Сафа Мирзагасанов: я благодарен своей актерской судьбе

Есть такое выражение «Когда пушки гремят, музы молчат». Сегодня оно обрело несколько иное значение и, если его переиначить на современный манер, то «музы молчат», когда по миру гуляет пандемия. Ведь, учитывая возможности Интернета, музу заставить замолчать не так-то просто. Эта фраза касается, скорее, живого театра, где происходит непосредственное общение между актерами и зрителем, по которому одинаково соскучились как те, так и другие.

Возвращение в родной храм искусства стал для артистов сродни возвращению к жизни. Поэтому встречи со стосковавшимся по живому искусству зрителем у артистов Русской драмы происходит в эти дни особенно эмоционально, они выкладываются на сцене по полной, играют с большой отдачей, и этот период возвращения театра в жизнь наверняка станет новым этапом развития театра.

В преддверии Нового года Сафа Мирзагасанов, народный артист Азербайджана, любимец бакинской публики, поделился своими мыслями о прошедшем нелегком периоде и планами на будущее.

– Начнем, пожалуй, с темы, которая стала лакмусовой бумагой для многих профессий.  Как на вашем творчестве сказалась чума XXI  века – пандемия?

– Кто бы мог предположить, что такое может случиться. Эта проблема коснулась всего мира, тут не до творчества. Год и семь месяцев мы были лишены театра.

– Но прошлый год ознаменовался и  прекрасным событием – победой азербайджанской армии, отвоевавшей оккупированные земли. Произошла ли какая-то переоценка ценностей за период, пока шла Отечественная война?

– Несомненно! Наконец справедливость восторжествовала!  Благодаря президенту и нашей славной армии исконно азербайджанские земли были возвращены. Слава народу-победителю и вечная память всем отдавшим жизни за освобождение родной земли!

– Вы – характерный актер, каждое ваше выступление сопряжено с высокими эмоциями. Насколько сильно вы вживаетесь в образ на сцене и как возвращаетесь к обычной жизни?

– Я считаю себя разноплановым актером и, конечно же, сопереживаю и оправдываю своих героев, отдавая им свое здоровье, сердце, кровь. Но жизнь есть жизнь, а в жизни я такой же человек, как и все остальные люди.

– Сколько всего ролей в вашей творческой биографии?

– У меня около 150 ролей, из них приблизительно 80 главных, за что я благодарен своей актерской судьбе.

– Можете назвать свою любимую роль и роль, которую так и не удалось воплотить в том виде, в каком вам хотелось?

– Все роли как дети. И каждой отдан кусочек моего сердца, поэтому сложно назвать любимую. Но, к сожалению, они уходят – я имею в виду спектакли. Но все они все равно остаются в моем сердце…

 У вас была драматическая роль Заура в спектакле «Тахмина и Заур», Арифа в «Иблисе», Тригорина – в «Чайке», Эдмонда Глостера в «Короле Лире», короля Георга IV в «Кине IV», в пьесах Эльчина «Убийца» и «Звезда, любовь и шампанское», и сыграны все они вами  блестяще.  Однако ваша популярность и любовь зрителей была все же взращена на ваших комических ролях. Так уж необходимо примерять на себя другое амплуа состоявшемуся актеру?

– Я с вами не согласен. Актер нынешнего театра должен уметь играть все: и трагедию, и драму, и комедию, и водевиль, и мюзикл. Зритель принимал меня во всех образах: и драматических, и  комедийных и т.д., за что я ему благодарен.

– В образе героя какой эпохи вы чувствуете себя комфортней?

– Мне нравятся все эпохи, главное – материал роли.

– Существует ли определенный набор качеств, чтобы стать хорошим артистом?

– В первую очередь – это способность существовать в предлагаемых обстоятельствах. Затем органика, чувство партнерства, добросовестное отношение и, конечно же, безграничная любовь и преданность своему делу. Но все-таки главное – это талант.

– Судя по московским театрам, там принято вносить в спектакль немного отсебятины. Практикуется ли подобный прием в вашем театре?

– Иногда и практикуется, но я не сторонник отсебятины. Меня учили относиться с уважением к актерскому тексту.

– Хотели бы попробовать себя в каком-нибудь авангардном спектакле в духе нового времени? В каком образе себя видите?

– Я никогда не загадываю наперед, но мне было бы интересно.

— Вы с супругой Евгенией Невмержицкой, также актрисой Русской драмы, слывете одной из самых благополучных пар нашей театральной сцены, что вызывает у многих понятное удивление. Можете поделиться секретом столь долгой счастливой семейной жизни?

– Нет, делиться секретом счастливой семейной жизни не буду. Чтоб не сглазили! У каждой пары свои секреты.

— Смех, аплодисменты в зале – индикатор успеха. После проведенных 40 лет на сцене вас по-прежнему волнует реакция зрителей?

– Реакция зрителей волнует всегда. Это наш воздух. Без которого мы не можем жить.

– Есть ли у вас несбывшиеся мечты, связанные со сценой?

– Все мои мечты осуществились. Но мне всегда хочется чего-нибудь новенького.

– Насколько вам близки приоритеты молодого поколения? И что сегодня, на ваш взгляд, отличает молодых артистов?

– Я с большим уважением отношусь к молодежи нашего театра. Различает нас многое, и, прежде всего, время. Они существуют в другой системе координат. И дай Бог, чтобы все их мечты и желания осуществились.

От всей души поздравляю вас и редакцию газеты с наступающим Новым годом. Пусть он принесет всем здоровье и удачу!

Беседовала Марина Мурсалова

Источник: Росрепортер