БАКУ МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

БАКУ МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ Какой будет позиция Азербайджана по «иранскому вопросу»?

Обострение международной напряженности вокруг Ирана, которое происходит последние полгода, является серьезной головной болью для политического руководства и внешнеполитического ведомства Азербайджанской республики. Регулярно звучащие в адрес Тегерана со стороны США и Израиля угрозы применения военной силы, если тот не прекратит немедленно свою ядерную программу, декларируемой целью которой является развитие в стране атомной электроэнергетики, а не разработка ядерного оружия, заставляют официальный Баку искать своего места в складывающейся геополитической обстановке. Особую остроту «иранскому вопросу» во внешней политике Азербайджана придает то обстоятельство, что республика в 2012-2013 г.г. является непостоянным членом Совета Безопасности ООН, а поэтому ей в любом случае придется формулировать в отношении своего южного соседа четкую позицию, — без надежды отсидеться за занавесом общих фраз и пространных дипломатических формулировок.

Казалось бы, военная агрессия США и Израиля против Ирана одним махом решит все внешнеполитические вопросы Азербайджана в регионе и удовлетворит все его амбиции. Действительно, возможные военные действия стран НАТО против Тегерана приведут к перебоям и даже прекращению поставок иранской нефти в Армению, что заставит Ереван перед угрозой энергетического коллапса пойти на уступки Баку в переговорах по Нагорному Карабаху. Кроме того, в случае начала наземной операции американских войск в Иране может встать вопрос о разделе этой страны по национально-религиозному признаку, после чего Северный Иран, населенный этническими азербайджанцами, может превратиться в Южный Азербайджан, а затем войти в состав Азербайджанской республики. Политические выгоды на этом пути очевидны, а технические трудности вполне преодолимы. Более того, экономические выгоды в будущем смогут окупить понесенные затраты на аннексию и экономическую интеграцию присоединяемых территорий.

Фактически Азербайджан руками американцев может решить все свои стратегические геополитические (естественно, в своем региональном масштабе Южного Кавказа) вопросы и удовлетворить соответствующие амбиции. Официальному Баку будет достаточно только заикнуться о своей готовности разместить на своей территории (где-нибудь в районе Аляты) военную базу США или НАТО для тылового обеспечения военной агрессии Соединенных Штатов или Североатлантического альянса против Исламской республики Иран, как в обмен она получит все дипломатические и военные гарантии вхождения в состав государства Южного и Западного Азербайджана. А если Азербайджан в Совете безопасности ООН еще по собственной инициативе поставит вопрос о международной военной агрессии против Ирана в поддержку запросов транснациональных корпораций США и Израиля в регионе Каспийского моря, то может стоять вопрос о его политическом доминировании на Южном Кавказе.

Но этому есть два препятствия – религиозный фактор внутри страны и позиция России (а заодно и Китая).

В Баку прекрасно осознают, что Азербайджан и Иран – это две родственных по религиозным воззрениям страны, жители которых, будучи шиитами, ожидают эсхатологического прихода Махди, Двенадцатого, или «тайного», Пророка, и начавшаяся война может создать все предпосылки для обострения среди населения религиозного чувства. Тогда Азербайджану вполне может угрожать по иранскому образцу исламская революция, а нынешнее политическое руководство страны этого явно не желает. Шииты, как религиозное течение в исламе, за последние два десятилетия не раз доказывали свою нетерпимость и непримиримость с действиями христианских государств Европы и Северной Америки на Ближнем Востоке и в Передней и Центральной Азии, называя их «крестоносцами». Именно шиитская «Армия Махди» − вооруженная группировка иракских шиитов заставила покинуть район Басры британский военный контингент, подтолкнув тем самым США к досрочному выводу своих войск из Ирака. В надежде на приход Двенадцатого пророка ведет свою борьбу с международной военной интервенцией в Афганистане движение Талибан. Не секрет, что в рядах афганских моджахедов встречаются и выходцы из Азербайджана, которые даже становятся там шахидами, что лишний раз свидетельствует о глубине религиозных чувств в сознании азербайджанского народа, которые не могли вытравить ни 70 лет официального коммунистического безбожия, ни 20 лет светской национальной государственности. В силу одного этого фактора Азербайджан не станет поддерживать США и Израиль.

Позиция России (а вместе с ней и Китая) в «иранском вопросе» может быть также достаточно жесткой, сравнимой с той, какую она проявила в «сирийском вопросе», вплоть до резкого расширения военно-технического сотрудничества с Тегераном, что также не будет играть на руку официальному Баку. Оказание Россией военно-технического содействия ИРИ автоматически усилит стратегическую значимость 102-й базы ВС РФ в Гюмри, через которую в этом случае пойдут поставки Ирану российской военной техники и снаряжения. От создания подобного военно-транспортного канала косвенную выгоду получит Армения, так как за право транзита получит возможность безвозмездно для себя также получить от России порцию военно-технической помощи якобы для «обеспечения» эвентуальных поставок. Хотя такой сценарий развития событий кажется маловероятным, но официальный Баку также должен держать его в уме при формулировании своей стратегической позиции по «иранскому вопросу».

Естественно, Россия будет не в восторге, если Азербайджан в отношении своего южного соседа займет явно проамериканскую позицию. И это только на первый взгляд будет казаться, что у Кремля в этом случае не будет реальных рычагов давления на Баку. Конечно, до мер военного принуждения дело не дойдет, но и без этого у Москвы есть достаточно способов выразить свое неудовольствие. Например, руками главного санитарного врача может быть перекрыт доступ азербайджанской сельскохозяйственной продукции на российский рынок, а это значит, что вся «розничная» и «мелкооптовая» часть диаспоры останется без средств к существованию, уйдет на полулегальное положение, что создаст формальные основания для последующей возможности депортации из России полутора миллионов граждан Азербайджана. Для Азербайджана это будет сродни стихийному бедствию или гуманитарной катастрофе и поставит под угрозу сам факт существования нынешнего политического режима.

Парадоксально, но факт: в сложившихся условиях США, их союзникам по НАТО или Израилю абсолютно нечего предложить официальному Баку в обмен за пусть даже формальную поддержку своей позиции по Ирану. В экономическом и сырьевом отношении Азербайджан является стратегически самодостаточным государством, а поэтому он полностью независим от иностранных финансовых вложений, в отличие от своих южнокавказских соседей, как, например, Армения, Грузия или Абхазия. Поэтому внешняя политика страны если и будет продаваться, то не за «100 грамм и пончик», как это делают они. В оборонно-технической области Азербайджан также полностью независим и может сам диктовать свои условия, играя на экономической конкуренции сразу между несколькими исполнителями своих военных заказов. Скажем, не захочет Израиль далее поставлять ему свои БПЛА («беспилотники»), эту нишу легко займет Россия или все тот же Иран. Откажется Украина, солидаризируясь с США, модернизировать азербайджанские танки, заказы могут быть размещены в России или Белоруссии. Словом, по «иранскому вопросу» США и их союзникам на Баку нажать нечем, а уговорить по-хорошему не получится в силу перечисленных выше причин.

Итак, сегодня политическое руководство Азербайджана полностью не зависящим от его воли развитием событий поставлено перед необходимостью найти баланс приоритетов внешней политики на иранском направлении. Каков будет выбор, – нам остается только гадать. Время все расставит на свои места, а история подведет черту, кто был прав…

Единственное, о чем можно говорить вполне определенно, сегодня политическое руководство и внешнеполитическое ведомство Азербайджана стоят перед дилеммой – здравый смысл или геополитические амбиции? Думается, что политика здравого смысла все-таки восторжествует.

Олег КУЗНЕЦОВ, политический аналитик