ПОЧЕМУ ВАЛЕРИЯ ЗОРЬКИНА РАЗОЗЛИЛО ПИСЬМО НИНЫ ОСТАНИНОЙ?

ПОЧЕМУ ВАЛЕРИЯ ЗОРЬКИНА РАЗОЗЛИЛО ПИСЬМО НИНЫ ОСТАНИНОЙ?Глава Конституционного Суда РФ не хочет давать оценку действиям партии власти

В советское время у наших идеологов-строителей коммунизма был излюбленный прием: в газете «Правда» публиковались гневные отзывы советских писателей об «антинародной» сущности романов Солженицына. Однако парадокс был в том, что читатель газеты не имел возможности ознакомиться с самим содержанием антисоветского произведения, которое предавалось анафеме. Причина проста: эти произведения были запрещены для чтения. Иными словами, ругаем то, чего не читаем.

Нечто подобное, к сожалению, мы наблюдаем и в наши дни. Во вторник, 29 февраля, одна из центральных российских газет (не буду называть ее, чтобы не создавать ей рекламу) опубликовала гневную статью председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина. В своей публикации глава КС России выражает возмущение по поводу «саморазоблачительного», по выражению г-на Зорькина, открытого письма, с которым в эту высшую судебную инстанцию обратилась депутат Государственной Думы Нина Останина.

Парадокс заключается в том, что, читая ответ Зорькина на письмо законодателя-коммуниста, читатель уважаемой официозной газеты не имеет возможности ознакомиться даже с цитатами из письма г-жи Останиной. И поэтому так и остается загадкой, что же именно в этом эпистолярном послании вызвало возмущение Валерия Зорькина.

О ЧЕМ ПРЕДУПРЕДИЛА ДЕПУТАТ ОСТАНИНА ГЛАВУ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ?

Давайте сначала ознакомимся с письмом Нины Останиной. Его текст можно найти на сайте КПРФ. Итак, депутат-коммунист в своем послании, обращаясь к Валерию Зорькину, выступает с грозным предостережением: «Валерий Дмитриевич…вы можете войти в историю постсоветской России как «похоронщик Конституционного суда», при котором он станет послушным придатком вертикали власти, какими уже стали Генпрокуратура, Верховный суд и даже РПЦ». Далее депутат от КПРФ пишет: «К такому выводу меня подтолкнуло ваше молчание в ответ на антиконституционные действия правительства, которое в интересах олигархов один за другим из года в год проталкивает антиконституционные и насквозь коррупционные законопроекты».

Далее автор письма перечисляет одобренные конституционным большинством Госдумы законодательные акты, которые, по ее мнению, нарушают основополагающие права и свободы граждан России. В первую очередь, это Жилищный кодекс, «отнявший у граждан страны конституционное право на жилище». Это и «людоедский» закон о «монетизации льгот», и лишении граждан РФ права на референдум, права выбора глав регионов, изъятие из избирательного бюллетеня графы «против всех».

«А разве не ударом по Конституции явилась ликвидация на выборах в нижнюю палату одномандатных округов и введение партийных списков? — сокрушается далее Нина Останина. — Ведь тем самым граждан лишили конституционного права избирать и быть избранным (ч. 2 ст.32). Теперь для этого нужно обязательно записываться в какую-либо партию. Но партийная «фильтрация» кандидатов в депутаты в Основном законе не предусмотрена».

«А вы все молчали и молчали, — иронизирует далее, обращаясь к г-ну Зорькину, депутат-коммунист. — Увы, теперь люди все чаще говорят: сегодняшний Валерий Зорькин — это не храбрый Валерий Зорькин образца 1993 года, когда он отрешал г-на Ельцина от должности президента страны за нарушение Конституции. Сегодняшний В.Зорькин стал «мягким и пушистым». Возможно, вы не хотите идти на конфронтацию с «Белым домом» и Кремлем, не хотите опротестовывать их антиконституционные законы и почины, но тем самым вы фактически все больше демонстрируете людям ненужность самого Конституционного суда».

Далее в письме говорится: «Вот и сегодня, Валерий Дмитриевич, неужели вы не видите, в условиях какого правового беспредела происходит избирательная кампания в Госдуму? С каким наслаждением власти попирают законы и Конституцию! Примерно в 50 регионах из 83 списки партии «Единая Россия» возглавили вице-премьеры, министры, губернаторы и другие чиновники, выступив в роли пресловутых «паровозов». Но разве у нас не записан в Конституции принцип разделения властей? Разве по законам о партиях и госслужбе не запрещено чиновникам вмешательство в дела партий?»

«Невозможно понять также, на каком основании президент Д.Медведев встал во главе избирательного списка «Единой России», которая ни по закону, ни по Конституции не является правящей партией? — отмечает далее Нина Останина — Разве он не должен как гарант наших прав и свобод стоять «над схваткой», обеспечивая всем участникам предвыборного марафона равные права и возможности? Дмитрий Анатольевич клялся на Конституции страны «верно служить народу», а не партии «Единая Россия».

В заключение Нина Останина пишет: «Уважаемый Валерий Дмитриевич! Я не знаю, какой может быть ваша реакцию на мое письмо. Но очень хочется надеяться, что вы найдете способ указать исполнительной власти на вопиющие нарушения законов и Конституции с ее стороны. Хочется надеяться, что как человек долга, чести и совести вы сможете найти выход из тупика, в котором оказался Конституционный суд. Сможете сделать все, чтобы на самом деле не оказаться его похоронщиком. С уважением, Нина Останина».

ВАЛЕРИЙ ЗОРЬКИН УШЕЛ ОТ ОТВЕТА НА ПОСТАВЛЕННЫЕ ВОПРОСЫ

Как видим, письмо депутата Госдумы от КПРФ носит открыто разоблачительный характер. Нина Останина обвиняет главу Конституционного Суда РФ в попустительстве попранию Основного Закона, по которому живут граждане России. Речь идет о Конституции. Однако примечательно, что Валерий Зорькин уходит от ответа на конкретно поставленные вопросы, и весь его обличительный пафос направлен на обобщение имеющихся в стране проблем.

«Когда я говорю о потаенной криминальности определенного контингента, то я имею в виду только одно, — пишет в своей статье Валерий Зорькин. — Криминал у нас нынче действительно очень моден. Модны криминальные телесериалы, криминальные фильмы, романы, песни. Усваивая определенные криминальные образцы, а также определенные криминальные рецепты достижения успеха, представители нашего политического класса постепенно усваивают и взгляд на вещи, свойственный криминалу. Я называю этот взгляд на вещи инструментальным».

Далее в своем ответе г-н Зорькин пугает читателя угрозой надвигающейся катастрофой: «Читая некоторые письма и открытые обращения в свой адрес, я вспоминаю не Берию и не Ежова. В конце концов чрезвычайные законодательства существовали во многих странах… Если мы допустим это у нас — а мы находимся сейчас в опасной близости к чему-то подобному, — крах России неизбежен. И потому, что такой процесс всегда приводит к социальной и политической катастрофе. И потому, что никто не станет равнодушно наблюдать за ее развертыванием на огромной богатейшей территории с гигантским потенциалом ядерного оружия».

И далее опять глава КС говорит о криминале: «Итак, глубокая криминализация бытия, порождающая такую же криминализацию сознания, — вот что лежит в основе негодования определенных политиков на «необъективность» судей. Логика тут, повторю, удивительно наивна и бесстыдна: если судья не «заряжен» оппозицией и не действует в ее пользу, то он «заряжен» кем-то другим и действует в его пользу. И понятно, кем другим, — властью».
В заключительной части статьи Зорькина читаем: «К сожалению, это свойственно отнюдь не только отдельным представителям КПРФ, обращающимся ко мне с наивно-саморазоблачительными открытыми письмами. Это же свойственно и представителям других партий. И тут нельзя все сводить к вышеописанной криминализации сознания. Это лишь один из факторов. Очень важный, но не исчерпывающий. Эти письма выявляют какую-то потаенную криминальность сознания части нашего политического класса».

ПОЧЕМУ ЗОРЬКИН НЕ МОЖЕТ КРИТИКОВАТЬ ПРАВЯЩИЙ РЕЖИМ?

Итак, сравнив два письма, сделаем выводы. Конституционный суд существует практически во всех странах Запада. Исключение составляют США, где роль гаранта соблюдения Конституции выполняет Верховный Суд. Однако в России, в отличие от европейских стран, Конституционный суд, с момента своего создания оказался в сложной ситуации. КС был создан в 1991 году, и по иронии судьбы его тогда тоже возглавлял Валерий Зорькин, который оказался в центре противостояния между президентом Ельциным и спикером Верховного Совета Хасбулатовым. В декабре 1992 года при посредничестве Зорькина было подписано соглашение, согласно которому предусматривалась отсрочка вступления в силу поправок к Конституции, которые урезали полномочия Президента, до проведения референдума в апреле 1993 года.

Однако весной 1993 года Валерий Зорькин неожиданно встал на сторону Верховного Совета. 23 марта 1993 года Конституционный суд признал телеобращение президента Ельцина к народу от 20 марта неконституционным, что послужило основанием для рассмотрения вопроса об отрешения Президента от должности. Борис Ельцин был фактически загнан в угол: если бы он занял выжидательную позицию, то Съезд народных депутатов вполне мог объявить ему импичмент и отрешить его от должности главы государства.

Политический кризис достиг в России своего апогея 21 сентября 1993 года, когда Ельцин объявил о роспуске Верховного Совета. Однако Валерий Зорькин выступил открыто против Кремля: Конституционный суд собрался в ночь с 21 на 22 сентября по собственной инициативе (что не противоречило действовавшему тогда закону) или, по другой версии, по устному запросу членов Верховного Совета РФ, и признал действия Ельцина неконституционными.

Однако 3 октября по приказу Ельцина танки начали обстрел Белого Дома, и вскоре начался штурм здания. 4 октября 1993 года наступила развязка: Ельцин «приостановил» деятельность Конституционного суда, а в 1994 году был принят новый закон о Конституционном суде. Согласно нему, суд утратил право рассматривать дела по собственной инициативе и оценивать конституционность действий тех или иных должностных лиц, а также конституционность партий.

Фактически два года – с 1993 по 1995 гг – Конституционного суда в России практически не существовало. Лишь в феврале 1995 года Совет Федерации РФ назначил новый состав КС в количестве 19 судей. В таком расширенном составе КС стал лояльным по отношению к Кремлю институтом власти. По оценке судьи КС Г. Гаджиева, расширение состава КС было вызвано желанием президента Ельцина обеспечить себе перевес над 9 судьями, голосовавшими против него во время кризиса октября 1993 года. С 1995 по 1997 гг. председателем КС был Владимир Туманов, а с 1997 по 2003 гг. — Марат Баглай.

Триумфальное возвращение Зорькина на пост председателя КС состоялось в 2003 году по инициативе Владимира Путина. Сегодня между Кремлем и КС сложились доверительные отношения. 31 января 2011 г. газета «Власть» опубликовала фотографии рабочего кабинета первого замглавы администрации президента РФ Владислава Суркова. Обозреватель газеты Олег Кашин обратил особое внимание на фотографию, на которой изображен телефонный аппарат с надписями «Зорькин» и «Лебедев». Имеется в виду линия прямой связи с главой Конституционного суда Валерием Зорькиным и главой Верховного суда Вячеславом Лебедевым.

Комментируя эту фотографию, блогер Андрей Мальгин в своем ЖЖ задается вопросом: «Прямая кнопка связи с председателем Верховного Суда Лебедевым. Зачем ему связь с Лебедевым? Что за дела они обсуждают?» Блогер высказывает предположение: «Судами Сурков тоже управляет». Иными словами, телефонное право в современной России никто не отменял. Так что Нину Останину не долен удивлять обличительный пафос статьи Валерия Зорькина, написанный в ответ на открытое письмо депутата от КПРФ.
P.S. По данным еженедельника «Собеседник», несколько лет назад Управление делами президента РФ выделило целой когорте судей Верховного и Конституционного судов, включая Валерия Зорькина, комфортабельные квартиры в элитном доме по адресу: Москва, улица Тихвинская, 4. Комментарии, как говорится, излишни.

Дмитрий Киселев, политический обозреватель