КРЕМЛЬ ПРЕДАЛИ ТЕ, КОМУ ОН ИСПРАВНО ПЛАТИТ ДЕНЬГИ

Самый опасный вывод, судя по промежуточным итогам состоявшихся в Москве протестных акций, состоит в том, что власть находится в странной прострации, не зная как квалифицировать происходящее. Более того, представители власти сами публично заявляют, что «не знают, как реагировать на массовые акции протеста». То есть, они даже не понимают, что можно говорить в таких случаях, а чего нельзя. Даже тот факт, что «Единая Россия» на этот раз имеет всего лишь 50% голосов, властью и её ведущими спикерами в информационном поле никак не используется – такое ощущение, что либералы с остервенением мочат Кремль за результат 99,99%, который упорно выдаётся самим Кремлём за «народное волеизъявление».

Странно, что власть, со всеми своими ангажированными «экспертами», не в состоянии понять, что это никакая не «цветная революция», что в России такая революция успешно состоялась в 1991 году и была самой первой, пилотной на постсоветском пространстве. Неточная квалификация процесса в Южной Осетии тут же вытащила за собой неточную квалификацию в самой Москве.

Тем самым, фактически те же самые радикальные либералы вторично, и вновь достаточно успешно, под те же самые песни Цоя заводят Россию на тот же самый «демократический» круг, как это было 20 лет назад. Можно предположить, что на этот раз, по аналогии, вместо развала СССР состоится развал федерации, так как больше разваливать нечего.

В последние годы власть допустила и другую стратегическую ошибку, считая, что Немцов и его коллеги уже никогда не смогут раскачать обстановку. Адепты власти смотрели на их досуг с лёгкой, ироничной улыбкой, не желая тратить лишних денег на уже тогда необходимое профессиональное противодействие. Немцов – наиболее талантливый, вышедший из того же Кремля чиновник-полемист, которого не могут осадить ни бывший адвокат-«гайдаровец» Макаров, ни Хинштейн, а других рассказчиков у власти нет. Сегодня Немцов, Рыжков и какой-то там оперативно выращенный ими блогер Навальный, по всей видимости, сумели произвести впечатление на российскую власть до такой степени, что она готова искать противоядие. Но, как всегда, случается так, что понимание означает опоздание.

Надо сказать, что власть предали именно те, кого она бережно кормила с руки все последние годы, обеспечивая их и их семьи полным социальным пакетом на фоне обнищания остальной части российского населения, нежно организуя им авторские программы на первых каналах российского радио и телевидения. Достаточно посмотреть на свежий список «несогласных», отметившихся на Болотной площади: Сванидзе, Быков, Собчак, Канделаки, Лазарева, Гудков, Парфёнов и т.д. Интересен и тот факт, что одним из главных прожекторов давления на власть выступает радиостанция «Эхо Москвы» – ведущий медиа-бренд «Газпрома». Странно, что Путин не задаёт вопросов на этот счёт ни «Газпрому», ни самому себе.

Если Владимир Путин в течение ближайшего месяца не сменит, тотально, весь видеоряд российских экспертов на ведущих электронных СМИ РФ, он рискует не только потерять власть, но и дезинтегрировать страну. Это один из первых, наиболее быстрых и эффективных шагов по деблокированию социально-политической обстановки. Новые комментаторы на всех экранах будут способны, в отличие от сделавших своё дело Затулина, Маркова, Павловского, Леонтьева и Шевченко, сказать стране и миру нечто новое – то, чего ждёт российское население от Путина все 12 лет, но никак не может дождаться.

Новые российские эксперты, сидя в главных телестудиях, автоматически сформируют и новое общественное мнение. Этот шаг поможет не Путину, а. прежде всего, стране, которая неизбежно развалится без появления действительно новых лиц, о которых говорил Путин, но, видимо, их так и не нашёл. «Обновлённый» список депутатов Госдумы от «Единой России», за счёт представителей ОНФ, заслуженных доярок, кинорежиссёров и комбайнёров – далеко не те «новые» фигуры и лица, которые могут выполнить стоящую перед ними сложнейшую историческую задачу.

Путина должно успокаивать лишь то, что у оппозиции нет явного лидера, каким был Ельцин в 1991 году. Это отсутствие говорит о том, что на этот раз развал может быть окончательным, без формирования на обломках очередного уменьшенного российского государства – Московии или чего-то там ещё.

Григорий Трофимчук, политолог