«Государь» Макиавелли как хрестоматия для политика

«Государь» Макиавелли как хрестоматия для политика Как должен вести себя руководитель, стремящийся стать эффективным лидером: угождать, обещать и обманывать, клясться в любви или держать в страхе? Быть на расстоянии, или со всеми вместе, но в разное время и при разных обстоятельствах?

Почему сильному лидеру не следует выполнять обещанное? Почему благодарности он должен расточать по капле, а наказания разом обрушивать на головы подданных? Почему люди любят обманываться сами тогда, когда надо обманывать других?

Одним из первых, кто попытался достаточно подробно дать ответы на эти вопросы, был флорентийский писатель и философ Никколо Макиавелли.

Он родился в 1469 году в семье флорентийцев, занимавших крупные государственные посты в период республиканского правления. Юноша был весьма талантлив и получил глубокое и основательное классическое образование. Его жизнь и деятельность прошли на протяжении нескольких бурных и жестоких эпох с их политическими интригами, заговорами и конфликтами.

Скромный служащий

Годы его государственной деятельности выпали на период расцвета республиканского правления во Флоренции, а расцвет творческой деятельности – на период крушения республики. До 1513 года Никколо Макиавелли находился в гуще политики, но заговор против Медичи, в котором он, несмотря на все подозрения, не участвовал, поставил крест на его публичной деятельности. Некоторое время он даже находился в тюрьме. Освободившись, Никколо попытался устроиться на службу к новым правителям Флоренции.

Скромный служащий одной из канцелярий Флорентийской республики был избран канцлером-секретарем Совета Десяти Флоренций. Его нимало не смущало то, что до этого он 15 лет прослужил республике, а теперь собирался хранить верность ее врагам. В этом можно видеть и крайнюю наивность, и крайнюю беспринципность, но это можно воспринять и как проявление своего рода политического профессионализма. Макиавелли был непревзойденным наблюдателем и аналитиком новой политической реальности, ее провидцем. Похоже, судьба отдельного человека его не интересовала. Человек был лишь винтиком, инструментом политических манипуляций. А винтик не может быть трагичен, к его страданиям невозможно относиться всерьез. Да и комичен он бывает редко, разве что смешон.

Мораль – политике помеха

Первое умственное деяние Макиавелли, в котором он прерывает многовековую традицию и становится пионером будущего века, — это полное освобождение политики от морали. Макиавелли стал рассматривать государство «человеческими глазами» и выводить его законы «из разума и опыта», а не из христианской религии.

В 1513 году Макиавелли закончил свой, прославленный в будущем, трактат «Государь», в котором наряду с прочим речь шла и о том, должен ли государь соблюдать верность. «Благоразумный правитель не может и не должен быть верен обещанию, если это оборачивается против него, и исчезли причины, побудившие его дать слово. Если бы все люди были добры, это был бы дурной совет, но так как они склонны ко злу и не будут верны тебе, ты не обязан быть верен им».

Толпа судит по внешности

Программа Макиавелли изложена четко. Государь должен ввести новые порядки и законы, «им найденные». Политику, помимо разума, нужны доблесть и поддержка судьбы. «Профессия» государя на деле редко сочетается с выдающейся доблестью, не говоря уже о нравственности. Вот собственные слова флорентийского писателя: «… я избрал тех, кто не принадлежит к государям, но по своим бесконечным достоинствам заслуживает к ним принадлежать; не тех, кто может осыпать меня званиями, почестями и богатствами, а тех, кто не может, хотя желал бы этого».

«Ведь люди, чтобы судить правильно, должны уважать действительно щедрых, а не тех, кто в состоянии проявить щедрость; точно так же и тех, кто умеет править государством, а не тех, кто, будучи невеждой, в состоянии это делать». Стоит подчеркнуть, что здесь, как во многих других местах, Макиавелли отмежевывается от «толпы», которая судит о вещах по внешности, требует от государя только успеха.

Разумная предосторожность

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха в своих начинаниях, должен свои действия соизмерять с действительностью и образом поведения подчиненных. «…Кто пожелает заняться преобразованиями, чтобы они ни у кого не вызывали протеста, должен сохранить хотя бы следы прежних порядков. Тогда народ не заподозрит изменений существующего строя, даже если новые установления будут… противоположны прежним. …Нужно, чтобы нововведения содержали как можно больше привычного».
Сила на стороне правителя, если он учитывает психологию людей, знает их мысли, привычки, достоинства и недостатки. Также надо учитывать честолюбивые стремления подданных и подчиненных. И богатые, и бедные, стремящиеся завоевать власть, ведут себя одинаково. «Ни один человек никогда не будет таким безумным или таким мудрым, таким дурным или таким добрым, чтобы из двух противоположных человеческих качеств не похвалить достойное похвалы и не осудить достойное порицания».

Захватить или не потерять?

С этим прямо связана другая проблема, поставленная Макиавелли: должен ли государь в раздробленной и пораженной изнутри коррупцией и межчеловеческой разобщенностью стране быть «хорошим человеком»? Макиавелли говорит о пользе учения истории для государя: ибо «если он родился человеком, то устрашится примера дурных времен и воспылает жаждой следовать хорошим». Свойство стремиться наверх не зависит от личных достоинств или недостатков. Успех дела зависит в первую очередь от наличных средств: денег, связей, интриг.

Наряду с властью, отмечал Макиавелли, люди ценят свободу. И если власть чаще стремятся захватить, то свободу – не потерять. «Народ, — отмечал философ, — может смириться с утратой многого, но он никогда не смирится с утратой своего имущества и хотя бы призрака свободы».

Любовь на грани страха

«Правитель не ошибется, зная, что поведением людей руководят страх и любовь. Поэтому тот, кого боятся, может управлять так же легко, как и тот, кого любят. Если правитель стремится упрочить власть, признание или лидерство, то желательно пользоваться мотивами любви, но удержаться наверху можно, только полагаясь на страх. Еще «один из способов, с помощью которого можно удерживать власть в государстве и либо укрепить колеблющихся, либо сохранять в них состояние нерешительности и неизвестности, — это держать их постоянно в ожидании, возбуждая в них желание узнать, чем закончатся новые предприятия и начинания». Но ещё лучше поступать так, чтобы страх не перерос в ненависть. Достичь необходимой меры нетрудно. Главное – не посягать на имущественные и личные права подданных.

Вредная доброта

Умный лидер всегда взвешивает все обстоятельства и последствия всех своих поступков. Круг анализируемых обстоятельств должен быть достаточно велик, чтобы понять: существуют добродетели, обладание которыми ведет к гибели, и есть пороки, с помощью которых можно достичь безопасности и благополучия. Но нельзя быть добрым слишком долго – это значит быть обязанным и стать зависимым от подчиненных. «Ведь между тем, как люди живут, и тем, как они должны были бы жить, — огромная разница, и кто оставляет то, что делается, ради того, что должно делаться, скорее готовит себе гибель, чем спасение, потому что человек, желающий творить одно только добро, неминуемо погибнет среди стольких чуждых добру. Поэтому государю, желающему сохранить свою власть, нужно научиться быть не добрым и пользоваться этим умением в случае необходимости».

Угнетать осмотрительно

В то же время, полагает философ, заслужить ненависть за добрые дела так же легко, как и за дурные. «Управляя людьми, их надо или ласкать, или угнетать, поступая при этом очень осмотрительно. Люди мстят, как правило, только за легкие обиды и оскорбления. Сильное давление лишает их возможности мстить. В некоторых случаях угнетение должно быть настолько мощным, чтобы отпала всякая надежда на сопротивление».

Там же, где есть зависимость, возникают нерешительность, малодушие и легкомысленность, качества недопустимые для руководителя. «Самый простой путь погубить республику, где народ допущен к власти, — это втянуть ее в рискованные предприятия, там, где весомо слово народа, они всегда будут одобрены с готовностью, а противоположные мнения выслушаны не будут».

Уважение к жестокости

Народ, по мнению Макиавелли, презирает в первую очередь малодушных государей, а не жестоких. Поэтому добрые дела надо расточать по капле, чтобы более высокой была благодарность. Наказание же лучше осуществлять сразу и в больших дозах. Единовременная жестокость наказания не раздражает. И это хорошо, так как поведением раздраженных людей управлять очень сложно. «Правителю стоит создать свою репутацию жестокостью, коварством и безверием там, где человечность, доверие и религия давно в избытке. Точно так же там, где некоторое время правили жестокость, коварство и безверие, пригодны человечность, доверие и религия, ибо, как горечь возмущает вкус, а сладости приедаются, так людям наскучивает добро, а зло причиняет страдания». Приведенный отрывок вновь при всей сжатости глубоко характеризует единство всего учения Макиавелли. Речь идет о методах достижения поставленных целей. «К одним и тем же целям ведут разные, часто противоположные средства, чтобы найти их, нужен идеальный мудрец».

Хорошего понемножку

Вывод Макиавелли: зло надо творить сразу, а добро – постепенно. «Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности». Гораздо надежнее внушать страх, чем быть любимым.

Поэтому «тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение. Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыслу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Так что обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше».

Порок – во благо

Мудрый лидер, по Макиавелли, должен соединять в себе качества льва (силу и честность) и качества лисицы (мистификацию и притворство). Это потому, что в жизни честные и благородные составляют меньшинство.

Такие предпочитают идти напрямик, а слабые и хитрые – в обход, сообразовываясь с обстоятельствами, отступая, хитря и обманывая. Иными словами, они играют роль, надев социальную маску, чтобы нельзя было разглядеть настоящего лица. «Итак, я скажу, что всем людям, о которых судят, а в особенности государям, стоящим выше прочих людей, приписывают некоторые качества, выражающие похвалу или порицание: так одного считают щедрым, другого скупым, а скупым мы называем того, кто слишком неохотно пользуется своим); кого-то считают склонным к благотворительности, кого-то — к стяжанию; кого-то – жестоким, кого-то – сострадательным; одного – вероломным, другого – верным; одного – изнеженным и трусливым, другого – свирепым и отважным; одного – человечным, другого – надменным; одного – сластолюбивым, другого – целомудренным; одного – прямодушным, другого – хитрым; одного – упрямым, другого – покладистым; одного – серьезным, другого – легкомысленным; одного – набожным, другого – неверующим и тому подобное.

И я знаю: каждый объявит, что для государя самое похвальное – придерживаться вышеописанных качеств, то есть тех, которые почитаются хорошими, но, поскольку невозможно ни иметь, ни соблюдать их полностью, ибо этого не позволяют условия человеческого существования, ему следует быть достаточно благоразумным, чтобы избежать дурной славы тех пороков, которые могут отнять у него государство, и остерегаться тех, которые не так опасны, если это возможно, если же невозможно, на них не стоит обращать особого внимания.

А тем более не стоит волноваться о дурной славе пороков, не впадая в которые трудно спасти государство, ибо, если как следует все рассмотреть, найдется нечто, что покажется добродетелью, но ведет к гибели, и нечто, что покажется пороком, но, следуя ему, можно достичь безопасности и благополучия».

«За» и «против»

Если хочешь сделать народ сильным и великим, рассуждает Макиавелли, то необходимо воспитать его свободным и независимым. Но управлять им по желанию уже будет нельзя. Если же оставить слабым и малочисленным, то народ сделается столь ничтожным, что не сможет упрочить свое благосостояние и защитить власть государя. Поэтому, принимая управленческие решения, касающиеся социальных проблем, лидер должен тщательно взвешивать все доводы «за» и «против», помня, что безупречных решений не бывает.
Как видно, социология управления Макиавелли зачастую парадоксальна и непредсказуема. Но, проверенная временем, она достаточно верна и по сей день. В настоящее время управление «по Макиавелли» приобретает вполне актуальное звучание.

Неподвластна времени

Появление в 16 веке книги «Государь» произвело на тогдашних правителей Европы незабываемое впечатление. И сейчас социологии управления этого флорентийца специалисты сегодняшнего менеджмента уделяют пристальное внимание. Нынешние специалисты по управлению находят у Макиавелли четыре принципа сегодняшнего управленческого менеджмента:

— власть лидера должна поддерживаться многочисленными сторонниками,

— подчиненные должны знать, что они могут ожидать от своего лидера, и понимать, что он ожидает от них,

— лидер должен обладать воле, достаточной для того, чтобы сохранить свое лидерство, статус и имидж,

— лидер всегда должен быть образцом мудрости и справедливости для своих подданных и своих сторонников.

Как видно, социология управления Макиавелли – достаточно подходящая шпаргалка современным лидерам и кандидатам в руководители различного ранга и уровня.

Бессилие истины и неизбежность жестокости

В случае с Макиавелли старые каноны и споры отходят на второй план, а проблемы остаются, они горячо обсуждаются и сегодня. Прошедшие века подтвердили представления Макиавелли о власти, о безнравственности политики, о неизбежности государственной жестокости и государственного насилия. Макиавелли открывает глаза на их суть, позволяет сравнивать последствия, результаты с тем, что планировалось, декларировалось и ожидалось. Мыслитель постоянно помнит о том, что высказываемые им истины содержат или внутренне предполагают элемент оценки. Но в действии, там, где только предстоит выбрать правильную линию поведения, мало применимы готовые моральные рецепты, и даже за «истиной» в виде доводов разума не всегда остается последнее слово.

Даже изощренному в политическом управлении лидеру иногда трудно понять истинный ход вещей и сделать правильный выбор, ибо «складывается столько положений, сколько существует провинций (муниципальных образований). Но, так как времена и вещи и в целом, и в частностях подвержены изменениям, а люди не меняют ни своего воображения, ни образа действий, им то сопутствует удача, то их преследует невезение. И поистине, если бы был человек настолько умный, чтобы постичь все времена и положения и приспособиться к ним, то ему всегда везло бы, и он не жаловался бы, по меньшей мере, на судьбу, тогда оправдалась бы поговорка, что мудрый повелевает звездами и роком. Но поскольку таких мудрецов не видно, в силу людской близорукости и неумения подчинить себе собственную природу, судьба непостоянна и распоряжается людьми, она держит их под своим гнетом…»

Великий политический провидец

Таким образом, вся долгая история взаимоотношений власти и народа, народа и руководителя свидетельствует о том, что Макиавелли актуален и сегодня. Вот такие наблюдения можно сделать, читая труды знаменитого флорентийца. Многие из них весьма познавательны и даже полезны при анализе современной ситуации в отношениях политики, власти и народа. Да, мы такие и есть, как пророчески описал нас Макиавелли. А чтобы стать такими, какими мы привыкли или хотим себя видеть, мы часто нуждаемся в политиках типа Макиавелли.

Скончался Макиавелли в 1527 году и похоронен в Пантеоне во Флоренции рядом с великими деятелями эпохи Возрождения: Микеланджело, Галилеем, Россини. Однако после смерти его литературное наследие, трактат «Государь», уже пять столетий вызывает неоднозначное толкование, видимо, потому, что в этом произведении Макиавелли первым произвел глубокий анализ политической власти.

Читал и конспектировал сочинения господина Макиавелли

Анатолий УРАЛОВ, социолог