«Психотипы» миллиардных состояний

«Психотипы» миллиардных состояний  Кто в России сегодня миллионеры? Это бывшие чиновники, люди в погонах и молодые управленцы. Этот слой людей изучен пока недостаточно. Если проанализировать мечту о деньгах, окажется, что она имеет несколько лейтмотивов. В мечтах деньги могут все – начиная с покупки отеля «Ритц» в Париже и кончая смертным приговором неверному любовнику

Считается также, что деньги могут обеспечить любовь, причем это вовсе не циничная уверенность, будто любовь покупается, а некая таинственная вера в магические свойства денег, в их силу изменять человека.
Из веры в магическую силу денег возникает и убеждение, что деньги делают человека если не окончательно бессмертным, но уж конечно «навечно известным», как, скажем, Нобель или Форд.

И, во всяком случае, неоспоримым является факт, что деньги обеспечивают «хорошую жизнь» на этом свете.
Источники миллионных состояний Х1Х-ХХ века хорошо известны. Это: войны (Крупп), нефть (Рокфеллер, Гетти, Хант), автомобили (Форд, Дюпон), сталь (Меллон). Что же касается биржевых операций, то в среде маклеров бытует так называемая «теория большего дурака», заключающаяся в том, что, сколько бы ни заплатили за акцию, всегда найдется «больший дурак», который заплатит за нее еще дороже.
Существует также концепция «плохих» и «хороших» денег. Например, ростовщичество обычно презирается, статус рантье также оценивается невысоко, так как считается, что это «незаработанные» деньги.

Изобретателю же не ставят лыком в строку его миллионы, так как известно, что он «вкладывает в свое изобретение деньги, не зная, какой оно ему принесет доход».

Что же дают человеку миллионы? Ведь очень немногие богачи облагодетельствовали человечество (наподобие того, как это сделали три венских аристократа, назначив Бетховену регулярную пенсию, так как своими сочинениями он заработать на жизнь не мог). В подавляющем же большинстве случаев богатство и умение распорядиться им на благо человечеству – не совместимы.

Представляется, что в классификации тех, кто одержим корыстолюбием, несомненную помощь могут оказать работы английского писателя и социолога Томаса Уайзмена. Его труды – результат многочисленных бесед автора с людьми из различных слоев общества и профессиональных категорий относительно их методов зарабатывания денег, отношения к деньгам, мечтаний о деньгах, восприятия денег, слабости к деньгам.

Человечество, пишет он, располагает гораздо большим количеством сведений об интимнейших сферах сексуальной жизни людей, чем об их поведении, движимом корыстными побуждениями. В сфере отношения людей к деньгам не существует исследований, подобных известным докладам Кинси о сексуальном поведении мужчин и женщин. Нет в мире ни одного института, который занимался бы изучением поведения людей по отношению к деньгам – их жаждой, одержимостью, страстным стремлением к ним.

Уайзмен разрабатывает «типологию корыстолюбия», полагая, что существует восемь основных денежных «типов»: романтик, деловой человек, собиратель, энергичный человек, мошенник, преступник, игрок и неудачник, неигрок. Автор оговаривается, что вовсе не считает каждый из названных типов замкнутым: романтик может стать неудачником, может иметь и черты делового человека. Энергичный человек может стать преступником.

«Романтиком» Уайзман называет человека, который идеализирует и переоценивает предмет своей любви, то есть деньги. Например, когда самый удачливый из Круппов – Альфред (1812-1887) – женился, то для себя и для жены построил дом на территории одного из своих сталелитейных заводов. Из окна кабинета он украдкой наблюдал за приходом людей на работу и записывал опоздавших. Жена его вскоре заболела психическим расстройством и оставшиеся годы не расставалась с врачами. Ведь окна ее дома, который был назван «Гартенхаус» («Дом-сад»), беспрерывно дребезжали от ударов паровых молотов, а окружающие ее люди были покрыты слоем сажи…

«Романтик» обычно закрывает глаза на оборотную сторону медали своего корыстолюбия, видит его в розовом свете.

«Деловой человек», в отличие от «романтика», вообще отрицает притягательную силу денег, заявляя, что деньги как таковые не имеют для него никакого значения. Для него считается позорным обсуждать свои собственные финансовые проблемы. Деловых людей очень много на службе в больших фирмах и крупных компаниях, они обычно остаются в тени, их имена не фигурируют в прессе, но, как правило, они очень богаты. Они работают как бы не для себя, а исключительно в интересах компании. Именно в интересах компании они ездят в роскошных автомобилях, останавливаются в дорогих отелях, помогают очередной хунте свергнуть законное правительство.

Тип «собирателя» обожествляет сам процесс «делания денег». Он не интересуется теми удовольствиями, которые деньги могут купить. Его страсть – обладание деньгами. Впрочем, характер собирателя состоит в том, чтобы устанавливать контроль над окружающими путем развязывания и завязывания своего кошелька. Собиратель счастлив, если может превратить человеческий труд в подобие безличного труда машины. Его идеал – конвейер, где человеческий труд сведен к монотонной комбинации однообразных движений. Таким «собирателем» был, например, Генри Форд.

«Энергичный человек, — пишет Уайзман, — это личность, которая применяет мошеннические, нечестные методы, зарабатывая деньги». Он реалист, ему чужды как романтические разговоры о благе общества, так и отрицание притягательной силы денег. Для корыстолюбца такого рода кризисы, войны, эпидемии – наилучшая ситуация для работы его «финансового гения».

«Мошенник» подвизается под видом респектабельного человека в весьма фешенебельных слоях общества. Его «видят всюду» и он «знает всех». Человек, который украл буханку хлеба, несомненно, вор, но человек, берущий слишком высокую цену или недоплачивающий, действует в атмосфере неопределенности, где его поступки не могут быть оценены на основании прямых улик. Необходимо знать все его действия, все его поступки, чтобы определить, вор ли он. Обычно о таких людях всего не знает никто. Поэтому тип «мошенника» и сохраняет респектабельный вид.

«Беловоротничковая преступность» получила широкое распространение во многих странах. К этому типу корыстолюбцев Уайзман относит и знаменитых спортсменов, которые подписывают контракты на большие суммы, отдавая свое имя для рекламы того или иного товара.

«Преступник» — это тип корыстолюбца, для которого не существует таких понятий, как «угрызения совести», «чувство вины». Он не останавливается для добывания денег перед убийством. Сюда относятся гангстеры, члены мафии, грабители и т.д.

«Игрок и неудачник» — типы аналогичные, хотя один из них обычно выигрывает, а другой – проигрывает. Жажда выигрывать и необходимость терять являются самоцелью, сам процесс выигрывания и проигрывания создает у них эмоциональный стресс.

«Неигрок» — человек творческого склада, вообще отказывающийся от гонки за деньгами. Примером такого типа можно считать Сартра, который отказался от Нобелевской премии, жил в однокомнатной квартире на Монмартре. Или Эйнштейна, который назвал ничтожную сумму в качестве вознаграждения за свою работу в Принстонском университете, или Александра Солженицына отказавшегося от наград, предоставленных ему властями России.

Анатолий УРАЛОВ, социолог