Ильгар Нифталиев: «Изучая события марта 1918 года, Азербайджан хочет просто восстановить историческую правду»

Сегодня в Азербайджане отмечают печальную годовщину событий 1918 года. 103 года назад в Баку и других городах боевики националистической партии «Дашнакцутюн» и большевики начали массовые убийства азербайджанцев. О роли тех событий в истории Азербайджана «Вестнику Кавказа» рассказал заведующий отделом история Азербайджана советского периода Института истории им. А.А. Бакиханова, доктор философии по истории, доцент Ильгар Нифталиев.

— Почему тема геноцида азербайджанцев стала подробно освещаться относительно недавно?

— В советский период историки освещали эти проблемы, однако в основном пользовались советскими источниками, поскольку архивы были закрыты, и материалы, связанные с кровавыми событиями марта 1918 года, находились под грифом секретности. Зато тема «геноцида» армян в Османской империи 1915 года активно раскручивалась в армянской историографии. В этом большую роль сыграла армянская диаспора за рубежом, а также тот факт, что в 1965 году Советский союз фактически признал «геноцид» армян, то есть советская историография официально допускала освещение этого вопроса, поскольку в то время Турция как член НАТО была противником СССР.

В конце 1980-х годов на волне начала сепаратистского движения в Нагорном Карабахе историки начали исследовать не только причины возникновения Нагорно-Карабахского конфликта, но и в целом армяно-азербайджанские отношения. Тогда тема геноцида азербайджанцев вышла на первый план. В конце 1980-х — начале 1990-х годов появились первые публикации на страницах печати, прежде всего в академических журналах, о событиях в Шамахы, о событиях в Баку. После восстановления Азербайджаном независимости были напечатаны и первые монографические работы по этой теме.

В 1998 году Гейдар Алиев издал указ, согласно которому 31 марта ежегодно отмечается как День геноцида азербайджанского народа. Этот указ стал первой политической и правовой оценкой событий 1918 года. После этого азербайджанские ученые начали планомерно и последовательно изучать те события, поскольку были сняты запреты на многие документы, которые хранились в архивах. Также были обнародованы материалы следственной комиссии, которая была создана еще в период Азербайджанской демократической республики (АДР) и изучала события, происходившие на территории Бакинской губернии: на территории Баку и Бакинского уезда, Шамахы и Шамахынского уезда, Губы и Губинского уезда, а также в Лянкаране и Гейчае. Эти документы стали доступны исследователям. Были изданы многочисленные сборники документов, посвященные геноциду азербайджанцев в различных регионах Бакинской губернии. География изучения проблемы расширялась, появились исследования, связанные агрессией дашнакской Армении против АДР; в Нахчыване, в Карабахе… Сегодня тема геноцида азербайджанцев достаточно глубоко освещена азербайджанскими историками. Изданы многочисленные сборники документов, многие работы переведены на иностранные языки, изданы в Москве, в некоторых европейских странах.

— Какова была истинная цель дашнаков, учитывая географию зверств против мирного населения, особенно в Баку, Шамахы, Карабахе и Нахчыване?

— Цель большевиков состояла в том, чтобы предотвратить развитие национально-демократического движения в Азербайджане, сохранить Южный Кавказ в составе советской России. Большевики не могли допустить создания независимых государств и пытались путем советизации национальных окраин сохранить эти территории. Те события происходили в регионах Азербайджана, где армяне и азербайджанцы жили друг рядом с другом или смешано.

В основе территориальных притязаний армянских националистов лежала попытка расширить границы армянского государства за счет азербайджанских земель. А то, что происходило в Баку, в Губе, в Шамахы – здесь цели большевиков и дашнаков совпадали. Большевики хотели закрепить за собой территорию Бакинской губернии и города Баку, который был центром нефтяной промышленности в Российской империи и крупнейшим нефтяным центром. То, что творили армянские националисты, думаю, это месть за события 1915 года. Это мое личное мнение. Они решили отомстить мусульманам-азербайджанцам за то, что происходило на территории Османской империи. Некоторые армянские националисты принимали участие в событиях 1905 года в Карабахе; в геноциде мусульман в Восточной Анатолии в 1915 году; в событиях в Губе в 1918 году. Это одни и те же палачи, которые, где бы ни оказывались, будь то на территории Османского государства, будь то на территории Кавказа, принимали участие в геноциде мусульманского населения.
В конце XIX века армянские политические организации поставили цель добиться создания армянской автономии. В конце XIX века это была территория Османского государства, а в начале XX века в программе партии была также территория Российской империи. Они хотели очистить территорию от мусульман для создания своего армянского государства, расселив на ней армян.

— Можно ли говорить, что мартовские события 1918 года привели к росту национального движения в Азербайджане?

— Безусловно, те мартовские события стали переломными — азербайджанское демократическое движение встало на путь независимости. Тогда большевики показали свое истинное лицо. Вопреки декларациям о праве на самоопределение народов бывшей Российской империи, этими кровавыми событиями, попытками насильственно установить советскую власть на национальных окраинах они фактически разоблачили свою истинную сущность. Это была та же политика, что у царского правительства, которое сначала заключало договоры с нашими ханствами, признавая их независимость, а потом через некоторое время ликвидировало эти ханства и превращало их свои провинции. Фактически большевики пошли по этому пути. Они сначала признавали право народов на самоопределение, а потом оккупировали эти территории. Так или иначе, мартовские события стали переломными для деятельности азербайджанских национальных сил по достижению независимости Азербайджана.

— На ваш взгляд, насколько в перспективе возможно получить в международном масштабе правовую оценку событий 1918 года?

— Я не могу говорить за политиков, мы — историки. Когда мы исследуем те события, мы не преследуем политических целей. Главная цель историка — дать объективную оценку прошлого, чтобы прошлое стало уроком для будущего поколения, чтобы потомки знали правду. Все остальное, конечно, политика. Помните, турецкое правительство призывало армянское правительство открыть архивы и дать объективную оценку событиям 1915 года. При этом турецкое правительство, открывая архивы, не преследовало цель, чтобы в будущем требовать от армян каких-то компенсаций, каких-то территорий. Оно поднимало этот вопрос для того, чтобы дать объективную оценку прошлому.

Однако армянские националисты преследуют чисто политические цели, чтобы в будущем расширить территорию Армении, потребовать от турецкого правительства компенсации.

Думаю, что азербайджанское правительство хочет просто восстановить историческую правду, исследуя эти вопросы, чтобы будущее поколение знало, где проходит историческая граница Азербайджана, какие территории составляли историческую территорию Азербайджана. Президент неоднократно говорил, что у нас нет территориальных притязаний к какому-либо государству. Просто мы хотим восстановить историческую справедливость, объективность.