Итоги встречи в Москве: Что изменилось в Карабахе после перемирия?

Встреча в Москве лидеров России, Азербайджана и Армении, безусловно, состоялась в рамках и необходимости дальнейшей реализации трехсторонних договоренностей от 09 ноября 2020 года. Безусловно, она не могла пройти без определенных противоречий. Я бы выделил ряд важных моментов по итогам данной встречи.

Первое. Она определила именно мирный вектор дальнейшего процесса урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха. При этом, что главное для России, была снята, или, по крайней мере снижена в разы, напряженность по поводу пребывания в регионе российских миротворцев. Ведь в общественном мнении, как в армянском, так и азербайджанцев, такая напряженность в последнее время неизменно росла.

Второе. Нашло подтверждение ранее высказанное мною мнение о том, что логика дальнейшего урегулирования конфликта между официальными Баку и Ереваном, при посредничестве России, должна быть переориентирована с политической сферы на экономическую. То есть, теперь речь идет, о создании совместной трехсторонней инфраструктуры, институтов и системы инвестиций по развитию западных районов Азербайджана. То есть, закладывается путь урегулирования конфликта путем повышения в этом процессе роли экономических процессов и снижения политических. И, пожалуй, вопросы государственной принадлежности/собственности земли, строений, коммуникаций и т.д. будут определяться именно с помощью экономических законов. То есть, кто и сколько вложил инвестиций, сил и средств в общую деятельность по развитию самого региона. Тот и будет получать соответствующую прибыль, дивиденды. И, конечно, соответствующую степень влияния на принятие решений в образовавшейся трехсторонней рабочей группе. Одним словом, сегодняшняя встреча определила главное — экономический фундамент становится основным при решении вопросов … мирного и поэтапного вытеснения влияния со стороны официального Еревана за оставшейся территорией, пока находящейся под его контролем.

Третье. Заявления премьер-министра Николы Пашиняна о том, что он сожалеет, что не обсуждался вопрос о статусе Нагорного Карабаха выглядит, если сказать очень мягко, несерьезными. Почему? Потому что эти слова не были подкреплены соответствующим армянским проектом («дорожной картой»), в котором бы были определены следующие позиции. А именно, о каком статусе Нагорного Карабаха идет речь? Какие механизмы должны быть сформированы для наделения западных территорий Азербайджана каким-то статусом? И наконец весьма щекотливый вопрос — за чей счет должен происходить процесс наделения статуса и сколько это вообще будет стоить? На эти вопросы, надеюсь, руководители Армении непременно ответят в ближайшее время, если они себя считают серьезными политиками, а не лицами, «которые делают соответствующие заявления».

На каком правовом основании должен быть сформирован статус Нагорного Карабаха, о котором говорит премьер-министр Армении? В соответствии с какой резолюцией ООН или другими международными документами. При этом хочу заранее сказать, что дальнейшие трехсторонние соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией никогда не будут иметь не то что пункт, даже намека на придание какого-то особого статуса западным районам Азербайджана, куда входит и оставшаяся часть Нагорного Карабаха, пока что еще контролируемая официальным Ереваном.

Доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова, член Экспертного совета организации «Офицеры России Александр Перенджиев, специально для Vzglyad.az.