою просьбу и помог моей старшей сестре, которая работала на одной из кафедр института. Его брат Онегин Гаджикасимов, известный в советское время поэт-песенник, на слова которого звучало много популярных песен.

Герман Зачинский, офицер военно-морского флота, после школы окончил в Баку Высшее военно-морское училище на Зыхе, служил на флоте, бороздил моря. Списавшись в гражданку, нашел в себе силы и мужество получить второе, высшее образование. Окончив Московский энергетический институт, он проработал за границей. В настоящее время его периодически приглашают преподавать на курсах повышения квалификации работников энергетического хозяйства Москвы. Пишет изумительные стихи, но печататься не хочет. Совершенно не современная скромность, не думаю, что она его украшает. Другой Гарик — доктор архитектуры, член-корреспондент Академии архитектуры и строительных наук, преподаватель вуза. Александр — прекрасный дизайнер и музыкант, мастер очень оригинальных, красочных коллажей и своеобразных коротких рассказов на самые разные темы, изданных небольшими тиражами.

Еще несколько лет тому назад в Москве проживали около пятнадцати человек — архитекторов, которых я знал и которые окончили АзПИ до меня, в один год со мной и через год после меня. Это Валентина Расулзаде, Римма Ованесова, Лиля Карась, Алла Первердян, Нателла Новрузова, Ирина Азар, Ирина Микаэлян, Лена Копелевич, Гарик Малаян, Александр Путников, Александр Мюлькиянц, Лева Погосов, Сабир Исмайлов, Октай Бабаев, Фикрат Алиев, Абдулла Ахмедов и Мухтар Иманов. Среди них академики, кандидаты и доктора архитектуры, проектировщики, научные работники, дизайнеры, преподаватели вузов, авторы книг по градостроительству и просто интересных рассказов, в том числе и о годах жизни в Баку и бакинцах. Не все, к сожалению, дожили до наших дней. Мы встречаемся редко, только по каким-либо знаменательным, радостным или, к сожалению, печальным событиям.

— Рауф Мамедович, давайте все-таки вернемся к рассказу о Вашем профессиональном пути. Как Вы оказались в Москве?

— Окончив институт, стал работать старшим архитектором, руководителем группы архитекторов (а сначала, для того, чтобы платить более повышенную зарплату молодому специалисту, руководство оформило меня начальником технического кабинета) в Бакинском отделении Всесоюзного института «Гипроспиртвино». Хочу сразу предупредить, что никаких графинов с вином и бутылок со спиртом на столах в подразделениях отделения не стояло. Может быть для того, чтобы так не думали, в скором времени, нас перевели в состав Азербайджанского Государственного института промышленного проектирования «Азгоспромпроект». Стал заниматься генеральными планами и объектами поселков агропромышленных объединений в сфере производства продукции виноградарства и виноделия, технических культур. В этих населенных пунктах проживали семьи работников плантаций виноградников и винзавода, чайных или хлопковых плантаций и чаеобрабатывающих и чаеразвесочных фабрик или хлопкозаводов.

В этот период у меня появилась тяга к определению взаимосвязей и познанию закономерностей в сферах своей деятельности, т.е. к научной работе. Осенью 1962 г. я поступил в аспирантуру Института теории и истории архитектуры Академии наук Азербайджанской ССР. В связи с тем, что руководство предложенной темой диссертации могло осуществляться только в Москве, я с разрешения АН Азербайджана перевелся в аспирантуру Научной части Всесоюзного Государственного института «Гипрониисельхоз». С начала 1964 года меня зачислили в указанную аспирантуру. Комплекс зданий Научной части «Гипрониисельхоза» с экспериментальной базой находился в Подмосковье, в 40 км от Москвы, в знаменитом на всю страну г. Апрелевке, где выпускались грампластинки фирмы «Мелодия».

Здесь пора уже сказать, что перед самым отъездом в Москву, я с Валентиной Михайловной Чечкиной, тоже архитектором, окончившей наш институт на год позже меня и одновременно со мной поступившей в аспирантуру Московского научно-исследовательского института теории и истории архитектуры, сыграли в Баку скромную свадьбу и на следующий день уехали с двумя небольшими чемоданами на учебу в аспирантуру.

Сначала мы жили в аспирантском общежитии Госстроя СССР в Москве, занимаясь в библиотеках, особенно в Ленинской, затем в комнате в общежитии квартирного типа в Апрелевке, так как по окончании аспирантуры нас распределили в научную часть «Гипрониисельхоза» и назначили на должности старших научных сотрудников.

Через полгода у нас родилась дочь и мы получили в Апрелевке отдельную двухкомнатную квартиру. Оклады научных сотрудников, до защиты диссертации и утверждения звания кандидата наук, были низкими. Пустая квартира и рождение ребенка потребовали финансовых средств. Помочь нам было некому. Поэтому я вынужден был отложить работу над диссертацией и согласиться принять поступившее предложение — занять должность помощника замминистра, вновь образованного Министерства сельского строительства СССР в Москве. Размер предложенного мне оклада был равноценным тому, который я стал бы получать после защиты и утверждения диссертации. Как известно, на это уходили годы. А дочка не могла ждать. Так я стал работать в Москве с весны 1967 и до весны 2011 годов на различных должностях, то есть в течении 44 лет, а с учетом уже имевшегося стажа 9 лет, включая только учебу в аспирантуре — 53 года общего стажа, без 6 лет архитектурного образования. Аж самому удивительно, как быстро может бежать время, когда интенсивно работаешь, но еще оказалось быстрее, когда уже не работаешь, на пенсии, в пожилом возрасте. Где-то прочитал: … «Жизнь коротка, она длинна только для праздных людей».

(Продолжение следует)

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 1. Первый эскизный проект малоэтажного дома в Ордубаде (Азербайджан)

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 2. На военных сборах студентов в Азербайджане — 1953 г.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 3. В Доме архитектора с Эмиком Алиевым и Тамерланом Бадаловым перед макетом кинотеатра Россия на Пушкинской площади — 1957 год

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 4. На защите диплома архитектора в АЗПИ — 1958 г.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 5. На научно-техническом совете Азербайджанского Политехнического института в Баку — 1956-57 гг.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 6. В творческой поездке в Болгарии в качестве руководителя группы главных архитекторов областей и городов России от Союза архитекторов СССР — 1976 год

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 7. Встреча выпускников бакинской школы № 6 в Москве со своим любимым физоргом Леонидом Юрфельдом

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 8. Рауф Расулзаде перед отъездом в Москву — 1962 г.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 9. На площади Св. Петра в Ватикане с близким другом и архитектором Александром Путниковым — 2007 г.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 10. В Азербайджане, Мардакянах, в гостях у племянника Ага Рустамзаде — 2012 г.

Рауф Расулзаде: У меня три родины - СССР, Азербайджан и Россия 11. С Тамиллой Шихмамедовой в офисе ФНКА АзерРос — 2014 г.