Дмитрий Медведев: Хотеть войны может только очень неумный человек

Дмитрий Медведев: Хотеть войны может только очень неумный человек 8 августа исполняется пять лет с момента нападения Грузии на Южную Осетию и проведения операции по принуждению Тбилиси к миру. В интервью RussiaToday премьер-министр России Дмитрий Медведев, который в августе 2008 года занимал пост Президента и Верховного главнокомандующего страны, рассказал о событиях тех дней. AzerRos со ссылкой на сайт телеканала.

Российский премьер Дмитрий Медведев в августе 2008 года до последнего надеялся, что Грузия прекратит эскалацию конфликта. В интервью, посвященном очередной годовщине нападения Грузии на Южную Осетию, премьер рассказал, что конфликт глубоко врезался ему в память и он уже не забудет те августовские дни.

«Мне, конечно, запомнилось то, как всё начиналось, как это происходило, драматизм этой ситуации, не скрою, и, конечно, необходимость принять самое непростое в моей жизни решение. Оно действительно было самым непростым в моей жизни — и в жизни обычного человека, и в биографии молодого тогда президента, который провёл на своём посту меньше 90 дней. Но так распорядилась история», — сказал Медведев.

Он добавил, что все решения были приняты, а все цели, которые он тогда перед собой ставил — достигнуты, и Россия с честью вышла из этого испытания.

Как рассказал Дмитрий Анатольевич, вся информация о том, что рядом с Южной Осетией происходит «какая-то концентрация и провокации какие-то осуществляются», поступала к нему в течение нескольких дней, предшествовавших нападению со стороны Грузии.

«Но с учётом того, что конфликту уже было много лет и наш миротворческий контингент там давно стоял, в общем это можно было оценивать очень по-разному. Хотя, конечно, это нас уже тогда насторожило, и определённые указания были даны», — сообщил премьер.

Вместе с тем, признался Медведев, он всё-таки надеялся, что «грузинскому руководству и лично Саакашвили достанет ума не создавать таких проблем, которые они создали».

«Что же касается самой ночи, то действительно там были и обстрелы, и возникло уже очевидное обострение ситуации. И всё-таки, что называется, до самого последнего момента я надеялся, что они остановятся», — пояснил глава кабмина.

Медведев вспоминает, что где-то в районе часа ночи, когда он переговорил с министром обороны, начальником Генштаба, министром иностранных дел, стало ясно, что это не серия краткосрочных провокаций, а реальная агрессия, направленная на то, чтобы силой сменить власть в Южной Осетии.

«И после этого доклада — я тоже уже неоднократно об этом говорил — мне пришлось принять это самое трудное решение, когда я вынужден был дать прямое указание начинать военные действия и открыть огонь по силам грузинских войск», — сказал премьер.

Тогда правовые и дипломатические аргументы ушли в сторону и начали разговаривать пушки, добавил он. «Ещё раз говорю, это очень трудное решение, я ни одному руководителю ни одной страны мира не желаю его когда-либо принимать. И уже тем более в нашей стране», — сказал Медведев.

На вопрос, что привлекает лидеров государств в войне, премьер ответил, что хотеть войны может только очень неумный человек.

«На генетическом уровне мы помним, что это (война) Может быть, в каких-то странах это воспринимается более легковесно, особенно в тех, которые воевали на чужой территории или не воевали вовсе. Но на самом деле любой нормальный человек войны не хочет, кто бы он ни был — президент или обычный абсолютно гражданин, который не занимается политической деятельностью», — сказал премьер.

Он с сожалением признал, что известный подход к войне как продолжению политики другими средствами — довольно распространённая модель поведения. Вместе с тем, добавил Медведев, еще ни одна страна не выиграла от внутреннего гражданского конфликта или от интервенции.

«Везде только проблемы. Поэтому большое заблуждение считать, что при помощи войны можно добиться чего-то хорошего. Это страшное бедствие! И не дай нам бог ещё раз попасть в такую ситуацию», — сказал премьер.