В Музее Востока открылась выставка «Чай, вино, поэзия»

В Музее Востока открылась выставка "Чай, вино, поэзия" Где чай и вино, там поэзия, убеждены организаторы новой выставки в Музее Востока. И наоборот: если люди собрались поговорить о высоком, то на столе обязательно будет стоять чайник чая или бокал-другой вина. Оба этих напитка обладают уникальными объединяющими свойствами. Откуда возникли чай и вино, как становились частью традиции и как правильно употреблять и то, и другое, — об этом рассказывает выставка «Чай вино, поэзия», сообщает ИАП AZERROS со ссылкой на rg.ru

Кстати, этот проект готовился музеем почти четыре года. Все экспонаты — из запасников Музея Востока и частных коллекций, многие из них на выставках никогда не были или были представлены зрителям очень давно. Все пережили бурное застолье и были свидетелями уходящих глубоко в древность ритуалов.

Пространство выставки условно разделено на несколько залов — китайская, японская, грузинская и среднеазиатская традиции. В каждом зале — картины, чайная и винная утварь — несколько десятков сосудов, в том числе и очень древних, плошек, чайников, чашек, блюд — все из чего можно пить, откуда можно наливать чай или вино, все, что было необходимо для проведения чайных церемоний. Каждый экспонат сам по себе — произведение искусства, утонченное, созданное искусным мастером.

Бесспорно, все началось с Китая. Это родина чая. Уже в III тыс.до н.э. Шэнь Нун — император легендарной династии Ся — попробовал заварить лист чайного куста. С незапамятной древности китайцы знали секреты приготовления вин из зерна, цветов и фруктов. К VI веку «занятия чаем» — именно так назывались чаепития — стали составной частью буддийского монастырского распорядка. Чай помогал лучше сосредоточиться во время многочасовых медитаций, стимулировал работу мозга и помогал избавиться от сна. Церемония выглядела так: монахи садились около статуи Будды и пили чай, передавая одну чашу по кругу. Именно такую позолоченную фигурку Будды, созданную в XVI веке, можно видеть в одной из витрин «китайского» зала. Другая, уже керамическая, скульптура XIX века «Бодхидхарма», изображающая первого патриарха чань-буддизма. Святой прибыл из Индии в Китай в 470-е годы и основал знаменитый монастырь Шаолинь. Легенда гласит, что святой долго медитировал и несколько лет не спал. А когда, наконец, его глаза закрылись, он вырвал себе веки, отбросил их далеко от себя, а там, куда они упали, выросло чайное дерево.

Только в эпоху раннего Средневековья в Китае появилось виноградное вино. Кстати, чтобы вывезти его в Европу, создавались многочисленные емкости, расписанные эмалью. На сосуды переносились вполне традиционные сюжеты — пейзажи, но были и совсем необычные — гротескные сценки с участием европейцев.

В Японию чай привезли буддийские монахи. Именно там процесс чаепития возвели в ранг искусства. Считалось, что чай способствует приобретению просветленного состояния. Отсюда — многочисленные виды и подвиды посуды, использовавшейся в ходе чайных церемоний. Мидзусаси — сосуд для воды, кого — емкость для благовоний, тяван — чаша для чая. Еще один, особо ценный экспонат в «японском» зале, сотканное вручную панно с использованием золотых, серебряных и шелковых нитей «Шесть магов поэзии».

А вот сакэ, которое еще называют японским вином, появилось в Японии раньше чая, но долгое время было напитком элиты. И только с XII века крестьяне сами освоили его производство. С этого времени и сакэ, и чай — необходимые участники чайных церемоний.

Центр «грузинского» зала — полотно Нико Пиросмани «Кутеж». Художника часто называли «духанным» живописцем: его работы висели на стенах духанов, своего рода клубов по интересам. На картине — подчеркнуто ритуальный характер трапезы: стол, белая скатерть, детально выписанное обильное застолье, торжественно восседающие участники пира, готовые принять нового гостя в свою компанию, ведь, как гласит грузинская пословица: «Гость — посланник Бога». Считается, что Грузия — самый древний винодельческий регион мира, поэтому в этом зале — множество сосудов для вина. В грузинской традиции они воспринимались не просто как емкости, необходимые в быту, а как хранители тайн бытия — серебряные каркара, сура, чинчила. Примечателен на выставке сосуд XIX века с изображением головы сатира. Кованые ручки фляги выполнены в виде змеиных голов, ножки — в виде голов фантастических животных, горло фляги — голова совы. Сосуд каркара отличает необычная форма горлышка. Когда вино сквозь перевитые трубочки, расположенные внутри сосуда, выливают в чашу, можно слышать мелодичный звук, напоминающий воркование голубя. Отдельно представлены — серебряные рога XIX, XX века, с удивительно филигранной гравировкой. Как правило, такие вмещали в себя не один литр вина. В разгар застолья мужчина, демонстрируя выносливость, должен был осушить рог полностью.

Традициям чайханы посвящены картины Алексея Исупова, Павла Бенькова, Александра Волкова, также представленные на выставке. Застолье в чайхане, запечатленное на полотнах, — это своего рода мудрая азиатская жизнь в миниатюре — неспешная, освещенная мудростью и согретая дружелюбием.

А после осмотра выставки стоит заглянуть на чайную церемонию. Их в Музее Востока несколько: классическая, императорская (используются высокосортные виды чая десятилетней выдержки, нефритовая (используются марочные, коллекционные виды чая), тибетская (чай варится особым способом на воде и молоке), пятичасовая чайная церемония, на которой расскажут, как правильно заваривать чай всеми возможными способами.