«Сланцевая революция» в США, или Зачем России газопровод за $23 млрд?

«Сланцевая революция» в США, или Зачем России газопровод за $23 млрд? Выход США на мировой газовый рынок может разорить «Газпром»

О чем договорились Путин и Миллер?
В понедельник, 29 октября, президент РФ Владимир Путин на встрече с главой «Газпрома» Алексеем Миллером обсуждал развитие Восточной газовой программы.

В ходе встречи были озвучены такие цифры: скоро на освоение Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения из бюджета России может быть выделено около 430 млрд рублей ($13 млрд).
Затем, возможно, придется начать строительство газопровода до Владивостока протяженностью 3,2 тыс. км, по которому газ с Чаянды будет транспортироваться на Дальний Восток. Сумма этого проекта еще более внушительная — 770 млрд рублей. ($23 млрд).

«В результате этой встречи президент России поручил «Газпрому» в самые сжатые сроки решить все вопросы и начать строительство, — сообщил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков после встречи Путина и Миллера. — Эта встреча фактически является отмашкой для начала работ по обоим проектам — обустройству Чаяндинского месторождения и строительству магистрального газопровода от Чаянды до Владивостока».

Итак, в совокупности на оба проекта может быть потрачено $36 млрд. Громадная сумма. Радует, конечно, стремление Алексея Миллера и ответственного секретаря президентской комиссии по ТЭК Игоря Сечина вложить такие средства на развитие энергетического комплекса. Но нельзя игнорировать мнение другого влиятельного чиновника – Аркадия Дворковича, вице-премьера правительства и ближайшего соратника Дмитрия Медведева.
Дворкович уже долгое время выступает против планов тандема Миллер-Сечин, обосновывая свою позицию большой затратностью указанных проектов. Примечательно, что недавно под давлением правительства были приостановлены проекты освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения и Приразломного месторождения.

«Сланцевая революция» и проблемы сбыта российского газа
На уже упомянутой встрече с Путиным господин Миллер заявил: «В условиях падающего спроса на российский газ в мире нам нужно параллельно с форсированием разработки месторождений Восточной Сибири организовать глубокую переработку добытого газа и развивать внутреннее потребление газа в России».
То есть глава «Газпрома» признает, что спрос на российский газ в мире в ближайшие годы будет падать, но не называет причину. А это значит, что большая часть из $36 млрд инвестиций в два проекта будет потрачена не для экспорта газа в Китай, а для потребления этого топлива внутри страны.

Возникают вопросы. А зачем такая спешка с расходованием столь колоссальной суммы для внутреннего потребления? Разве проблема грядущего коллапса Греции и распада еврозоны уже снята с повестки дня? Разве Россия не будет вовлечена в новую волну мирового экономического кризиса?
Эти вопросы являются риторическими. Пенсионный фонд России «задыхается» от дефицита бюджета, четвертая часть россиян живет за чертой бедности. А в это время энергетическое лобби страны разрабатывает «проекты века», каждый из которых дороже предыдущего.

Между тем уже в ближайшие годы Россия столкнется с проблемой сбыта своего природного газа на мировом рынке. С одной стороны, соседняя Туркмения будет наращивать планы поставок своего природного газа в Китай. При этом туркменский газ почти в два раза дешевле российского, и Поднебесная постепенно сокращает объемы закупки газа из России.

С другой стороны, далекая заокеанская держава готовит «сланцевую революцию». США интенсивно наращивают добычу внутри в Северной Америке сланцевого газа, который в три раза дешевле традиционного российского газа. И по подсчетам экспертов, уже через три года американцы могут начать экспорт своего сланцевого газа в Европу и Азию. Это, естественно, подорвет позиции «Газпрома».

Почему Газпром заморозил два ключевых газовых проекта?
Фактор сланцевого газа уже сыграл свою роль в замораживании уже одобренных проектов. Так, в августе «Газпром» подал в Роснедра заявку на изменение сроков ввода в эксплуатацию Штокмановского месторождения. Это произошло после того, как партнеры по Штокмановскому месторождению не смогли договориться об инвестировании проекта. Более того, стало известно о выходе норвежской Statoil из проекта, и под теперь вопросом участие в проекте французской Total.

«Газпром» также отложил начало добычи на другом шельфовом месторождении – Приразломном. Формальная причина – «недостаточная подготовленность к аварийным разливам нефти».
Однако эксперты уверены: «Газпром» лукавит. На самом деле провал обоих проектов связан с нежеланием западных инвесторов вкладывать в месторождения огромные средства в условиях, когда на мировой рынок выйдет сланцевый газ из США.

В Минэкономразвития РФ уже подсчитали: в 2016 году США могут выйти на мировой рынок со сланцевым газом по цене $110 за тысячу кубометров, в то время как ”Газпром” реализует свой газ по $320 за 1000 кубометров. А средняя цена поставок по долгосрочным контрактам ”Газпрома» достигает $450 за 1000 куботметров.
По данным экспертов, первые терминалы для экспорта газа откроются в США и Канаде уже в 2015 году. Большая же их часть начнет функционировать в 2016-2017 годах. Канада планирует экспортировать 40 млрд куб.м газа в год в Японию и Юго-Восточную Азию. США с терминалами на 100 млрд. кубометров в год могут выйти и на европейский рынок.

По данным Morgan Stanley, в результате «сланцевой революции» добыча на старых месторождениях газа в России упадет на 30%.

Постигнет ли трубопровод от Чаянды до Владивосток участь БАМа?
Итак, «сланцевая революция» может снизить рентабельность проекта по строительству трубопровода до Владивостока стоимостью в $23 млрд. И, возможно, вскоре этот проект повторит печальную участь БАМа.
Напомню, что Байкало-Амурская магистраль (БАМ) — железная дорога в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Ее строительство с перерывами велось с 1938 по 1984. В проект было вложено по нынешнему курсу $2 трлн. А что же в итоге?

Руководители СССР планировали на пути БАМа построить девять территориально-промышленных комплексов-гигантов (по другим данным — одиннадцать), но в итоге был построен только один — Южно–Якутский угольный комплекс, включающий Нерюнгринский угольный разрез.

«Без массированного освоения значительных месторождений полезных ископаемых, залегающих в «зоне притяжения» магистрали (а оно фактически до сих пор не начато), БАМ всегда будет приносить убытки», — заявила вице-президента РЖД Анна Белова. По ее словам, в начале 2000-х годов БАМ приносила $ млрд убытков ежегодно.
Сегодня приостановлены практически все проекты по развитию зоны БАМ.
Вот как в 2000 году оценил БАМ экс-премьер РФ Егор Гайдар: «Проект строительства Байкало-Амурской магистрали — характерный пример социалистической «стройки века». Проект дорогой, масштабный, романтический — красивые места, Сибирь. Подкрепленный всей мощью советской пропаганды, экономически абсолютно бессмысленный».

Однако сегодня в недрах энергетического и транспортного лобби зреют планы «освоения» еще 800 млрд рублей ($25 млрд) на дальнейшее развитие этого бессмысленного проекта. Вот что заявил в 2011 году полпред президента РФ на Дальнем Востоке Виктор Ишаев на совещании по вопросам развития зоны БАМ (проект «БАМ-2»): «На строительство второй ветки БАМа необходимо 800 млрд рублей». Эту идею поддержал глава «Российских железных дорог» (РЖД) Владимир Якунин.

Владимир КРУГЛИКОВ, политический обозреватель