Столько лет прошло…

Столько лет прошло… …но в моей памяти все то же ненастное октябрьское утро, когда из динамиков радиоприемника в машине из «Эха Москвы» прозвучала трагическая новость о кончине незабвенного Муслима Магомаева. Я чуть не врезался в впереди едущую машину, включил поворотник, выехал с проезжей части, остановился. Не верил. Не верилось! Как? Он же… он…

Позвонил домой. Дома еще не знали. Начались расспросы: не путаю ли я чего? Звоню знакомым: одни уже слышали, другие узнают от меня. Всеобщая растерянность. Знали, что недомогает, но чтобы так быстро!

Последующие дни прошли под тяжким грузом принятия, признания этого факта. В день похорон перед церемонией прощания захожу в метро с цветами. Знакомая дежурная у эскалатора спрашивает, для кого цветы, и тут же с грустным лицом добавляет: «Не могу мириться, он не должен был умереть. Такой молодой!» Встречаемся на перроне с товарищами и едем пару остановок в сторону центра, и одна женщина-пассажир сзади спрашивает: «Вы выходите?» Мой товарищ почему-то отвечает пространно, мол, нет, мы едем на похороны Муслима Магомаева. Женщина обходит нас молча, в этот момент я подумал, зачем надо было уточнять, куда мы едем? Каждый день неоднократно мы сталкиваемся с подобной ситуацией. «Выходите?» «Да» или «нет». И точка. Только я подумал об этом, а поезд еще не доехал до очередной станции, как женщина повернулась на сто восемьдесят градусов около двери и громко, во всеуслышание сказала: «Едете прощаться с Муслимом? Пусть земля ему будет пухом. Низкий ему поклон». С этими словами она в этакой тесноте вагона отвесила нам поклон до пояса и прослезилась.

В этот день Муслим Магомаев «пел» во всех станциях подземки. Затем я у памятника Низами Гянджеви познакомился с поклонниками таланта великого певца. Они благоустроили уголок всенародно любимому певцу около памятника великому азербайджанскому поэту, образ которого Муслим воплотил в кино! Услышал их рассказы о Нем, не попавшие в печать, в камеры телевидения. Очередной раз убедился в бескорыстной и неиссякаемой любви к Нему представителей самых разных слоев населения.

Без малого четыре года как нет Его с нами. Сегодня Ему исполняется 70 лет. Исполнилось бы. Не верится! Он такой молодой. С Мелодией любви на устах. Не подходит Ему 70.

Тороплюсь к Его памятнику в Москве, поворачиваю с Тверской и тут же встречаюсь взглядом с мужчиной лет 50-ти, ничего не спрашиваю, так как знаю, куда мне идти, но он считает своим долгом сказать: идите прямо, до конца улицы.

Возле памятника — оживление. Море цветов, много знакомых лиц. Люди прибывают и прибывают. Многие уже знакомы между собой. Рассказывают о Нем. Одна из поклонниц говорит о том, как в семидесятых годах во время репетиции концерта один «блюститель порядка» хотел ее и подружек вывести из зала, и как Муслим вмешался, сказав ему: если вы их выгоните, то и я петь не буду.

У памятника деловитая суета: одни расставляют цветы в вазы, кто-то принес воду… Одна из женщин так умело скрыла плеер под кофтой, что не сразу и поймешь, откуда доносится чарующий голос Муслима.

И думается мне, много ли певцов, считающих себя звездами, суперзвездами, могут рассчитывать на такую любовь к собственной персоне, какую снискал Муслим Магомаев.

Время бежит неумолимо. Одно утешение: Он молод и бессмертен!

Джафар САДЫГ, 17 августа 2012 года. Москва