«ВОРОН» НА КРЫШЕ

«ВОРОН» НА КРЫШЕ К. Гоцци. «Ворон»
Принц Дженнаро — Глеб Иванов

В столице с успехом идет премьера спектакля «Ворон» Московского театра «А.Р.Т.О.»

В Москве, на Сретенском бульваре уютно расположился театр «А.Р.Т.О.» (актерское режиссерское театральное общество). Режиссер Николай Рощин и его творческая группа создали любопытнейший спектакль «Ворон» по одноименной пьесе Карло Гоцци. Когда итальянский драматург 18 века написал свою пьесу, он счел необходимым дать к ней преамбулу: «Я высказал утверждение, что глупый, неправдоподобный, ребяческий сюжет, разработанный с искусством, изяществом и должной обстановочностью, может захватить души зрителей, заставить их внимательно слушать и даже способен растрогать до слез». Все так! Зрители, сидевшие по периметру небольшого зала, именно внимали происходящему – не только характерному для Гоцци забавно-карнавальному, но ставшему в руках режиссера абсурдно-парадоксальному. Режиссура Рощина как раз разработана с искусством, изяществом и должной обстановочностью.

«ВОРОН» НА КРЫШЕ
Король Милонн — Андрей Калинин

Карло Гоцци продолжал свой рассказ о премьере: «Любезная миланская публика, вопреки своему обычаю, потребовала повторения несколько раз подряд. Зрители с величайшей легкостью переходили от смеха к слезам, вполне отвечая поставленной мною цели и подтверждая искусство того, что мне удалось достигнуть». Не только миланская, но и московская публика смеялась и грустила вместе с героями. В спектакле заняты шесть актеров: Андрей Калинин, Глеб Иванов, Юлия Шимолина, Наталья Волошина, Екатерина Ефимова, Ольга Пятышкина. Они молоды, талантливы, эксцентричны, безупречно владеют мастерством актера, сценическим движением, фонетической культурой. Находясь в полуметре от зрителей, они соблюдают дистанцию эпохи действия и статуса героев.

«ВОРОН» НА КРЫШЕ Сцена из спектакля

Актерам удалось держать внимание зала в течение обоих действий — 1 час 45 минут. И многое было узнаваемо – то примитивное и сложное, что происходит в отдельной семье, стране, мире… Спектакль порой производит впечатление смешного анекдота, глупого, но великолепно рассказанного, а потому гениального. Создавалось впечатление детсадовского восторга от возможности пережить совместную беспричинную радость. Смех без причины – признак дурачины? Пусть! Но зато какое удовольствие от выхода зажатой доселе энергии!

В качестве ложки дегтя укажу на излишнюю кровавую натуралистичность в конце.
Жаль, был скомкан финал. Не сразу догадаешься, что это конец спектакля. Как будто дошкольник ехал с горки на санках и резко свалился в сугроб. Хотелось бы в конце музыки, апофеоза. Хлопать в ладоши приятнее под музыку.

Елена МАРТЫНЮК

ФОТО с сайта www.afisha.ru — Ольги ЛАБОЗИНОЙ