Ай да, Батька! Ай да, Бабушкин сын!..

Ай да, Батька! Ай да, Бабушкин сын!.. «Сигизмунд, Сигизмунд, а тебе это надо? Кого ты хотел обмануть?» — подумалось мне известная райкинская пародия с некоторой перефразировкой после просмотра пресс-конференцию белорусского президента Александра Григорьевича Лукашенко

Точнее, после той части, где он рассказывал о некоем Новикове, набившим карманы спекулятивными маневрами и желающим придать своим «неудачам» другую окраску. В принципе же четырехчасовая встреча белорусского лидера с российскими журналистами еще раз ярко продемонстрировала неординарность этого человека, «святую простоту» его в подходах к жизненно важным вопросам.

Простые откровения официальных лиц порой подкупают не новизной, не «информационным поводом», а тем, что эти «прописные истины» звучат из таких источников, получают как бы легализацию. До рассказа Лукашенко о потенциальном претенденте на «Белоруськалий» практически все знали и знают о существовании так называемой схемы «шапки», то есть объект продается значительно дешевле фактической стоимости, но продавец (речь идет о продаже объекта, на самом деле не принадлежащего продавцу) за свои услуги получает определенную сумму. Довольны все: и «продавец», так как продал то, что лично ему не принадлежит, и покупатель, ибо купил курицу, несущую золотое яйцо, практически даром. Ущерб нанесен только настоящему владельцу имущества.

Более двух десятилетий многим не дает покоя вопрос, как же так получилось, что из бедной, голодающей страны, к каковым относили Советский Союз, вышли столько миллиардеров. Но сегодня это расценивается не более чем нытье неудачников. Во-первых, грести всех богатых под одну гребенку неверно. Речь в основном идет о тех, кто темными путями стал владельцем государственного богатства, в первую очередь, сырьевых запасов страны. Суть коррупции в принципе в этом и заключается. Имеющий рычаги к госимуществу чиновник использует эту возможность для обогащения.

Естественно, об этом не принято говорить публично. Поэтому чиновники в большинстве своем опираются на скрытность, секретность своих деяний. Белорусский лидер приоткрыл занавес, за которым хранятся секретные игры с миллиардами. Вхожий к высокому чину друг, брат, сват, как бы между делом, извиняясь, озвучивает некую просьбу некоего клиента. Высокий чин, в данном случае первое лицо государства, так же спокойно, как бы, между прочим, пожурив друга, брата, свата отвергает просьбу. Или… не отвергает. Недоброжелатели могут сделать вывод из высказываний Батьки, мол, это у вас в России возможны такие игры, а я не такой. Он эту позицию и не скрывает.

Белорусы те же русские, но со знаком качества, говорит Лукашенко. Неоднократно обращая внимания на перекосы у «родного брата», он повторяет и главную свою позицию: никто и ничто не в силах вбить клин между русскими, российским народом и белорусами.

Вот последнее время все разговоры ведутся о нарастающей ксенофобии, обострении межнациональных отношений, или, по крайней мере, о попытках разрушить многонациональный монолит России.

Справедливости ради, монолитом назвать эти взаимоотношения можно с большой натяжкой. И виноваты в этом не русские, не таджики, не белорусы. Предвидя недовольные ухмылки, предположу, что межнациональная, также и межконфессиональная карты разыгрываются одним и тем же шулером. И у него в манжетах пиджака не одни эти карты — там и «Наша Раша» с челябинскими мастерами нетрадиционной ориентации, и «Джамшуд и Равшан», и «Дом-2», и «Взгляд в будущее», изобретавший людей-мутантов, говорящих со строительными инструментами на человеческом языке, и т. д. До точки кипения быстрее всех доходят именно национальная и религиозная темы. Темы с ударами ниже пояса. И, как правило, этими темами манипулируют люди, скажем мягко, мало имеющие право поднимать такие вопросы. Помните бородатый анекдот: ребенок заходит в неурочное время в спальню к родителям и, застав их в не совсем театральной позе, восклицает: «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу!»

Одному из таких «учителей», немецкому министру резко ответил Лукашенко, обращая внимание на его «цветную» принадлежность.

В постсоветском пространстве появились немало ярких, сильных руководителей новоявленных независимых государств, так или иначе вышедших из союзной, «СССРовской» шинели. И большинство их не миновала корысть, страсть к личному обогащению, создание вокруг себя ореола «богом избранного». Лукашенко — не исключение. Однако он более других остался верен к социализму, не тому «советскому социалистическому», а социально ориентированному справедливому обществу. Как это ему удается — другой вопрос.

Джафар САДЫГ, журналист