Повлияет ли кризис на политику России на Южном Кавказе?

Повлияет ли кризис на политику России на Южном Кавказе?Россия обязана воспользоваться глобальным экономическим кризисом, чтобы сменить приоритеты внешней политики в отношении стран южно-кавказского региона.

В макроэкономике – науке о глобальных финансовых, производственных и потребительских процессах – существует мнение, что мировые финансовые кризисы создаются воротилами глобальных транснациональных корпораций специально, чтобы «под шумок» разорения средних и мелких производителей и рядовых потребителей бросить малодоходный бизнес и начать новый. Действительно, как показывает аналитика налоговой отчетности в России, в «кризисные» 2008 и 2010 годы число отечественных миллиардеров и долларовых миллионеров только увеличилось. Та же тенденция наблюдается и в других странах мира: богатые и дальше богатеют, бедные как были, так и остаются бедными, а вот пресловутый «средний класс» в своей численности уменьшается, пополняя ряды бедняков. Именно его представители составляют костяк движения «Захвати Уолл-стрит», начавшегося в США и перекинувшегося затем на иные сравнительно развитые страны мира – Италию, Францию, Великобританию, Австралию, Новую Зеландию, которые на поверку оказались не такими уж и экономически стабильными.

Как это ни странно, но для геополитики период глобального финансового кризиса является временем максимальной активности, когда крупным игрокам на мировом или региональном поле выпадает шанс без серьезных потерь оптимизировать свои внешнеполитические отношения и международно-экономические связи. Кризис предоставляет прекрасную возможность политическому истеблишменту любой страны, прикрываясь лозунгами об обеспечении социальной стабильности внутри государства и защите экономико-финансовых интересов граждан, не просто скорректировать, а кардинально изменить приоритеты ее внешней политики, сменить союзников и партнеров, руководствуясь при этом не ранее данными обещаниями или амбициями, а доводами здравого смысла и прагматизма.

Традиционным в мировой истории способом решения глобальных экономических кризисов являлась война. Боевые действия не только стимулировали рост и повышали интенсивность экономического производства (воюющая армия постоянно нуждается в вооружении, боевой технике, боеприпасах, продовольствии), но и снижали градус напряженности в социальных отношениях между богатыми и бедными, мобилизуя значительную часть последних в ряды сражающихся и позволяя наиболее активных из них продвинуться вверх в армейской иерархии (если те, конечно, выживут в бою). На протяжении всей человеческой истории подобные «кровопускания» всегда снижали давление внутри «кровеносной системы» цивилизации, которой являются товарно-денежные потоки, после которых мировая экономика выглядела ослабленной, но являлась полностью выздоровевшей, имея четкие перспективы своего развития.

Однако развитие военной техники и иных средств ведения боевых действий сделало экономически бесперспективными любые глобальные войны. Целесообразными и поэтому актуальными остались только локальные войны за контроль над источниками сырья, но не рынками сбыта, как это было в предыдущие столетия. Сейчас главным инструментом этого является искусственное провоцирование мировых финансовых потрясений, а главным средством борьбы за души и содержимое кошельков потребителей – реклама. Товарно-денежная, а не военная экспансия стала сегодня основной ударной силой в завоевании глобального господства. Поэтому на первый план сейчас выходят вопросы не военно-стратегического, а экономического сотрудничества и партнерства. Уже не военные блоки, а прагматические экономические союзы определяют внешнюю политику государств, и эту реальность должны понять и воспринять не только политики и представители крупного бизнеса (они-то в этом знают толк), но и рядовые граждане страны, в сознании которых смена стратегического внешнеполитического партнера почему-то ассоциируется с предательством и даже изменой.

Ну, прямо как в супружестве… Но только почему-то по статистике больше половины браков распадается. Да и кто станет долго жить с пьющим мужем или ветреной женой-мотовкой? Даже в браке помимо иррационального чувства любви и зова инстинкта всегда присутствует здравый смысл и прагматический расчет, которые с годами берут верх в отношениях супругов. Дескать, любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Поэтому если один партнер опостылел, не следует терпеть его в ущерб себе, из этого ничего хорошего не получится. Такой «альтруист» всегда окажется в проигрыше, а его визави будет продолжать паразитировать за его счет и далее. Поэтому надо искать другого, более успешного и перспективного и главное – уважительного партнера.

Если и дальше проводить брачно-семейные аналогии, то сегодня в южно-кавказском регионе семейным партнером России является Армения. Брак этот, скажем прямо, был и остается мезальянсом по расчету, когда один из будущих супругов, некогда мощный, но теряющий былую силу и влияние был вынужден на ярмарке невест подобрать бесприданную дурнушку, с которой никто и связываться не хотел. Уж больно у нее оказался строптивый нрав, чересчур сильно она заявляла о своих претензиях на чужие квадратные метры в некогда общей коммунальной квартире. Видимо, эта задиристость и бойкость тогда пришлись по душе дряхлеющему исполину, рассмотрел он в ней надежную защитницу своих интересов на коммунальной кухне соседей. И стал ей помогать и материально, и морально и даже позволил стирать у себя свое и чужое белье, отнятое силой или уворованное под шумок у соседей. Так продолжалось достаточно долго, пока не грянул экономический кризис, и ближайшая подруга оказалась на поверку не такой уж и верной своему покровителю. Стала она оказывать знаки внимания другим богатым джентльменам, но те, видя полную бесперспективность отношений с бедной и к тому же сварливой и драчливой дамой, предпочли предоставить ее своей судьбе. А судьбу ее решить должен, оказывается, ни кто иной, как прежний покровитель.

Иными словами, Россия сейчас должна определиться, как ей строить отношения с Арменией в современных условиях. Скажем прямо, дотации в армянский бюджет, составляющие, по разным подсчетам, от 10 до 25 млрд. долларов в год (и это не считая еще расходов на содержание российской военной базы в Гюмри) были и остаются «черной дырой» бюджета страны. Никто не знает точно, какой процент этих средств доходит до рядовых граждан Армении, а сколько остается или возвращается в Россию и служит оборотным капиталом для организации бизнеса армянских корпораций (для примера можно привести сеть супермаркетов «Ашан» и пиццерий «Ташир», буквально заполонивших столицу и центрально-европейские области нашей страны).

Данные расходы России на поддержание военно-политической лояльности Армении в целях продвижения своих интересов в южно-кавказском регионе были бы оправданы, если бы она не являлась главной виновницей напряженности в бывшей советском Закавказье. Политика России и всей Организации Договора о коллективной безопасности, членом которого в том числе является и Армения, никогда и никем в мире не будет признаваться оборонительной, пока продолжается армянская оккупация не только Нагорного Карабаха, но и других суверенных территорий Азербайджана. Для стран Южного Кавказа и сопредельных с ними государств ОДКБ является не гарантом коллективной и индивидуальной безопасности его стран-участниц, а единственным военно-политическим фактором, поддерживающим режим оккупации азербайджанских земель и препятствующим их освобождению Азербайджаном вооруженным путем. И эта ситуация абсолютно выгодна только одному политическому игроку в южно-кавказском регионе – Армении.

Россия же несет от этого только одни убытки, как прямые в виде финансовых дотаций в деградирующую экономику Армении, так и косвенные в виде недополученной прибыли. Ни для кого не секрет, что группа транснациональных нефтедобывающих концернов, от имени которых главным оператором является ВР Azerbaijan, инвестировав одномоментно в экономику Азербайджана 20 млрд. долларов (почти столько же Россия тратит на содержание Армении), с 2008 года получают ежегодную прибыль в 4,5 млрд. долларов, т.е. уже практически окупили свои инвестиции, а с будущего года будут получать чистую прибыль в тех же объемах на протяжении еще 16 лет. Иными словами, окажись на их месте при наличии государственной поддержки российские нефтяники, то нефтедоллары потекли бы не в банки Нью-Йорка или Женевы, а в Москву. Однако военно-политическая поддержка Армении в рамках ОДКБ лишила Россию этого источника притока капиталов. Как лишилась Россия возможной прибыли от разработки газового месторождения «Шах-Дениз II», права на эксплуатацию которого были переданы Турции. Фактически, на ближайшие 12-15 лет, т.е. в среднесрочной экономической перспективе, Россия уже лишилась от 70 до 100 млрд. долларов, что составляет несколько годовых бюджетов страны.

В перспективе экономические потери России вследствие ее недальновидной политики в отношении нагорно-карабахского конфликта будут только увеличиваться. Создание Совета сотрудничества тюркоязычных государств 21 октября этого года на конференции в Алматы в составе Казахстана, Азербайджана, Киргизии и Турции может перераспределить не только геополитическое влияние в центрально-азиатском и южно-кавказском регионах, но и потоки нефти и газа по трубопроводам. Если Россия в самой ближайшей перспективе не займет в отношении Азербайджана более адекватной и прагматичной политики, то в скором времени туркменский и казахстанский газ потечет в Европу по трубопроводам, проложенным по дну Каспийского моря (длина дюкера будет составлять каких-то 180 км, что несоизмеримо меньше протяженности «Северного потока»), и далее – через Азербайджан и Турцию, минуя трубопроводную системы России. В результате Россия перестанет быть стратегическим поставщиком нефти и природного газа в Европу, а также глобальным транзитером углеводородного сырья в Евразии.

Фактически, именно из-за косвенной поддержки результатов агрессии Армении в нагорно-карабахском конфликте, ничем в политическом и экономическом отношении немотивированной и необоснованной, Россия в самой ближайшей перспективе – буквально через 10-12 лет – может утратить экономическую основу своего политического влияния в Европе и во всем мире. Не будет ли это слишком большой ценой союзнической верности своим и чужим имперским амбициям, ведь идея «Великой Армении» от Черного до Каспийского моря до сих пор живет в умах радикальных армянских националистов?

Сохранить свое геополитическое влияние в регионе бывшего советского Закавказья Россия может только через широкомасштабное сближение с Азербайджаном. Но этому мешает невнятная позиция нашей страны по самому больному для азербайджанского народа вопросу армянской оккупации территорий его исконного проживания. Чтобы рассчитывать на экономические преференции со стороны Азербайджана Россия в интересах будущих поколений своих граждан обязана предоставить Армению собственной исторической участи.

Олег Кузнецов, политический аналитик