Впервые за 85 лет в легендарном музее Айя-София прозвучит азан

10 июля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал указ о присвоении Айя-Софии в Стамбуле статуса мечети. Впервые за 85 лет завтра в легендарном и теперь уже бывшем музее прозвучит азан — призыв к обязательной молитве для мусульман.

Соответственно, такой «дерзкий» шаг турецкого главы вызвал неоднозначную реакцию мирового сообщества. Папа Римский высказал обеспокоенность и опечалился по данному поводу, вселенского патриарха Варфоломея, «сидящего в Стамбуле, словно мышь под метлой», как самого «заинтересованного» человека в недопущении превращения христианской святыни в мечеть, обвинили в сотрудничестве с ЦРУ, а Патриарх всея Руси Кирилл увидел в этом угрозу всей христианской цивилизации. Причём, по мнению последнего: «Долг всякого цивилизованного государства — сохранять равновесие».

И только Песков спустя неделю успокоил всех, что всё тип-топ и «по-житейски» отметил, что теперь российские туристы, желающие посетить храм, от этой ситуации только «выиграют». Официальная Россия, в свою очередь признала тот факт, что это внутреннее дело Турции. А в СМИ и вовсе называют этот шаг «джумхурбашкана» исламизацией страны. Исламизация исламской страны, наверное, сформулировано правильнее.

И, казалось бы, все эти высказанные недовольства вообщем-то носят вполне обоснованный характер. Собор Святой Софии, построенный в древней Византии – Константинополе почти полторы тысячи лет, не имел ничего общего с мусульманской культурой. С XV века после захвата города Османской империей собор стал функционировать как мечеть. К зданию собора были пристроены четыре минарета, внутри него поместили михраб, указывающий на Мекку, а  фрески и мозаики были замазаны штукатуркой. Вплоть до 1934 года в здании проходили мусульманские богослужения, пока указом Ататюрка Айя-София не стал музеем, и здание подверглось реставрации, стены с мозаиками расчистили от штукатурки.

Турция, безусловно, суверенная демократическая страна, со своим уставом и внутренними правилами. И это, конечно же, внутреннее дело государства и его народа. С переводом всемирно известного музея в религиозный исламский объект не приведет к его закрытию для доступа к нему всех желающих, все останется в прежнем состоянии кроме его статуса. И, тем не менее, судьба «собора» всерьез беспокоит многих, особенно представителей РПЦ.

В свою очередь в связи с этим чрезмерным беспокойством хотелось бы задать несколько острых вопросов и поинтересоваться возможностями для строительства молельных мусульманских домов в российской столице…  Почему существует противодействие в строительстве мечетей на территории России? Отсутствие мусульманских храмов даже в самых крупных городах России свидетельствует о том, что не все так гладко в этом вопросе.

Кто-нибудь вообще помнит о законе «О возвращении христианам конфискованного государством имущества и разрешение специальных христианских классов в школах», принятый несколько лет назад тем же самым Эрдоганом? При таком раскладе, что можно было ожидать от главы мусульманской страны? И потом! Дорогие «представители» христианства, где вы были, когда Собору Святой Софии присваивали статус музея? И звучит мой вопрос абсолютно без всякого сарказма и тени иронии. Другими словами, Божий дом превратить в музей, значит, можно, а в религиозный объект — ни в коем случае? Таким образом, так «переживая» за Собор Святой Софии, обостряется ситуация, нагнетается обстановка вокруг этого святого для всех верующих места. А не думали ли вы о том, что многие храмы давно уже превратились в музеи. И какая разница, одним больше, одним меньше…

Кстати! В своём видеообращении священнослужитель Русской Православной Церкви, известный проповедник и миссионер, протоиерей  Андрей Ткачёв заявил, что православный паломник или турист, находящийся в Стамбуле может без труда зайти в Айя-Софию, купив билет за вход, походить там, помолиться тайно в сердцах, послушать экскурсовода. Если музей станет мечетью, всё теперь будет гораздо сложнее.

В чём эта сложность? В том, что туристы не заплатят 100 TL за вход, или очереди в таком случае перед собором будут в разы меньше? Или, может быть, в шумном и платном музее молиться гораздо комфортнее, чем в тихом храме? Или, может быть, стоит вспомнить хотя бы историю Исаакиевского собора? Ведь ситуация носит зеркальный характер, не так ли?..

Но об этом порассуждаем в следующий раз…

Эмиль Барбье