Можно ли объединить украинцев?

Можно ли объединить украинцев? Украинское общество – одно из самых сложных, возникших на руинах СССР

Информационное поле республики нельзя сравнить ни с кавказским, ни с балтийским, ни с центрально-азиатским. Это тотальная дикая помойка, где каждый воюет с каждым, причём даже не на уровне аргументов, а сплошных наездов и оскорблений, как бы пытаясь отомстить друг другу за жёсткое падение в суверенность. Как раз эта ниша является одним из главных показателей уровня сплочённости украинцев: этих граждан не объединяет практически ничто.

Украинцев часто и незаслуженно обвиняют в излишней тяге к материальной стороне жизни, к тарелке борща, за которую они готовы продаться кому угодно. Однако нельзя обвинять человека в том, что он хочет есть, хочет спать или вынужден постоянно ходить в туалет. Это естественные человеческие желания, – тем более, после опыта совместной жизни с Россией, которая, единственная в истории, смогла обеспечить Украине полный пакет бесплатных социальных преференций. В будущей украинской истории этого ей не даст уже никто, – даже собственная, родная украинская власть.

Высокий уровень жизни не может быть достигнут на пустом месте, сам по себе, хотя граждане Украины ставят и ставят эту позицию на первое место во всех соцопросах. Высокий уровень жизни является прямым следствием конкретной идеологии государства, которая, в свою очередь, вытекает из личности конкретного руководителя.

Украина могла бы стать процветающей, если бы в ней соединилось несоединимое, как анатомические части от разных женихов из гоголевской «Женитьбы». Украина уже была бы другой, если бы на киевском престоле сидел, к примеру, аналог Александра Лукашенко, а в украинской земле были найдены, в немереных объёмах, нефть и газ. Всего остального стране, лежащей на черноморском берегу, пожелать просто сложно.

Даже самый крайний по взглядам житель Ужгорода или Львова закрыл бы глаза на всю политику, посносил бы своими руками памятники всем украинским националистам, если бы смог делать реальные деньги на убогих мигрантах из Европы, которые эшелонами потянулись бы в эту новую экономику на заработки. Галицийские львы в таком случае получили бы совсем иной смысл – по типу южно-азиатских экономических «тигров».

В этом случае украинское общество мгновенно слилось бы воедино, сходу претендуя на роль и место Германии или Франции в рамках ЕС. Этот огромный чернозёмный ломоть изменил бы всю конфигурацию Европы. Об условном делении граждан на западных и на восточных забыли бы навсегда. Канадские украинцы платили бы Киеву золотом за возможность репатриации на этой благословенной земле, но даже в этом случае стояли бы в длинных консульских очередях.

Сырьё не является здесь определяющим фактором: Украине не везёт на политических лидеров, которым не хватает широты взглядов, геополитической глубины. Россия, имеющая сырьё и другие ресурсы, без идеального лидера какое-то время продержаться сможет, но Украина — нет. Вся политика руководителей Украины состояла, и состоит до сих пор, в единственном бессмысленном вопросе: с Россией или без? Пока Украина будет топтаться на одном месте, её раздробят – в плане территории, населения и религии – так, как никогда ещё не дробили.

Григорий ТРОФИМЧУК, политолог