«Асад — политик вчерашнего дня»

"Асад - политик вчерашнего дня" Президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ Александр Игнатенко — о ситуации на Ближнем Востоке после избрания президентом Египта Мохаммеда Мурси

— Избрание президентом Египта Мохаммеда Мурси не разрешит все противоречия в этой стране и во всем регионе. Наоборот, оно ставит множество вопросов, поскольку дает начало новому политическому процессу. Более того, он сам не знает, как сложится его будущее. И то же самое можно сказать об основных игроках местной политической сцены. К ним можно отнести военных, которые де-юре передали власть избранному руководителю, но и они опасаются за свою судьбу.

Между тем, Мурси объявил, что новая власть должна приступить к работе: парламент и другие государственные структуры. Это свидетельство того, что военные уходят с египетской политической сцены. В такой ситуации военные, естественно, замерли в ожидании. Напряжение внесло и то, что до официального вступления в должность Мурси принес присягу народу.

Военные рассчитывали сами передать ему власть. Своим поступком он дал понять: я президент всех египтян. В подтверждение своих слов назначил одним из своих советников представителя христиан, сделал реверанс в сторону салафитов, заявив о желании добиваться освобождения их шейха, который «тянет» срок в американской тюрьме за участие в подготовке теракта в торговом центре в 1993 году. Тогда были жертвы и разрушения. Тем самым он демонстрирует великолепные политические способности. Но противоречия с военными никуда не делись, и судьба его непредсказуема, поскольку есть еще и иные политические группировки, непонимания с которыми могут нарастать.

Позицию нового главы государства не стоит расценивать как принцип «и нашим, и вашим». На мой взгляд, он как раз демонстрирует самостоятельность. Своими действиями Мурси фактически обыграл военных, во всяком случае, в этом раунде. Но пока все это — лишь его заявки, не более того. Не исключено, что на следующем этапе президент Египта сделает шаги, противоречащие первым его намерениям.

К тому же медийная среда внутри и вокруг страны очень сложная и не способствует мирному разрешению ситуации. Одно из иранских агентств сообщило, что якобы Мурси заинтересован в налаживании отношений с Тегераном, хотя он такого заявления не делал. Напряжение возросло, когда они объявили, что Мурси расторгает мирные соглашения с Израилем. Ничего подобного Мурси и не собирался предпринимать. Такая дезинформация не поспособствует снижению напряженности в стране.

Как бы ни оценивали обсуждение ближневосточной ситуации в Женеве, сам факт уже считаю результатом. Согласие между США и Россией говорит о том, что обе державы не дадут втянуть себя в военные действия на сирийской площадке. Что происходит в Сирии, это, прежде всего, производная регионального конфликта между Саудовской Аравией и Ираном. Не одолев друг друга, они вовлекают в противостояние не только соседние страны. Идеальный вариант для них: столкнуть интересы России и Китая с США и их союзниками. Но пока американцы прислушиваются к российским инициативам по сирийской проблеме.

В этой ситуации Иран находится в цейтноте. Перед руководством Ирана маячит возможный удар по их ядерным объектам. Высока вероятность войны в Персидском заливе. И иранская верхушка нервничает еще и потому, что президенту Сирии Асаду, который является союзником Тегерана, придется уйти. И разногласий в этом вопросе у США и России нет. Всем ясно, что Башар Асад — политик вчерашнего дня. Развязка сирийского узла должна произойти по йеменскому варианту, по существующей процедуре передачи власти новому президенту Сирии, а не по сценарию США – немедленно и сейчас.