«ТЮРКСКИЙ СОВЕТ И «ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ»: АЛЬЯНС ИЛИ АЛЬТЕРНАТИВА!?

«ТЮРКСКИЙ СОВЕТ И «ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ»:  АЛЬЯНС ИЛИ АЛЬТЕРНАТИВА!?  Новая инициатива премьер-министра России Владимира Путина о создании Евразийского союза на постсоветском пространстве вызвала самый широкий резонанс как в самой России, так и за рубежом.

Страны бывшего СССР обзавелись чуть ли не всеми атрибутами Европейского союза. В СНГ появилась зона свободной торговли. А еще — ЕврАзЭС, объединяющий Россию, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан. И, наконец, Таможенный союз первых трех стран, который с нового года превратится в Единое экономическое пространство. Ну а дальше все это должно слиться в Евразийский союз — наш ответ союзу Европейскому.

Тем не менее, в конце октября в Алма-Ате прошел первый саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ, или тюркский совет) который окончательно утвердил становление на евразийском пространстве ещё одной международной организации. Сегодня в неё входят Казахстан, Азербайджан, Киргизия и Турция. Не исключено, что в ближайшее время к ним присоединятся Узбекистан и Туркменистан.
Наряду с такими фундаментальными предпосылками для тесного взаимодействия, как общность истории, культуры, языка, одним из главных побудительных мотивов, как следует из итогового документа, является «экономическое сотрудничество в качестве основной движущей силы региональной интеграции между государствами — членами Тюркского совета».

Очевидно, что торгово-экономические устремления ССТГ пересекаются с интересами других международных организаций, в которые входят те же Казахстан, Азербайджан и Киргизия, а также с интересами России. С одной стороны, это можно рассматривать как позитивный шаг в направлении создания Евразийского союза. С другой стороны, озабоченность российской стороны вызывают, например, планы по транспортировке казахстанской нефти через Каспийское море в Баку и далее через территорию Азербайджана в южном направлении, минуя Россию.
«ТЮРКСКИЙ СОВЕТ И «ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ»:  АЛЬЯНС ИЛИ АЛЬТЕРНАТИВА!?
В частности в Азербайджане считают, что это оправданный опыт многовекторности во внешней политике. Многовекторность — это выгодный метод ведения внешней политики, следуя которому, наиболее полно реализуются национальные интересы, сформулированные правящей элитой. Такая практика на постсоветском пространстве устанавливалась постепенно, методом проб и ошибок. Лишь к началу 2000-х данный метод стал критерием эффективности внешнеполитического курса, своеобразным эталоном. Азербайджан также далеко не сразу стал двигаться в русле фарватера многовекторности.

С середины 1990-х годов геополитическая конкуренция за влияние на государства постсоветского пространства между США, поддерживаемыми их европейскими союзниками, с одной стороны, и Россией — с другой, неуклонно нарастает. Есть все основания говорить о том, что стороны стремятся реализовать два прямо противоположных и потому жестко конкурирующих друг с другом политических проекта развития постсоветского пространства.

С одной стороны, возможно, «Тюркский совет» создан при поддержке США в ответ на то, что на протяжении многих лет российские дипломаты открыто заявляют, что бывшие советские республики, вошедшие в Содружество Независимых Государств (СНГ), не являются по-настоящему суверенными странами. С другой, вполне возможно, что он создан для интеграции в Евразийский союз, т.к. администрация Барака Обамы де-факто признала СНГ как сферу доминирующего, хотя и не эксклюзивного влияния России.
Поэтому ответ на вопрос: «Тюркский совет» и «Евразийский союз»: альянс или альтернатива!? нам еще предстоит узнать.

Рауф ВЕРДИЕВ, политолог