«Мусульманки России имеют право носить хиджабы»

«Мусульманки России имеют право носить хиджабы»
Первый зампредседателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамир-хазрат МУХЕТДИНОВ в интервью ИАП АЗЕРРОС затронул, в частности, тему строительства новой мечети в Москве

На минувшей неделе директор средней школы в селе Кара-Тюбе Нефтекумского района Ставрополья запретила ученицам из мусульманских семей приходить на уроки в хиджабах, после чего родители девочек и муфтий региона обратились в прокуратуру, которая начала проверку.

По просьбе обозревателя ИАП АЗЕРРОС тему ношения хиджабов, а также проблему строительства в Москве новой мечети комментирует член Общественной Палаты, первый заместитель председателя и руководитель аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России Дамир-хазрат Мухетдинов.

— Дамир-хазрат, как Вы оцениваете инцидент в средней школе Ставрополья?

— В данной ситуации нужно проанализировать несколько аспектов. Прежде всего богословский. Исламский шариат говорит о том, что девушка обязана одевать хиджаб по достижении совершеннолетия. Принято считать, что совершеннолетие — это физиологический возраст, когда девочка превращается в девушку, а мальчик становится юношей. В то же время есть устав школы, где права учеников прописаны. И буквально на днях министр образования вступился за право верующих на хиджабы. Он заявил, что девочки не нарушают закона Российской Федерации и могут носить хиджабы.

Тем не менее, шариат не обязывает несовершеннолетних девочек носить хиджабы. Это не предписание ислама. Но если родители сочтут нужным, чтобы их дочь носила хиджаб до достижения совершеннолетия, они имеют на это право, гарантированное конституцией.

— Не могли бы уточнить, в чем разница между головными уборами в исламе?

— Из рассказов родителей ясно, что девушки ходили в косынках. То, что журналисты называют «хиджабом», на самом деле – косынка, а не платок. Хиджаб – это головной убор, который должен закрывать от макушки головы до щиколоток, чтобы открытыми были лишь кисти рук, ступни и лицо. Вся остальная часть тела девушки должна быть закрыта от посторонних взглядов.

— А может ли ношение хиджаба создать угрозу для ребенка со стороны недоброжелателей?

— Конечно, такая опасность существует, особенно в том случае, если мусульманское население в том или ином регионе России составляет явное меньшинство. Нередко девочка в хиджабе становится объектом нездорового интереса. Поэтому родители, которые отправляют своих дочерей в школу в хиджабах, должны задуматься о таком риске.

Норма шариата гласит: если соблюдение вами канонов ислама наносит вред психике и здоровью, то вы имеете право не соблюдать те или иные предписания шариата. Мы знаем из истории ислама, что если мусульманину грозила голодная смерть, то ему разрешалось даже есть свинину.

— А могут ли родители, добившись права своих детей на ношение хиджабов в школах, потребовать соблюдения в российских школах и других норм шариата?

— Этого нельзя исключить. Конечно, достойно внимания стремление мусульман соблюдать нормы ислама и предписывать своим детям носить хиджабы в школах. Но завтра они могут потребовать раздельного обучения в школах мальчиков и девочек. А послезавтра будет поставлен вопрос о совершении в течение дня пятикратной молитвы, соблюдении поста, а также строительстве в школе отдельной комнаты для молитвы.

Следующий шаг — чтение намаза не отдельно где-то в уголочке, а коллективно — джамаатом. И должен быть свой имам. Затем может быть поставлен вопрос о предметах: нужно ли изучать философию, литературу, математику и физику, то есть те науки, которые, с точки зрения некоторых мусульманских ученых, являются вредными. Например, теория Дарвина.

Можно пойти еще дальше и задаться вопросом: а нужно ли девочкам вообще получать образование в школе? Как, например, движение «Талибан» заставляло девочек обучаться в религиозной школе.

Кроме того, нельзя забывать о халяльном питании, по отношению к которому вопрос ношения хиджабов вторичен. Ведь нужно не только мясо, зарезанное в соответствии с нормами шариата. Необходимо также подобрать кастрюльки, посуду и ножички, которые тоже должны быть халяльными. И дощечки не должны смешиваться с нехаляльным питанием.

То есть повестка дня огромна. Но нельзя забывать, что Россия – светское государство. Родители имеют право учить своих детей нормам и традициям ислама. Но если проблема стоит столь серьезно, она делит общество, поэтому нужно обсудить эту тему. Поэтому я считаю, что мусульманское сообщество России должно задуматься о создании специальных школ, где будут учить ту же школьную программу, но с этнорегилиозным компонентом.

— А как решают эту проблему в мусульманских странах?

— Я учился в Саудовской Аравии и видел, что там не заставляют маленьких девочек одевать хиджаб в школах. Там нет разделения на религиозное и светское образование. Когда девочка становится совершеннолетней, она в Саудовской Аравии обязана носить хиджаб.

— А может ли хиджаб кого-то оскорбить?

— Он может оскорбить только невоспитанных людей. Посмотрите все дореволюционные картинки и фотографии России. Русская женщина одевалась тогда примерно так, как того требуют аврамические традиции. Так что ношение хиджаба мусульманскими девушками должно с пониманием восприниматься представителями православной и иудейской веры.

— Мэр Москвы Сергей Собянин на днях заявил, что в Москве достаточно мечетей, и поэтому строить новую не надо. Как Вы оцениваете такую позицию?

— Создается впечатление, что не только вопрос хиджабов, но и тема строительства мечети в Москве кого-то оскорбляет. Конечно, для Москвы четыре мечети — это недостаточно. Причем даже эти мечети нельзя назвать соборными, так как они строились до революции и были рассчитаны на крохотную общину. Тогда, до революции, в Москве проживало лишь несколько тысяч мусульман. Сейчас же число мусульман в Москве составляет почти миллион.

Причем речь идет о мусульманах с постоянной пропиской в Москве. А если к ним добавить мигрантов из Азербайджана и Центральной Азии, то число мусульман превысит два миллиона человек. Возникает вопрос: почему эти мусульмане должны быть лишены права на совершение намаза в мечети?

Ведь православный должен посещать храм, то же самое должны делать иудеи и мусульмане. А ведь мечеть, как и храм, — это некий институт, который лечит души и дает возможности человеку-мигранту, который порой унижен, восстановить свое душевное равновесие. У него единственная возможность — прийти в храм и через смирение перед Господом Богом выйти из состояния тревоги. Если лишить мусульманина этого права, он может пойти по ошибочному пути. Но мир продолжает существовать, мусульмане продолжают рожать детей, платить налоги в российский бюджет.

Если не разрешат гражданам строить мечети, то возникает опасность того, что они переоборудуют в мечети свои частные квартиры, а также офисы и кафе. И кто будет контролировать этот процесс? Понятно, что для силовиков – это благо. Это возможность получать новые звезды и рапортовать об успехах в борьбе с экстремизмом.

Но для духовных деятелей и официальных структур – это огромная головная боль, ведь мы не в состоянии будем контролировать этот процесс. И даже на сегодняшний день спросите у эксперта: сколько мечетей такого рода работает в Москве? Они вам могут сказать, что таких мечетей в Москве немало, и их адреса засекречены. Они работают в таком режиме в Москве десятилетиями. Туда ходят только таджики, только азербайджанцы. И это государство в государстве.

Я уверен, что строительство новой мечети в Москве будет фактором, способствующим укреплению доверия в обществе. Кому-то из православных не нравится идея строительства в Москве мечети. Но ведь и некоторые мусульмане, постоянно живущие в Москве, выступают против идеи строительства в Москве 200 православных храмов шаговой доступности. И возникает вопрос: почему нельзя одновременно с 200 православными храмами построить в Москве как минимум еще два мусульманских храма? Мы молим Господа, чтобы он даровал разум нашим начальникам, а мусульманам – терпения.

Беседу вел политический обозреватель Владимир КРУГЛИКОВ