Михаил Делягин: «Путин подозревает заговор в своем окружении»

Михаил Делягин: «Путин подозревает заговор в своем окружении» Директор Института проблем глобализации отвечает на вопросы ИАП АЗЕРРОС

— Михаил Геннадьевич, почему, на Ваш взгляд, Путин отказался от участия в саммите «большой восьмерки» в Кэмп-Дэвиде 18-19 мая?

— Можно выдвигать разные версии. Согласно одной из них, Путин не захотел, чтобы его имя ассоциировалось с местом проведения саммита: ведь именно в Кэмп-Дэвиде в 1978 году между Египтом и Израилем были подписаны исторические соглашения, а спустя некоторое время президент Египта Анвар Садат был убит.

Другая версия предполагает, что Путин после своего избрания на третий президентский срок решил показать, что позиция России по отношению к Западу становится более жесткой. И Путин не захотел тратить время на дискуссию в рамках G8 в Кэмп-Дэвиде, решив сразу поехать на саммит «большой двадцатки» (G20), который намечен на июнь этого года.

Звучат также предположения о том, что после полицейской провокации 6 мая на Болотной и последовавших репрессий против оппозиции Путин не захотел, чтобы ему на саммите в Кэмп-Дэвиде задавали неудобные вопросы о политической ситуации внутри России.

И, наконец, официальная версия: мол, президент занят формированием правительства России, и его плотный график не позволяет выезжать в эти дни за пределы России. И, как ни странно, эта версия больше похожа на истину. Дело в том, что сейчас формирование правительства идет в условиях ожесточенной борьбы между кланами внутри властного тандема.

И, видимо, противоречия внутри власти оказались настолько острыми, что Путин был даже вынужден отменить свою поездку в Кэмп-Дэвид, отправив туда своего премьер-министра Дмитрия Медведева. Путин как кадровый офицер КГБ привык с недоверием смотреть на свое окружение и, естественно, не исключает заговора своих соратников. Он знает, что либеральное крыло внутри тандема недовольно его возвращением в Кремль. Поэтому в момент формирования правительства Путин не рискнул ехать в США на саммит.

— Кстати о формировании правительства. Как известно, Дмитрия Медведева утвердили на посту премьер-министра еще 8-го мая. Прошло ровно 10 дней, а состав правительства пока не объявлен. Обещают, что имена новых министров будут объявлены 22 мая. Как Вы считаете, почему интрига затянулась?

— Я убежден, что такое затягивание с публикацией состава кабинета министров может свидетельствовать о наличии серьезной борьбы внутри тандема. Иллюзия состоит в том, что в России на троне «сильный царь». На самом деле там, наверху, идет схватка между либеральным крылом и «силовиками». После победы Путина на выборах многим показалось, что «силовики» усилили свои позиции. На самом деле либеральное крыло не собирается сдавать свои позиции, о чем свидетельствует вероятное сохранение в правительстве вице-премьера Игоря Шувалова, который является одной из ключевых фигур либерального крыла. Что же касается правительства в целом, то, возможно, уйдет Фурсенко и придет Дворкович. Но строить прогнозы по поводу поименного состава будущего правительства я бы не стал. Тут возможны любые варианты.

— Как, на Ваш взгляд, будет развиваться ситуация в экономике России после возвращения Путина в Кремль?

— Прогноз неутешителен. Вступление России в ВТО приведет к серьезному кризису в целых отраслях российской экономики, которые не смогут выдержать конкуренцию с зарубежными производителями. Любому экономисту ясно, что принципы ВТО несовместимы с существованием несырьевого российского сектора. Что касается предвыборных обещаний Путина повысить социальные расходы, то можно предположить, что одни статьи бюджетных расходов будут увеличиваться за счет сокращения других направлений социальных расходов. Рост «оборонки» тоже может происходить за счет урезания «социалки». Такая недальновидная политика может привести к ухудшению жизни рядовых россиян. И тогда волна недовольства может перекинуться с крупных городов на промышленную зону России. Такой сценарий может произойти весной 2013 года. Впрочем, Путин уже сейчас готовится к борьбе. Для противостояния протестной волне он сделал ставку на рабочих «Уралвагонзавода», которые обещали «приехать в Москву и разобраться с оппозицией».

Беседу вел политический обозреватель Дмитрий КИСЕЛЕВ