Китай превосходит Голливуд

Китай превосходит Голливуд Новый фильм китайского мастера Чжана Имоу «Цветы войны» с легкостью конкурирует с Голливудом во всем — и в масштабных сценах насилия, и в красоте, внешней и внутренней, которую это насилие рождает

Во время японско-китайской войны в 1937 году на территории военных действий оказывается американец Джон Миллер (Кристиан Бэйл), не имеющий никакого отношения к военному конфликту гробовщик-пройдоха. Спасаясь бегством, он случайно оказывается в католической церкви в компании скрывающихся девочек, школьниц семинарии, и куда еще чуть позже прибегают работницы местного борделя. Джон, не долго думая, начинает выдавать себя за священника и надеется, что времяпровождение в имеющей иммунитет от вторжения японцев церкви, в компании с симпатичными проститутками и полным погребом вина, будет более чем приятным.

Фильм «Цветы войны» снят китайским мастером эпического кино Чжаном Имоу и его премьера состоялась на прошлом Берлинском кинофестивале после которого она получила ряд наград на крупных фестивалях азиатского кино и была номинирована на «Золотой глобус», как «Лучший фильм на иностранном языке». Автор не в первый раз обращается к теме японско-китайской войны, его первая работа — «Красный гаолян» (1987), была также посвящена этой кровавой странице истории Китая.

Место действия «Цветов войны» — Нанкин, где во время этой войны произошла самая кровавая бойня, названная позднее «нанкинской резней», в которой японцы убили 200 тысяч человек, и которая сопровождалась грабежом и изнасилованиями. Все это также есть в фильме Имоу.

Но китайский режиссер известен не только живописанием сцен насилия. Одной из неизменных черт творчества мастера с самого начала была демонстрация силы человеческого духа и его гуманистического начала. В своей новой работе Имоу казалось бы противопоставляет красоте и невинности девочек красоту другую, и далеко не невинную, проституток, но на самом деле режиссер видит в своих взрослых героинях столько же благодетели, сколько ее в детях. Он верит в то, что в человеке больше хорошего, чем плохого, и в экстремальной ситуации в нем побеждает все-таки хорошее. Этот идеализм может показаться слишком надуманным, но это если не знать творчества режиссера. Все фильмы Имоу можно сказать об одном и том же — о превосходстве человеколюбия надо всем остальным, даже если вокруг море насилия, которого в «Цветах войны» хоть отбавляй.

Это, пожалуй, можно назвать секретным оружием Чжана Имоу. Эстетика насилия замешанная с красотой безусловной, рождает новое измерение внутренней драмы и на выходе дает достаточно мощный эффект. И все остальное, в чем можно попробовать уличить картину — очевидный госзаказ, голливудский размах и т.д. — отходит после окончания сеанса на второй план. Режиссер в очередной раз с успехом доказывает, что глобализм может иметь совершенно другое лицо, нежели то, которое мы привыкли обычно видеть — когда крупномасштабные картины, которые могут смотреть и понимать зрители во всех странах, выпускают только в Голливуде.