Трансплантация органов: чем опасна инициатива депутата от КПРФ?

Трансплантация органов: чем опасна инициатива депутата от КПРФ? Почки и печень умершего врачи могут изъять без согласия родственников

Спорная инициатива депутата-коммуниста

Долгие десятилетия строители коммунизма убеждали советский народ, что коммунистическая идеология – самая гуманная в мире. И вот нынешние проповедники этой «гуманной» идеологии – депутаты КПРФ – на днях выступили с абсолютно негуманной инициативой.
Итак, депутат от КПРФ Олег Куликов заявил о намерении внести в Госдуму проект закона, который облегчил бы процедуру трансплантации органов умерших людей. В настоящее время изъятие печени, почек и других органов у смертельно больного пациента возможно при одном обязательном условии: или больной, или его родственники должны дать письменное согласие на эту процедуру.

Теперь господин Куликов предлагает, чтобы в медицинском учреждении изымали органы безнадежного больного без согласия на то родственников.
Вот как видит ситуацию депутат от КПРФ Олег Куликов: «В медицинском учреждении больного могут спросить, как он будет распоряжаться своими органами. Здесь он делает заявление в сторону согласия или несогласия, заверенное руководителем медицинского учреждения либо нотариально. Если этого несогласия нет, то по умолчанию это рассматривается как согласие».

Согласитесь, странная позиция у депутата-коммуниста: спрашивать у тяжелобольного человека, к примеру, пережившего инсульт и потерявшего дар речи: «Можно после вашей смерти изъять ваши органы?»

Пересадка органов может спасти 30 тысяч россиян ежегодно?

В настоящее время врачи имеют право на использование органов только лиц без определенного места жительства, неизвестных лиц, которые без паспорта и документа, а также трупов, которые не востребованы. Такая ситуация, по словам депутата Куликова, привела к тому, что примерно 30 тысяч россиян в год умирают или из-за почечной недостаточности, или из-за цирроза печени. Их жизнь могла быть спасена в случае пересадки им органов другого человека. Но на рынке этих услуг создался огромный дефицит доступных органов.

Аргументы «за» и «против»

Предложение депутата КПРФ вызвало волну критики в Охотном ряду. Так, глава думского комитета по охране здоровья Сергей Калашников уверен: законопроект может вызвать недовольство в российском обществе.

«Во-первых, умирающий человек в силу религиозных или других убеждений может выступить против изъятия его органов после его смерти, — говорит депутат Калашников. — Во-вторых, мы постфактум уже никогда не сможем установить, действительно ли человек был мертв или недобросовестные врачи преднамеренно отказались спасать ему жизнь, чтобы затем быстро изъять его почку или печень».

Эту позицию разделяет член Общественной палаты РФ, протоиерей Всеволод Чаплин: «У нас изначально была такая позиция: донорство — дело благородное. И я знаю многих людей, которые завещают свои органы в случае преждевременной смерти людям, которым они могут понадобиться. Однако в этом вопросе есть опасность злоупотребления. Поэтому презумпция несогласия видится оправданной до тех пор, пока каждый человек не будет уверен, что врачи будут бороться до конца за его жизнь, а не пойдут по пути изъятия органов у еще живого и способного выжить человека. Для этого нужны ответственность, гражданский контроль, может быть, максимальный доступ к информации со стороны родственников, общественности. Всё это можно отрегулировать».

Однако такие опасения считает необоснованными депутат Госдумы, в прошлом практикующий врач Василий Максимов: «Прежде всего, важно знать, что пересаживают органы от мертвого тела, не человека. Это ситуация, когда в теле еще теплится жизнь, но мозг уже умер. В этом случае изъятие органов возможно».

Василий Максимов до недавнего времени был главой областной клинической больницы, специализирующейся на диализе и пересадке органов. Он уверен, что все спекуляции на тему изъятия органов у тяжело больных, но живых людей не выдерживают критики. «Это сделать практически невозможно, — уверен он. — Как делают трансплантацию почки: лежит человек с погибшим мозгом в реанимации. Там задействовано порядка шести врачей только на консилиуме. Плюс срок от пересадки до трансплантации практически несколько минут. А трансплантация органов — очень сложный процесс. Это не сутки, а всего несколько часов, поэтому я не представляю, как можно «разобрать человека на органы» в каком-то подвале и потом развести по каким-то центрам».

Напомню, что в России условия и порядок трансплантации определяются «Законом о трансплантации и «Законом об охране здоровья граждан». Статья 8 закона о трансплантации гласит: «Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту».

Согласно закону, органы и ткани для пересадки могут быть изъяты у умершего человека только после констатации смерти, которая производится при наличии бесспорного доказательства факта смерти, т.е. необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга). На этом основании консилиум врачей-специалистов выдает заключение о смерти.

По просьбе ИАП АЗЕРРОС эту проблему прокомментировал известный российский кардиохирург, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева РАМН Лео Бокерия:

— В России операций по пересадке органов делается в десятки раз меньше, чем в странах ЕС и США. К примеру, в заокеанской державе в год делается около 2 тысяч операций по пересадке сердца, тогда как в России – не более сотни.

Трансплантация органов должна быть разрешена лишь в том случае, если тяжело больной фактически не живет, то есть его мозг не работает. В этом случае сразу должна приступить к работе бригада специалистов по сохранению органов. В этом случае нужно принять экстренные меры, чтобы не попала инфекция и чтобы исключить применения больших доз кардиотоников, которые ведут к гибели не только сердца, но также почек и печени.

Для сдвига в этом вопросе в нашей стране нужно ввести единый всероссийский регистр. Такой регистр уже существует в США, и там работают независимые эксперты, которые направляют органы не тому, кто «ближе» к донору, а в то медицинское учреждение, где действительно находится особо нуждающийся в пересадке пациент. Сегодня в России остается острой проблема детской трансплантологии сердца и легких, и этот вопрос надо срочно решать на государственном уровне.

Дмитрий БАБИЧЕВ, политический обозреватель