Рагиб Гасанов: Мечтаю установить памятник, который может стать как символом Победы, так и культурным центром Азербайджана

В интервью Rosreporter с известным азербайджанским скульптором Рагибом Гасановым о том, как пандемия повлияла на его творчество, образ мыслей, какова судьба значимых для художника проектов и как родилась идея создания монументального архитектурно-скульптурного сооружения «Матери-Спасительницы», приуроченной к годовщине Победы Азербайджана в Отечественной войне 2020 года.

– Весь мир живет в новых непростых реалиях из-за все продолжающегося распространения коронавирусной пандемии, внесшей серьезные изменения в нашу жизнь. Рагиб Муаллим, как пандемия отразилась на Вашем творчестве?

– Пандемия коронавируса, конечно же, изменила наш привычный уклад жизни и стала для всех настоящим испытанием, даже сказал бы шоком, особенно для нас, творческих людей. Мы привыкли находиться в гуще самых разных событий. Творческим людям как воздух необходимы новые впечатления, поездки, встречи и общение с коллегами, участие в мероприятиях.

Мне пришлось отложить на неопределенное время один из важнейших своих проектов – скульптурную композицию «Верблюдица», которая была изготовлена в миниатюре и получила восторженные отзывы у многих моих коллег. В частности, моей работой заинтересовался народный художник России, известный скульптор, председатель Союза художников России Ковальчук Андрей Николаевич. Он высоко оценил скульптуру «Верблюдица» и предложил установить памятник в Китае – в стране, откуда начинался Великий шёлковый путь. Шёлковым назвали потому, что из этой восточноазиатской страны по караванной дороге в страны Средиземноморьем с древних времен вывозился шёлк. И единственным транспортным средством многие столетия являлся верблюд – почитаемое животное у многих народов мира, в том числе и у китайцев. Так как Андрей Ковальчук активно сотрудничает с китайскими коллегами и успешно реализует свои архитектурные и художественные проекты в Китае, он предложил установить 30-метровую скульптуру моей «Верблюдицы» в этой стране и даже провел успешно переговоры с китайской стороной по этому поводу. В Китае проявили заинтересованность к нашему теперь уже совместному с Андреем Ковальчуком проекту памятника «Верблюдицы».

Но, увы, дальнейшему процессу помешал коронавирус.

Больше года я живу за городом на своей подмосковной даче, которая служит мне также и мастерской, не теряю времени даром, теперь уже без спешки работаю над несколькими проектами. Мы люди терпеливые, и это дает нам силу. Много разных идей за последнее время приходит в голову, пока они у меня еще только в эскизах, что-то в них дорабатываю, что-то изменяю, уверен, что готовые эскизы дождутся своего часа и будут воплощены в замечательные скульптуры.

Я человек слегка суеверный, поэтому стараюсь не говорить о том, что еще находится в незавершенной фазе.

– Два года назад в Азербайджане проходил открытый скульптурный конкурс по созданию памятника Гаджи Зейналабдину Тагиеву, который проводили Минкульт и Фонд Гейдара Алиева. Вы принимали участие в нем, но Ваша работа не была одобрена.  Какова дальнейшая судьба этого проекта?

– Вы затронули больную для меня тему. Да, я участвовал в этом конкурсе и представил конкурсной комиссии свою работу. Конечно же, как и все конкурсанты, принимавшие в нем участие, надеялся на победу. Для меня, как и для каждого азербайджанца, Гаджи Зейналабдин Тагиев – это олицетворение истинного патриотизма, благородства, щедрости, преданности своему народу и своей стране. И когда я узнал об этом конкурсе, не мог не принять в нем участие. Потом уже, узнав, что мой проект не прошел, конечно же, был крайне огорчен. Но что-то мне подсказывало, что нельзя отчаиваться, что моя работа дождется своего часа. И, как мне кажется, это сейчас уже происходит.

Моим проектом скульптурной композиции Гаджи Зейналабдина Тагиева заинтересовались пакистанские коллеги, им понравилась идея подачи образа великого человека – предпринимателя и мецената, вошедшего в историю благодаря своей общественной, просветительской и благотворительной деятельности. И интерес пакистанцев к Тагиеву имеет свои исторические корни. В начале прошлого века в Пакистан пришла настоящая беда – легочная чума, под угрозой смерти оказались миллионы людей. Тагиев, узнав об этом, не задумываясь, пожертвовал огромную сумму и закупил в Европе вакцину от чумы, таким образом спас несколько миллионов пакистанцев от неминуемой смерти.

И вот теперь внуки тех пакистанцев загорелись идеей установить у себя в стране в знак благодарности памятник Гаджи Зейналабдину Тагиеву по моим эскизам. Так что история с проектом памятника Тагиеву имеет продолжение. Очень надеюсь – счастливое.

– Приближается годовщина Победы Азербайджана в Отечественной войне 2020 года. Ведутся активно обсуждения о возведении памятников Победы в освобожденных городах, которые должны стать символами освободительной 44-дневной Отечественной войны. Вы думали над тем, чтобы предложить свой проект такого памятника?

– Над таким проектом я работаю давно. Меня, как и многих моих коллег, конечно же вдохновило событие великой важности для азербайджанского народа – возвращение исконно азербайджанских земель и разрешение нагорно-карабахского конфликта. Но подтолкнул меня к воплощению этой идеи мой один из самых близких друзей, сказав мне, чтобы я задумался над созданием грандиозного монумента, посвященного Победе Азербайджана в Отечественной войне 2020 года.

Много думал над тем, какой должна быть скульптурная композиция, чтобы она в себе могла соединить и боль, и радость, непреклонность и мужество народа, его многовековую уникальную культуру, историю и традиции. Я поставил перед собой сложнейшую задачу и кропотливо день за днем шел к ее разрешению. Это был мучительный творческий процесс, ставший смыслом моей жизни в течении этого года.

У меня появилась идея создания монументального архитектурно-скульптурного сооружения в образе «Матери-Спасителя», благодаря которой  рождались и творили на священной земле Карабаха поэты, музыканты, философы, певцы, труженики и могучие воины, и которое я мечтаю установить в колыбели и жемчужине Карабаха – Шуше. Свою идею я уже воплотил в эскизах, чертежах и рисунках.

Будущая статуя, примерный размер которой может составить 30-40 метров, будет напоминать круглую монументальную колонну в восточном стиле в образе женщины, в которой будут сводчатые ячейки – порталы с углублениями, в которых будут композиции, посвященные историческим деятелям, поэтам, музыкантам, философам, воинам-победителям и т.д., на ступенях по периметру и высоте которых будут рельефные изображения.

Скульптурную композицию – образ «Матери-Спасителя», поднявшей над головой саблю, которая является символом Победы, будут обрамлять мощные крылья – щит священной земли. С западной стороны сооружения будут установлены подъемные шахты, а на самом верхнем этаже памятника будет установлена смотровая площадка. Приезжающие смогут полюбоваться красотой окружающей природы и оценить всю прелесть и красоту Шуши и всего региона. Все его великолепие.

Там должен быть установлен памятник, который может стать как символом Победы, так и культурным центром Азербайджана.

Беседовал Замин Мустафаев

Источник: Rosreporter.ru

Справка: Рагиб Гасанов — известный скульптор и керамист, автор многих оригинальных работ, среди которых уникальный памятник выдающегося поэта и писателя Алиаги Вахида, знаковый для  Ичери-Шехер, для всех азербайджанцев и культуры Азербайджана.

Окончил Архитектурный институт в Баку. В 1982 году стал членом Союза архитекторов СССР, а в 1984-м – Союза художников СССР и членом Художественного фонда республики. В 1999-м году был принят в скульптурную секцию Международного и Российского Союза художников при ЮНЕСКО.

Автор успел поработать в разных странах, а в настоящее время проживает в Москве, а также совершает творческие поездки в разные страны мира.