ПОЧЕМУ «НЕСИСТЕМНОЙ ОППОЗИЦИИ» НУЖЕН ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВАКУУМ?

ПОЧЕМУ «НЕСИСТЕМНОЙ ОППОЗИЦИИ» НУЖЕН ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВАКУУМ?Ярмарка тщеславия, или кто призвал из российского политического небытия тени либерального прошлого?

9 и 10 ноября в столице Финляндии проходила конференция «Хельсинки 2.0: за демократию и верховенство закона в России». Ее инициаторами выступили лидер группы (фракции) «Альянс либералов и демократов Европы» в Европарламенте, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт и бывший премьер-министр России, сопредседатель все еще никак незарегистрированной Партии народной свободы Михаил Касьянов. Но не только эти люди были «бывшими» на этой международной встрече. К ним примкнули бывшие депутаты Государственной Думы ФС РФ Владимир Рыжков (лидер непарламентской Республиканской России) и Гарри Каспаров (один из руководителей Объединенного гражданского фронта), а также бывшие кумиры российской либеральной интеллигенции (сказать к слову, тоже бывшей) Людмила Алексеева – глава Московской Хельсинской группы и Сергей Ковалев – бывший Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, призывавший в своей время из окопов чеченских сепаратистов российских солдат переходить на сторону этих врагов конституционного строя России. Словом, в финской столице собрался весь цвет опять-таки бывшего российского политического истеблишмента эпохи президентства Бориса Ельцина, канувший в политическое небытие с приходом во власть в нашей стране новой и державномыслящей элиты.

Эта встреча во многом была символичной: начиная с места проведения и заканчивая составом ее участников. Конференция, официальной целью которой было заявлено «возвращение к духу Хельсинкских соглашений», состоялась именно в том концертном зале «Финляндия-холл», в котором в 1975 году обсуждалась так называемая «третья корзина» договора между странами двух блоков – советского и либерально-демократического. Это «корзина» содержала в себе такие межгосударственные договоренности, как согласование взаимных обязательств по вопросам прав человека и основных свобод, в том числе свободы передвижения, контактов, информации, культуры и образования, права на труд, образование и медицинское обслуживание.

Началась конференция вполне миролюбиво и даже благолепно, вполне в духе встреч членов ветеранских организаций со школьниками, на которых значительно постаревшие или вообще впавшие в маразм их члены вспоминают «дела давно минувших дней», когда они «были рысаками» и вершили судьбы стран и народов, при этом как бы призывая своих молодых слушателей «зажечь», как это когда-то делали они. Так, Людмила Алексеева с явной ностальгией вспоминала «о тех давних временах, когда десяток человек сумели способствовать контролю над исполнением Хельсинкских соглашений, не имея ничего, кроме проблем с властью». Духу ее риторики вторил и Сергей Ковалев, вспомнивший, что узнал о подписании договора между странами противостоящих идеологических блоков из статьи в газете «Правда», когда сам находился в ссылке. Одним словом, – пенсионеры и пионеры в одном стакане…

Но пионеры, как и полагается в силу своего возраста, были куда более активны, деловиты и настроены по-боевому. Сладкие ностальгические воспоминания ветеранов отечественного либерально-демократического мейнстрима прервал бывший премьер-министр России Михаил Касьянов, опустиший собравшихся с заоблачных высот на грешную землю. Сразу взяв быка за рога, он перешел к анализу внутриполитической ситуации в России накануне предстоящих парламентских и президентских выборов. В частности, он напрямую заявил: «Не нужно ждать результатов так называемых выборов, чтобы сказать, какими они будут. Победителем объявят «ЕдРо», а в марте «сокрушительную» победу одержит Путин. Однако реинаугурация Владимира Путина не является его политической победой. Это результат административного насилия. Очень скоро Россия окажется в совершенно новой политической ситуации. Режим провоцирует революционные настроения и сам же готовится к их жестокому подавлению».

Далее экс-премьер нарисовал вообще апокалипсическую картину, явно претендуя на роль Хичкока от политики. Претендуя при этом еще и на роль Кассандры, он начал вещать о предстоящих масштабных гражданских беспорядках в стране по сценарию произошедших в ряде стран Магриба (или арабского Средиземноморья) так называемых «твиттерных революций». При этом сам Касьянов отметил, что видит перспективу мирной смены власти только в том случае, если «новые элиты страны окажут моральное давление на власть с целью вынудить ее уйти».

Под «новыми» элитами он, естественно, понимает все тех же представителей академических, художественных, деловых и политических кругов, кто двадцать лет назад формировал истеблишмент ельцинского периода истории России. И одним из главных представителей и даже лидеров этой самой «новой» элиты он видит, конечно же, себя. И если эти «новые» политические элиты «не начнут действовать в течение двух-трех лет, Россия окажется во власти улицы», – полагает Касьянов. Самому себе он в этой ситуации отводит роль если не мессии, то явно «спасителя Отечества», в полном соответствии с имиджем еще одного политического авантюриста из российского прошлого – Александра Керенского.

С отставным политиком согласилась либеральный политолог Лилия Шевцова, заявившая на американизированный манер с явным расчетом не на российского, а на европейского или американского читателя: «Реформоспособность российской власти существует только в сознании досужих оптимистов, которые повторяют, как мантру, что теперь Путин ведет страну в позитивном направлении. Второй ошибочный тезис – устойчивость путинской системы. Россия живет за счет умершего Советского Союза. Россия уже изменила очертания политической карты. Мы идем к полному хаосу в ядерном государстве». Перефразируя это высказывание словами, более понятными российскому читателя, и обнажая при этом заложенный в него подтекст, отметим, что смысл его свелся буквально к следующему: наша страна – это обезьяна с гранатой, опасная для всех, и ее нужно усмирить любыми средствами, пока она не рванула чеку. А в роли укротителей готова выступить она и иные участники конференции из числа «несистемной» оппозиции Кремлю. Но, естественно, не за просто так и не за собственный счет…

Правда, указывать на своих потенциальных или уже реальных финансовых доноров Лилия Шевцова благоразумно не стала. Но за нее это сделал с прямолинейностью настоящего сибирского мужика Владимир Рыжков, напрямую обратившийся к своим спонсорам – главам так называемых «западных демократий» с рядом риторических вопросов: «Вы должны ответить на простые вопросы: как вы отреагируете на заявление Чурова после выборов 4 декабря? какой будет ваша реакция в марте 2012 года? вы сразу же начнете посылать им поздравительные телеграммы?». Однако он не задал главного вопроса: «Гарантируете ли вы нам активное международное давление на России с целью создания в ней после выборов политического вакуума, чтобы мы могли подобрать власть, выпавшую из рук Путина?». Но при этом он дал явно понять, что «несистемная оппозиция» готова сыграть роль пресловутых «восточных легионов вермахта» в целях подчинения природных богатств России интересам североатлантического политического и экономического истеблишмента.

Далее, как пишет сайт «Каспаров.ру», «констатировав очевидность укрепления российского авторитарного режима, который, по словам того же Рыжкова, уже имеет явные характеристики «террористического криминального» государства, участники конференции обратились к вопросу о том, что делать с Путиным, как с ним обходиться». Будто российский премьер-министр – это не самый популярный сегодня в России политик, а какой-нибудь арабский или североафриканский диктатор, из числа свергнутых в этом году в странах Магриба «твиттерными революциями». Прямого ответа на него в ходе конференции не прозвучало, а поэтому вопрос так и остается открытым: что будет лично с Владимиром Путиным, если при поддержке прямых или косвенных инвестиций либерального Запада так называемая «несистемная оппозиция» Кремлю придет к власти в России? Убьют при попытке к бегству как Муаммара Каддафи или сгноят в тюрьме как Хосни Мубарака?

По сути, хельсинкская конференция 9-10 ноября представляла собой своеобразный смотр сил российской «несистемной оппозиции», на которые смогут опираться внутри нашей страны финансово-промышленные группы «либерального мира» в ближайшие годы в погоне за природными богатствами нашей страны. Смена политического режима им нужна только для этого, а не «для облегчения страданий российского народа», о чем пафосно говорил с трибуны Владимир Рыжков. В полемическом задоре он явно вошел в раж, апеллируя к европейским парламентариям: «Вы готовы согласиться, чтобы наши российские убийцы, насильники, преступники ходили по вашим европейским улицам? Ведь они вывозят награбленное к вам, покупают у вас собственность, которая потом охраняется вашими государственными системами. Они, эти бандиты, восхваляют вашу демократию, которая служит их интересам, внутри презирая ее. А вы в результате разделяете ответственность за страдания российского народа».

Не понятно только одно, кого он при этом имел в виду. Бориса Березовского, Владимира Гусинского, Романа Абрамовича, Евгения Чичваркина, Бориса Невзлина, Юрия Лужкова и иных «мастеров приватизации» эпохи президентства Бориса Ельцина, отличенных в то или иное время от государственной кормушки? Или кого-то еще неизвестного из функционеров структур, подконтрольных Государственному департаменту США, из рук которого Рыжков, как это было неоднократно доказано рассекреченными сайтом WikiLeaks документами внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов, получает финансовые субсидии?

Ведь сам же он и проговорился: «У вас, наших западных партнеров, нет недостатка в инструментах воздействия. Проблема в том, что вы ими совершенно не пользуетесь». Мол, дайте мне… нет, не точку опоры, а финансовый инструмент, и я переверну для вас весь мир. Ну, если не весь мир, то хотя бы одну страну точно – Россию. А каким образом – парламентским ли путем или с помощью «твиттерной революции» – это уже не важно.

Олег Кузнецов, политический аналитик