ГОСЗАКУПКИ ПО-РУССКИ: 400 СПОСОБОВ ОТЪЕМА ДЕНЕГ У НАСЕЛЕНИЯ

ГОСЗАКУПКИ ПО-РУССКИ: 400 СПОСОБОВ ОТЪЕМА ДЕНЕГ У НАСЕЛЕНИЯ
На вопрос, что происходит в России, можно и сейчас ответить: «Воруют!» Фраза, сказанная историком Николаем Карамзиным 200 лет назад, коротко, но метко описывает современную российскую действительность. Как воровали в царской России, так и воруют по сей день.

Согласно рейтингу Transparency International, в 2011году Россия по уровню коррупции занимала 143-е место в мире (наравне с Угандой и Нигерией) из 182 возможных.

По мнению большинства экспертов, самой большой «кормушкой» для российских чиновников является система государственных закупок. Шутка ли, только по самым скромным подсчетам, которые, конечно, проблематично проверить, объем взяток, «откатов» и нецелевых расходов в сфере госзакупок в России оценивается в 1 трлн рублей в год. А это составляет почти 20% от ежегодного объема закупок для государственных нужд.

Все тайное становится явным

С развитием Интернета и системы электронных государственных закупок российским чиновникам, безусловно, пришлось умерить свои непомерные аппетиты. Да и как, собственно, позволять себе то, что было возможно еще совсем недавно, в ситуации, когда разоблачить могут в любой момент? Если раньше в российские СМИ лишь изредка просачивалась информация о закупках золотых кроватей и прочей «царской» утвари для министерств и ведомств, то теперь все нестандартные запросы сразу становятся объектом пристального внимания прессы и общественных организаций.

Среди блогеров Рунета наиболее активно отслеживает закупки российских госорганов и госкомпаний известный юрист и оппозиционер Алексей Навальный. Созданный им в конце 2010 года проект «РосПил», как утверждается на его сайте, позволил пресечь нарушения при госзаказах на общую сумму свыше 40 млрд рублей.

Особое внимание борец с коррупцией в прошлом году уделил госзакупкам роскошных автомобилей, которые, по его словам, имеют «громадный общественный резонанс». В сентябре прошлого года Навальный предложил законодательно запретить чиновникам закупать служебные «легковушки» дороже 2 млн руб. без специального разрешения правительства. Ни для кого не секрет, что зачастую стоимость автомобилей, приобретаемых на бюджетные средства, достигает 5-8 млн рублей.

Установить потолок для закупаемых чиновниками машин, мебели и прочих атрибутов красивой жизни теперь планируют и разработчики альтернативных вариантов законопроекта о федеральной контрактной системе — ФАС и Минэкономразвития. «Машины по 8 млн рублей покупать не будем», — пообещала глава МЭР Эльвира Набиуллина. Министерство также предлагает пересадить на автомобили отечественного производства всех чиновников, кроме высшего руководства страны и лиц, подлежащих государственной охране.

Самые нелепые объекты государственных тендеров теперь даже попадают в своеобразные антирейтинги. Это стало особенно популярно после того, как в 2008 году администрация Санкт-Петербурга пыталась закупить туалетные ершики стоимостью 12,8 тысяч рублей. После этого события питерское «Молодежное Яблоко» учредило ежегодную премию «Золотой ершик» с символичными призами за самые нелепые растраты бюджета Петербурга. Нетрудно догадаться, что первый приз авторы премии присудили тогдашнему губернатору города Валентине Матвиенко.

Свой среди чужих

Пути обхода правил госзакупок в России совершенствовались вместе с самим законодательством. До введения обязанности для органов государственной власти публиковать информацию о закупках на едином сайте заказчики зачастую использовали в этих целях малоизвестные печатные издания, о чем знали только «свои» поставщики. Когда же из-за многочисленных поправок в закон о госзакупках (№94-ФЗ), принятый в 2005 году, госорганам пришлось публиковать всю информацию на едином общедоступном сайте, недобросовестные заказчики стали прибегать к новым уловкам. Например, стало практиковаться смешение кириллицы и латиницы в названиях товаров, ради которых объявлялся тендер, что позволяло скрыть их действительное название. В курсе искаженных наименований опять-таки были лишь посвященные.

Впрочем, как заверил глава ФАС Игорь Артемьев, с 2011 года у ведомства заработала своя «противожуликовая» система, которая в автоматическом режиме отслеживает на сайте различные махинации, в том числе замену букв. Популярным способом выхода на «своего» поставщика также является подгон требований госзаказа конкретно под него, хотя на основании жалоб от других, ущемленных, поставщиков ФАС вправе отменить такие торги.

Коррупционные схемы

По данным Генпрокуратуры РФ, в 2011 году уголовные преступления в сфере госзакупок выражались в заключении контрактов по завышенным ценам в результате применения различных схем, включая сговор участников и использование фирм-однодневок.

Случаи завышения цен на госконтракты встречаются в России далеко не первый год. Один из самых громких скандалов, который пресса окрестила как «дело золотых томографов», прогремел в 2010 году. Тогда было обнаружено, что в 2008 и 2009 г.г. подведомственные Минздравсоцразвития учреждения закупали дорогое медицинское оборудование по ценам, которые были в 2-3 раза выше цен производителей. В разбирательстве тогда принял участие президент РФ Дмитрий Медведев, который лично поручил правоохранительным органам наказать всех виновных в выявленных махинациях.

Однако громкое разбирательство не искоренило случаи сговора участников госзакупок медицинского оборудования. Недавно Кировское УФАС обнаружило сговор участников при закупках аппаратов УЗИ по цене в 1,86 раза выше рыночной. Другие нарушения в области госзаказов выражаются в нарушении сроков их исполнения, а также приемке выполненных работ на основании фиктивных документов. Кроме того, в целях ухода от проведения конкурсных процедур заказчики нередко искусственно дробят заказы.

Всего в 2011 году прокуроры выявили и пресекли более 33 тысяч нарушений законодательства на рынке госзакупок. В результате к административной и дисциплинарной ответственности привлечены 9,3 тысячи человек. Кроме того, в следственных подразделениях МВД и Следственного комитета РФ в настоящее время расследуется несколько сотен уголовных дел о преступлениях в этой сфере.

О распространенности коррупции в сфере государственных закупок также могут свидетельствовать результаты опросов компаний, принимающих в них непосредственное участие. По данным опроса, проведенного ГУ-ВШЭ в 2009 году, 17% таких фирм почти всегда или часто приходилось давать взятки при получении госзаказов, 22,5% компаний заявили, что подобная практика встречается иногда. ФАС vs МЭР

Впрочем, не все так плохо, как кажется на первый взгляд. По данным ФАС, совокупная экономия консолидированного бюджета РФ при госзакупках в 2011 году превысила 300 млрд рублей, а суммарно за последние 6 лет (с момента начала действия закона № 94-ФЗ) – 1,4 трлн рублей. Еще в 2010 году Дмитрий Медведев поручил профильным ведомствам реформировать систему госзаказов, однако этот процесс затянулся из-за разногласий между Минэкономразвития и ФАС.

В предвыборном 2011 году между ведомствами разгорелись ожесточенные дискуссии о способах совершенствования механизма государственных закупок. Сначала антимонопольная служба предлагала лишь внести поправки в существующий закон о госзакупках (№94-ФЗ), а не писать его с нуля. Позже появились две альтернативные версии проекта закона о федеральной контрактной системе (ФКС), которая, как предполагается, охватит все стадии госзакупок – от планирования до контроля и анализа результатов. Напомним, действующий закон № 94-ФЗ, в отличие от ФКС, регулирует только стадию размещения госзаказов.

Основные разногласия между ведомствами заключаются в следующем. Минэкономразвития ратует главным образом за повышение качества получаемых государством товаров и услуг, предлагая предоставить государственным заказчикам большую свободу действий по выбору поставщиков и больше способов размещения контрактов. Между тем, в ФАС считают, что предоставление заказчикам больших полномочий по отбору поставщиков приведет к росту коррупции, завышению цен на контракты и отбору «своих» компаний. А основным способом размещения типовых заказов, по мнению антимонопольной службы, должны быть электронные аукционы. Только так можно добиться честной конкуренции в сфере госзакупок, полагают антимонопольщики. Тем не менее, несмотря на разногласия, в последнее время позиции ФАС и МЭР по законопроекту о ФКС стали сближаться. В феврале 2012 года глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев выразил надежду, что противоборствующие стороны смогут внести в правительство РФ единый согласованный законопроект до июля 2012 года.

В Минэкономразвития также отмечают колоссальный прогресс в переговорах, но считают, что все разногласия с ФАС снять не удастся. Поэтому МЭР планирует уже в апреле текущего года внести в правительство законопроект о ФКС с протоколом разногласий с ФАС. «Большое количество проблем на сегодня мы урегулировали. Но не думаю, что мы сможем договориться по всем вопросам. Есть серьезные концептуальные проблемы, которые, наверное, потребуют обсуждения», — сообщил на днях замглавы МЭР Михаил Осеевский. Он отметил, что речь идет о вопросах, связанных с квалификационными требованиями к исполнителям заказов и с расторжением госконтрактов.

Позволит ли совершенствование российского законодательства искоренить коррупцию при проведении государственных закупок, покажет время. Хитрый, как известно, всегда лазейку найдет. А желания бороться с коррупцией и взяточничеством у россиян до последнего времени было все-таки маловато. Согласно результатам прошлогоднего опроса ВЦИОМ, более 60% россиян спокойно относятся к проблеме коррупции. Остается надеяться, что на фоне роста общественно-политической активности граждан в России активизируется и борьба с коррупцией.