Азербайджан стал непостоянным членом Совета Безопасности ООН

Азербайджан стал непостоянным членом Совета Безопасности ООННасколько изменится внешнеполитический курс России на Южном Кавказе?

В рамках проходящей в Нью-Йорке очередной Генеральной Ассамблеи ООН состоялись выборы в порядке плановой ротации пяти новых из числа десяти непостоянных членов Совета Безопасности этой международной организации на 2012-2013 гг. от стран так называемой «восточноевропейской группы». В результате многодневного голосования это место досталось Азербайджану, для которого это событие, безусловно, стало фактом огромной внешнеполитической важности, в само двухлетнее участие его в деятельности СБ ООН станет периодом повышенной дипломатической и военно-политической активности в регионе Южного Кавказа.

Избрание Азербайджана на ближайшее двухлетие в состав Совета Безопасности ООН было сопряжено с накалом страстей и буквально развивалось по сценарию динамичного, а поэтому хорошего политического детектива. Если для определения четырех других непостоянных членов СБ ООН, а ими стали Гватемала (от стран Северной и Центральной Америки), Марокко (от стран Северной Африки), Того (от стран Полинезии) и Пакистан (от стран Центральной Азии), без лишних страстей уложились всего в два-три заседания, то выборы нового представителя от стран «восточноевропейской группы» потребовали целых восьми заседаний и застопорили работу Генеральной ассамблеи ООН на целую неделю. Все это время Азербайджан, по сути, был одним из центров притяжения мировой дипломатии, хотя на внешнеполитической арене его триумф был явно затмлен свержением режима и убийством Муамара Каддафи в Ливии, а мировые ленты новостей отдавали приоритет не этой новости, а трагическим последствиям землетрясения в Турции. Но на то она и мировая дипломатия, чтобы все острые противоречия скрывать за церемониальным этикетом многосторонних переговоров и голосований.

На вакантное место представителя в высшем руководящем органе Организации Объединенных Наций от бывших социалистических стран Европы и союзных республик СССР изначально претендовало три страны – Азербайджан, Венгрия и Словакия. Каждой из них для обретения данного статуса в соответствии с Уставом ООН следовало заручиться поддержкой числа голосов делегаций стран-членов этой организации или 129 голосами. Первый тур выявил явного аутсайдера этой избирательной гонки, которой оказалась Венгрия, выбывшая из борьбы за обладание желанным мандатом уже в первом туре голосования. Последовавшие за них целых шесть (!) туров не могли отдать пальму первенства ни одному из двух оставшихся претендентов. Хотя фаворит определился сразу – Азербайджан, заручившийся поддержкой 115 стран-участниц ООН. Ему для полной победы не хватало каких-то 14 голосов, тогда как его оппонент по избирательной гонке – Словения смогла привлечь на свои сторону симпатии делегаций 77 стран.

Однако формальные препятствия оказались сильнее реальной расстановки политических симпатий на Генеральной Ассамблее ООН, и чтобы выйти из электорального тупика (никто из стойких сторонников Словакии не хотел менять своего мнения) на очередном, уже шестом по счету заседании, посвященном этому вопросу, состоявшемся в понедельник, 24 октября, полномочный представитель Словакии при ООН после консультаций на выходных с политическим руководством благородно исключил кандидатуру своей страны из числа претендентов в непостоянные члены ООН на ближайшее двухлетие. Но и этот шаг в поисках компромисса не гарантировал Азербайджану 100-процентной поддержки делегаций стран-участниц ООН: при итоговом голосовании, превратившемся, по сути, в формальность, за него проголосовали 155 делегаций, делегации 24 стран воздержались и еще 13 по-прежнему проголосовали за Словению.

Не мне судить, какие именно веские аргументы были приведены азербайджанским политическим руководством и внешнеполитическим ведомством этой страны в отношении государственного истеблишмента Словакии или наконец-то на смену амбициям пришел здравый смысл и прагматизм. Быть может, не последнюю роль в этом сыграл энергетический потенциал страны, а также готовность азербайджанского государства и бизнеса активно финансировать инвестиционные проекты за пределами своей страны. Вполне возможно, что одним из выигрышных имиджевых фактов, склонившим чашу весов симпатий при голосовании в пользу Азербайджана стало то обстоятельство, что его спасатели первыми пришли на помощь жителям турецкой провинции Ван, пострадавшей от сильного землетрясения, в то время, когда шло голосование в Нью-Йорке. Однако факт остается фактом: Азербайджанская Республика впервые в своей истории стала непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Если говорить объективно, то из трио претендентов на вакантное место в высшем руководящем органе ООН его кандидатура наиболее полно и адекватно соответствовала положениям и духу статьи 23 Устава ООН, согласно которой «Генеральная ассамблея избирает десять непостоянных членов Совета Безопасности, уделяя внимание, в первую очередь, степени участия страны в поддержании международного мира и безопасности и в достижении других целей организации».

На ближайшие два года Азербайджан становится одним из ведущих игроков на мировой дипломатической арене. Чтобы дать возможность читателям, не знакомым в подробностях с тонкостями международного права, понять, какую миссию будет нести страна в 2012-2013 годах, следует в нескольких словах охарактеризовать юридический статус непостоянного члена Совета безопасности ООН как субъекта права.

Совет Безопасности – один из шести высших органов Организации Объединенных Наций, который специально создан для поддержания международного мира и безопасности и может быть созван в любое время дня или ночи при возникновении угрозы миру в любой точке планеты. СБ ООН в своих резолюциях определяет мандат международных миротворческих операций, компетенцию командования, состав и численность вооруженных сил стран- участниц ООН, привлекаемых к их выполнению, координирует и контролирует деятельность миротворческих сил, создаваемых по инициативе региональных или континентальных союзов государства (например, НАТО, Организации африканских государств и др). Совет Безопасности состоит из 15 членов, причем пять из них (Китай, Российская Федерация, США, Великобритания и Франция) являются постоянными членами. Остальные 10 членов Совета Безопасности избираются Генеральной Ассамблеей ООН на двухгодичный срок. Решения Совета Безопасности считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти его членов. За исключением голосования по процедурным вопросам, решение не может быть принято, если кто-либо из постоянных членов Совета Безопасности проголосует против (использует свое право вето). Решения Совета Безопасности являются обязательными для всех государств-членов Организации Объединенных Наций. Иными словами, с 1 января 2012 года и до 31 декабря 2013 года Азербайджан будет напрямую решать вопросы войны и мира на всей планете.

Вполне естественно, что новый международно-правовой статус Азербайджана в ближайшие два года окажет существенное влияние на характер и содержание военно-политических и дипломатических отношений в регионе Южного Кавказа. И поэтому вполне очевидно, его усилия в это время будут сконцентрированы на решении нагорно-карабахского вопроса (как было его не называли в пропагандистских или идеологических целях противоборствующие стороны). В связи с этим следует подчеркнуть, что на протяжении всех 15 лет конфликта в этом регионе азербайджанские представители при ООН всегда действовали в рамках Устава этой международной организации, инициировали принятие восьми резолюций, выполнения которых Азербайджан будет теперь добиваться с большей активностью и эффективностью. Одним из рычагов этого может стать инициирование им непосредственно в Совете безопасности ООН рассмотрения вопроса об исполнении Арменией резолюций СБ ООН, вынесенных им по фактам оккупации Нагорного Карабаха и прилежащих к нему районов страны. И будет глупо предполагать, что полномочный представитель Азербайджана при ООН не воспользуется такой возможностью в интересах своей страны и ее граждан.

В этом случае для России неизбежно возникнет своего рода «момент истины»: как она будет реагировать на подобную инициативу азербайджанской стороны? Сейчас консервировать нагорно-карабахский конфликт в «тлеющем» состоянии уже становится невозможным, так как Азербайджан, грамотно воспользовавшись благоприятной для него макроэкономической конъюнктурой затянувшегося мирового энергетического кризиса, существенно повысил и укрепил свой военно-стратегический потенциал, структурно реорганизовал вооруженные силы, значительно повысил их обученность и боеспособность и поэтому, фактически, готов завершить его в свою пользу силовым путем. Однако в руководстве страны отдают себе отчет, что военные действия уничтожат инфраструктуру освобождаемых территорий, а на ее восстановление ресурсов может и не хватить, а поэтому вопрос о вооруженном решении конфликта не будет поставлен до тех пор, пока не исчерпаются до конца дипломатические средства.

Для России это означает, что в ближайший год она должна будет определиться в своих симпатиях на Южном Кавказе: кому она отдаст свою благосклонность – Азербайджану, жертве агрессии в нагорно-карабахском конфликте, или Армении, агрессору и оккупанту? В любом случае ответ будет сопровождаться большими трудностями, ведь на кону будет стоять не только судьба группировки российских войск в Армении (а это четыре военных базы дивизионного развертывания), но и международный политический престиж и имидж страны, а также вопросы обеспечения безопасности зимней Олиприады-2014 в Сочи, с проведением которой нынешнее российское руководство связывает основные надежды на бурное экономические и социальное развитие региона черноморского побережья Северного Кавказа.

Волей исторических судеб или закулисной дипломатической борьбы сегодня Россия уже оказалась поставлена перед выбором с определением своей четкой и однозначной позиции по Южному Кавказу, и основному эпицентру международной военно-политической напряженности в этом регионе – Нагорному Карабаху. И от этого выбора будет зависеть ее дальнейшее влияние в этом стратегическом регионе планеты, где сегодня сталкиваются геополитические интересы многих сил и сторон.

Будет ли ответ России симметричным и адекватным?

ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ, кандидат исторических наук, политический аналитик