Почему убивают священнослужителей?

Почему убивают священнослужителей? В Махачкале и Пскове убиты имам Ислам-хаджи Ильясов и отец Павел Адельгейм

В минувшие дни в разных регионах России были совершены два тяжких преступления: 3-го августа в Махачкале в момент, когда садился в свой автомобиль, был убит террористами богослов Ислам-хаджи Ильясов. На следующий день в Пскове в своем доме от ранения ножом скончался священник Павел Адельгейм.

Исполнители убийства имама Ильясова пока разыскиваются, зато предполагаемый убийца отца Павла уже арестован. Им оказался 27-летний выпускник ВГИКа Сергей Пчелинцев, который утверждает: совершить это преступление ему приказал сатана. Судя по всему, речь идет о душевнобольном человеке, и пока трудно говорить о мотивах этого убийства.

Оба убитых священника занимали активную гражданскую позицию. Ислам-хаджи Ильясов, занимавший должность заместителя муфтия Северо-Кавказского Духовного Управления мусульман, был известным противником ваххабизма и не раз получал угрозы в свой адрес. Священник Павел Адельгейм в 2012 году подписал письмо патриарху Кириллу, в котором призвал обратиться к представителям государственной власти с просьбой о помиловании участниц группы Pussy Riot. В том же году отец Павел судился с приходским собранием храма Святых жен-мироносиц.

Имам мечети «Сафар» Мухаммад Ханафи Гамзатов, который был хорошо знаком с Ильясовым, возмущен действиями террористов. «В такой священный месяц Рамадана в людях должно быть больше доброты. Очень больно, что именно в это время происходят такие преступления», — заявил он. Имам Гамзатов приводит печальную статистику: за последние два года на Северном Кавказе было убито 12 религиозных деятелей.
Протоиерей РПЦ Московской Патриархии Владимир Вигилянский не может понять причину той злобы, с которой в России совершаются убийства священнослужителей. Он перечисляет лишь несколько самых чудовищных преступлений: «Три монаха Оптиной пустыни в апреле 1993 года, или зверски убитый иеромонах Григорий Яковлев, которому отсекли голову и бросили на престол в алтаре. Православный священник отец Андрей Николаев, погибший в собственном доме с женой и тремя детьми — их дом подожги местные жители. Отец Даниил Сысоев. А случаи, когда множество ножевых ранений наносилось священникам — отец Петр Петров, к примеру. Или случай, когда застрелили батюшку — отца Александра Филиппова, за то, что он сделал замечание людям, испражнявшимся в подъезде».

С мнением отца Вигилянского о растущей озлобленности в российском обществе согласен первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамир Мухетдинов. По его словам, убийства Ислам-хаджи Ильясова и отца Павла Адельгейма свидетельствуют о растущей нравственной деградации современного общества. «Нельзя не обратить внимания на то, с какой частотой происходят нападения на служителей религии. И если ранее бы говорили о том, что имамы стали одной из основных мишеней радикалов, теперь можно утверждать, что под прицел преступников попадают представители духовенства всех конфессий», — заявил Мухетдинов.

Таким образом, как мусульманские религиозные деятели России, так и представители РПЦ едины в своей оценке сегодняшнего состояния общества: нравственная деградация и ожесточение в отношении религиозных деятелей. Эта суровая оценка заставила меня задуматься: а почему в Западной Европе, где также немало террористов и душевнобольных, не совершается так же много нападений на священнослужителей, как в России?
Набрав в поиске Яндекса и Рамблера строку: «Убийства священников в Западной Европе», я нашел лишь печальную статистику тяжких преступлений в отношении религиозных деятелей Латинской Америки? В частности, убийство католического священника в Гватемале и настоятеля католической церкви в Мексике.

Получается печальная картина: по числу убийств священнослужителей Россия стоит в одном ряду с Латинской Америкой. Возможно, нынешняя волна преступлений в отношении религиозных деятелей в России объясняется тем, что распад коммунистической империи и отказ от коммунистической идеологии привели к такому опасному феномену, как дуализм сознания.

Владимир КРАСИЛЬНИКОВ, политический обозреватель