СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА Режиссер Дмитрий Крымов рассказал в своем спектакле историю одиночества человека

Спектакль «Смерть жирафа» начинается с того, что герои безмолвно пьют чай со сладостями, а затем из стола и других деталей выстраивают хрупкую конструкцию — жирафа.

Дальше начинаются импровизированные цирковые представления: актеры изображают дрессировщиков собак, медведей и тигров. И все это кажется веселым и абсурдным, но в какой-то момент жираф падает и разбивается на мелкие осколки. Сцена погружается во тьму, одинокий мужчина собирает оставшееся. Дальше начинается панихида по погибшему жирафу. Актеры по очереди произносят монологи — поминальные речи. Семь актеров сами написали семь абсолютно разных монологов для этого спектакля.

Среди персонажей — бывшая возлюбленная жирафа, с которой он познакомился в Гаграх, его сын, рассказывающий проникновенную историю-воспоминание, строгая жена, оперирующая четкими данными о родном городе жирафа Таганроге, непонятная женщина, говорящая на непонятном языке, грустный клоун, таксист из Нью-Йорка, играющий на трубе, и журналистка из Парижа.

СМЕРТЬ ЖИРАФАОдну из ролей сыграла Мария Смольникова, студентка 4 курса режиссёрского факультета РАТИ-ГИТИС, руководителем ее курса является сам Дмитрий Крымов. «Однажды он позвал актеров на чай и предложил им придумать монологи, дал им полную свободу в том, о чем говорить. И оказалось, что актеры захотели рассказать о чем-то глубоко откровенном, в какой-то мере даже трагичном. И только потом уже родилась идея со смертью жирафа — как некой отправной точкой,» — рассказала Мария.

Смольникова, играющая возлюбленную погибшего жирафа, произносит свой монолог первой, и это задает тон всему спектаклю. Она выезжает на сцену в костюме жирафа на инвалидной коляске — это уже и смешно, и печально. Ее монолог — это грустное и забавное, абсурдное откровение. Она рассказывает о тяжелой судьбе яблок, о том, что мы неправильно обращаемся с рыбой, и о глупости женщин в чулках. Тонкий подход к игре и высокий уровень эмоциональности делает эту сцену неповторимо впечатляющей и пронизывающей. Монологи актеров как маленькие откровения, абсолютно различные по форме и содержанию, но общие по силе эмоций и воздействию на зрителей. В какие-то моменты хочется смеяться, в какие-то — плакать, а самое необыкновенное — это когда актеру удается передать эту светлую и нежную грусть, от которой вы не понимаете, что чувствуете.

Крымов перемешивает откровения актеров с неожиданными визуальными эффектами, погружая зрителя в своеобразный транс, в пространство, где реальность распадается и вновь собирается в единую картину. «А ведь этот жираф, — как говорит Мария Смольникова, — это всего лишь деревянная детская игрушка, которая рушиться от нажатия кнопки, но стоит эту кнопку отпустить, и жираф опять поднимается и принимает свою прежнюю форму».

Так и с нашей жизнью, — кажется, что наши потери невосполнимы, и мы боремся с ними теми способами, которыми только можем, но стоит нам только выговориться и отпустить, как «жираф» снова оживает. Актеры ведут себя, как люди, потерявшие что-либо. Кто-то старается абстрагироваться, но у него это не всегда выходит, другие меланхолично предаются рассуждениям о жизни, третьи ностальгируют по ушедшему времени, четвертые хотят понимания, а кому-то главное, что бы его заметили и запомнили.

«Ведь мы никогда не готовы к потере, мы наслаждаемся жизнью, пьем чай и жуем зефир и незаметно строим своего «жирафа». Но в этой жизни, похожей на цирк, наш «жираф» может не устоять, и тогда уж надо как-то справляться, стараться жить дальше», — эта фраза одного из героев звучит лейтмотивом спектакля.

Елена ВАВИЛОВА, фото Наталии Чебан

СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА

СМЕРТЬ ЖИРАФА