С.Лавров: Не дело мирового сообщества — решать судьбу Сирии

«Пытаться заранее предсказать исход диалога — это не дело международного сообщества», — сказал министр на пресс-конференции.

С.Лавров также добавил, что сирийский президент Б.Асад уполномочил вице-президента Фарука Шара провести переговоры с представителями всех оппозиционных групп.

«К сожалению, создается впечатление, что чем больше сирийское руководство проявляет готовность двигаться вперед, тем менее оппозиция готова сесть за стол переговоров», — сказал глава российского внешнеполитического ведомства.

Глава российского МИД также выразил недоумение по поводу массового отзыва послов различных стран из Сирии. «Не хочется создавать впечатление, что все эти процессы продиктованы какой-то логикой. Нам эта логика непонятна», — заявил С.Лавров.

Министр добавил, что Россия точно так же не понимает логики поспешного решения о прекращении деятельности миссии наблюдателей ЛАГ — ведь международные наблюдатели всегда действуют на противоборствующие силы отрезвляюще и выступают сдерживающим фактором насилия.

С.Лавров также прокомментировал обвинения международной общественности в том, что Россия и Китай своим вето на резолюцию СБ ООН по Сирии сорвали возможность остановить кровопролитие. Глава российского МИД пояснил, что Москва настаивала на том, чтобы требование о выводе из населенных пунктов вооруженных отрядов касалось не только правительственных, но и оппозиционных им сил. Однако эта инициатива не была принята.

В связи с этим С.Лавров предположил, что настоящей целью данного пункта было не прекращение кровопролития, а предоставление возможности вооруженным отрядам, воюющим против правительства, безболезненно занять города и села. «Тогда надо было прямо об этом сказать и по-честному разговаривать с партнерами», — заметил министр.

Глава российского внешнеполитического ведомства также отметил, что в Сирии насилие идет как со стороны властей, так и со стороны противоборствующих режиму Б.Асада сил. «Мы и наши коллеги, в том числе европейцы, в частных беседах признаем, что картина гораздо более сложная, нежели ее пытаются рисовать», — отметил он, посетовав, что публично партнеры признавать этот факт отказываются по политическим соображениям.