России нужен свой Бжезинский

России нужен свой Бжезинский Ещё в 90-е годы американский политолог Збигнев Бзежинский говорил, что надо так сориентировать российские регионы, чтобы они смотрели на соседние страны, а не на Москву. Этот механизм уже действует на практике

В частности, норвежцы проводят активную культурную политику на русском Севере. Они фактически «купили» Северный Арктический федеральный университет (САФУ) в Архангельске. Его специалисты на норвежские гранты проводят исследования, цель которых – обосновать всё, что требуют заграничные руководители проектов. Один из главных пунктов – создание некой особой «северной» идентичности. Об этом говорит и бывший министр иностранных дел Столтенберг, когда бывает в Архангельске. А вот цитата из речи ведущего норвежского эксперта по региональной политике Баренцрегиона Реми Странда на съезде «поморов» в Архангельске: «Главной целью сегодня должно стать использование истории поморов так, чтобы в будущем организовать «беспроигрышную лотерею» для нас».

Может ли Россия противостоять этой стратегии?

Отсутствие внятной межнациональной политики в, мягко говоря, мозаичной Российской Федерации автоматически толкает страну к усилению напряжения именно в этом месте. Настоящая межнациональная политика – это не показное упоение национальными танцами и узорами с отчётными концертами в Кремле, это понимание, как тот или иной народ может и должен развиваться в современных условиях. Если такой конкретики нет, то внутри межнациональной «каши» всплывут не только поморы, но и кривичи, вятичи и все остальные представители древней истории страны. В конце концов, – а чем помор хуже лезгина или любого другого горца?

Западные вложения в тот или иной российский народ – технология по гарантированному развалу федерации, независимо от начавшегося мягкого административного дрейфа в сторону переименований должностей глав национальных республик с последующим естественным выходом на само изменение формата автономий. Более того, подобные ползучие переименования (когда кому-то типа Жириновского кажется, что национальная административно-территориальная унификация протекает незаметно) становятся фугасом, заложенным у края дороги, который рано или поздно взорвётся, как водородная бомба.

Выход из зоны поражения фугасом один: подъём реальной, а не декоративной, значимости каждого народа, проживающего на территории РФ. Не чиновники из Мордовии, Удмуртии, Ингушетии и других территорий теперь должны иметь шанс на карьеру, а по-настоящему способные, но бедные представители того или иного народа. Потомственные чиновники из национальных республик, которых в чём-то ущемили, – гарантированный вход в развал федерации, как это было с обиженными начальниками в момент развала СССР. И это только один способ снятия межнационального напряжения.

Помор Ломоносов, появившийся в Санкт-Петербурге и сделавший себе карьеру в российской столице, никогда не будет страдать никаким сепаратизмом. Ситуацию спасает то, что внутри каждого народа «ломоносовых» много не бывает, – их единицы. Но при этом любой Ломоносов, запертый – по материальным и другим естественным причинам – в своём медвежьем углу, становится опасным интеллектуальным запалом.

Москва должна дать прямую дорогу простым талантливым людям из всех российских автономий, что мгновенно усилит внутреннюю безопасность страны. Сюда надо вкладывать деньги. Особенно страдают тысячи талантливых русских людей, которые не входят ни в какие родственные кланы и которым рассчитывать не на что.

Ещё одним, на этот раз зеркальным, ответом на западные проекты, нацеленные на отрыв национальных окраин от тела России, могут стать аналогичные российские проекты, направленные на национальный и экономический подъём территорий, лежащих в зонах внешнеполитических интересов РФ. Однако Россия для таких дел слишком стеснительна, она никогда не думала так, как Бжезинский: ясно, чётко, предметно.

Поэтому, для начала, России нужен свой собственный, русский «Бжезинский».

Григорий ТРОФИМЧУК, вице-президент Центра моделирования стратегического развития