«Русский вопрос в современной России. Стабильные межнациональные отношения — основа народного единства»

«Русский вопрос в современной России. Стабильные межнациональные отношения - основа народного единства»Популярность лозунга «Россия для русских» во многом объясняется тем, что сегодня происходит мучительный процесс поиска самоидентификации русского народа.

По мнению Валерия Тишкова, члена Общественной палаты, «процесс самоидентификации («Кто есть мы?») населения России, включая прежде всего русских, после распада СССР действительно носил болезненный характер, и причины этого были понятны: новая страна и новые устои жизни».

Но в последнее десятилетие, уже после перестройки экономики и политического устройства, российское самосознание и общероссийский патриотизм вполне сложились. Они и стали главными формами нашей идентичности. По авторитетным опросам и исследованиям, самоидентификация «я — россиянин» стоит на первом месте по всей России, и только в некоторых республиках эта позиция уступает этнической самоидентификации, которую граждане ставят впереди российскости.

С русскими и нерусскими националистами ситуация осложняется тем, что они намеренно отвергают российскость и не признают существование российского народа как исторической общности. Они отвергают то общее, что объединяет всех россиян. Они считают, что русский израильтянин или русский мэр Риги, или русский профессор в Силиконовой долине составляют с ними один народ-нацию, а вот рядом живущий и вместе с ними работающий татарин или чуваш — это «другие народы».

Но кого называть русскими? Главное, что позволяет нам ощущать причастность к той или иной нации, — это родной язык. «Русский народ — это люди, которые вне зависимости от своей этничности строят свое сознание на традиции русской тысячелетней государственности, принадлежат к русской культуре, говорят на русском языке, — говорит исследователь Юрий Крупнов. — Но и этого сегодня мало: кто поднимет страну, тот и есть русский».

Национальной политикой Советского Союза, занимались профессионалы, а в наше время этими серьёзными вопросами часто занимаются люди не вполне компетентные, не знающие реалий и особенностей менталитетов тех или иных народов, не учитывающие интересов русского населения, озабоченные, прежде всего собственной карьерой.

Также необходимо предостеречь современных политологов от сужения идей национализма до банального деления на «свой — чужой». Отдельные политические течения стремятся именно к этому, тогда как предназначение национализма – в ином. Национализм может возродить страну, но может и окончательно разрушить её.
Переходя к процессу выборов в Государственную Думу РФ, необходимо отметить, что наблюдается инновационная стратегия действий политических партий — попытка разрушить усталость от предвыборных программ, не приводящих к реальным изменениям. По мнению Михаила Виноградова, политолога, президента фонда «Петербургская политика», здесь есть два возможных направления: эксплуатация потребительских запросов избирателей или разыгрывание национал-патриотической карты.

Тема распределения социальных благ звучит пока дежурно. А вот державная и националистическая тематика в нынешнем году обыгрывается более удачно. Два ключевых направления здесь — «кавказский» вопрос и призрак восстановления СССР.

«Единая Россия» удержалась от соблазна присоединиться к националистическому тренду, отказавшись от включения в списки Дмитрия Рогозина (впрочем, в том же Подмосковье Рогозин все же фигурирует на плакатах в поддержку кандидатов ОНФ на региональных выборах). Вообще же вброс в октябрьскую повестку дня лозунга «Хватит кормить Кавказ!» вызвал новую поляризацию партий. В нише «интернационализма» закрепились ЕР, «Яблоко» и «Справедливая Россия». Последняя, правда, до конца не определилась — Оксана Дмитриева осуждает антикавказскую риторику, объясняя, что основные деньги уходят не на юг, а на запад — через Резервный фонд. А Геннадий Гудков, наоборот, осудил попытки «забалтывать» русский вопрос. На другом фланге оказались КПРФ и ЛДПР. Коммунисты вернулись к теме законодательного закрепления «государствообразующего» статуса русских и возвращения в паспорт графы «национальность». В свою очередь, ЛДПР предложила установить особый порядок для проведения молитвенных обрядов и жертвоприношений, строго наказывая за его нарушение.

Однако всего этого для успеха недостаточно. Каждой из партий придется поискать подходящего врага. Вариантов предложено немало — власть, Кавказ, Лужков, олигархи, девяностые, нулевые. Но нельзя сказать, что граждан они сильно «цепляют». Сложнее всего придется оппозиционным партиям — ведь нужно будет одновременно натравливать избирателя и на власть, и на собственных конкурентов.

Хотелось бы привести один из ответов на вопрос: что делать нам, когда так обострились межнациональные отношения в нашей стране, где живет 180 народов и этносов?

По словам Лидии Графовой, гл. редактора журнала «Миграция 21 век»: нужно терпеливо и неуклонно повышать уровень просвещенности российских граждан в этой сложной и запутанной национальной проблематике.

Буквально с детского сада объяснять, что Россия испокон веку многонациональная, многоконфессиональная страна, и в этом многообразии — наше богатство. А взрослым людям, которые ратуют сегодня, например, за то, чтоб ввести визовый режим с бывшими советскими республиками или за то, чтоб изгнать из состава Российской Федерации мятежные северо-кавказские республики («хватит кормить Кавказ»), напоминать вновь и вновь, что веками совместного существования наши народы так тесно срослись, что разделяться — значит резать по живым человеческим судьбам, и без крови здесь не обойтись. Мало нам, что ли, человеческих трагедий, которые вызвал распад СССР? Ностальгируем теперь по былой дружбе народов, а при этом рискуем из-за межнациональных разборок потерять Россию, которую с такими жертвами собирали наши предки? И что ж тогда для чистоты русской нации разрезать полукровок на половинки?

Россия все больше становится похожей на европейские страны. В Европе, если спросить немца или француза по поводу того, что объединяет европейские народы, ответ будет неоднозначный. Многие и не знают, что именно их объединяет. Ответы вроде «демократические ценности» — это все демагогия. На самом деле — это образ и условия жизни, сложившиеся традиции, привычки. То есть не какой-то духовный постулат, а именно материальная составляющая. Для современной России этот фактор тоже приобретает все большее значение. Плохого в этом ничего нет, ведь в этом кроется экономическая составляющая, а значит, и физическая мощь государства. Поэтому материальное благосостояние и социальная справедливость — это то, что реально может объединить народ современной России. Причем как тех, кто что-то выиграл от происходящих в ней изменений, так и тех, кто не выиграл.

В заключение приведу слова министра культуры Российской Федерации Александра Авдеева. «Мы живем в многонациональной стране. У нас общая история, общая культура и общая ответственность за судьбу Родины. Важно, то, что призывает нас к единению, к совместному созиданию и объединению сил во имя настоящего и будущего России. Сегодня как никогда наиболее важными являются вопросы возрождения духовно-нравственного потенциала русского и других народов нашего общего «русского мира», укрепления межнационального согласия».

РАУФ ВЕРДИЕВ, политолог