Колодец воспоминаний (театральная премьера)

Колодец воспоминаний (театральная премьера)Молодые выпускники «Мастерской на Малой Бронной» под руководством художественного руководителя театра заслуженного деятеля искусств России Сергея Голомазова 1 ноября на премьерном спектакле «Белка» по одноименному роману Анатолия Кима в инсценировке Екатерины Гранитовой были одарены цветами, восторженными аплодисментами и счастливыми улыбками зрителей – поклонников этого театра

В программке имя главного героя — …ий. Это не ошибка. Не раз упоминая о совпадении окончаний имен своих друзей-художников – ДмитрИЙ, ГеоргИЙ, ИннокентИЙ – персонаж по прозвищу Белка (актер Дмитрий Сердюк) ни разу так и не назовет себя…

«Быль об оборотнях» — уточнение под названием спектакля, и каждый персонаж «то ли буйвол, то ли бык, то ли тур» — короче, зверинец. Вот и Белке обитать в нем белкой, а не человеком комфортнее, нося на себе рыжеватый свитер да такой же кожаный плащ (художник Елена Ярочкина).

Роман Кима, написанный в перестроечные годы, современен, а может, даже и классичен: броуновское движение выживающих в городских джунглях и закон естественного отбора неизбывны. Он о молодых талантливых художниках, трое из которых не выдержали натиска действительности. А четвертый …ий – в поисках причин случившегося пускается в дорогу…

Роман «ожил» благодаря талантливому режиссеру Екатерине Гранитовой (среди ее постановок нашумевший спектакль «История мамонта» выпущенный в РАТИ на курсе Олега Кудряшова и показанный на сцене театрального центра «На Страстном»). По первому образованию Гранитова архитектор, поэтому ей хорошо знаком мир художников, выведенный в романе. В спектакле молодых живописцев играют недавние студенты – выпускники мастерской Сергея Голомазова в РАТИ. Наравне с ними на сцене заслуженная артистка Армении Вера Бабичева (Лилиана Борисовна). «Это очень неожиданная для меня роль, где я с молодыми артистами перестаю быть опытной «театральной крысой», а заряжаюсь энергией эксперимента». Ее героиню бросает из одного времени в другое: то она молодая учительница со счастливой и одновременно трагической историей любви, то безвозрастная старушка, в повязанном по брови платком и шамкающая. К ней-то и приезжает Белка…

Сценография театрального произведения не сложна. Минимум декорации-трансформера – вот и мастерская художника (лестница, деревянные полки, этюдник), и далекая Австралия с луной-лампой, и деревенский двор Лилианы с колодцем – колодцем воспоминаний. Из него в завязке спектакля Белка наберет воды, а потом, как из ее отражения, появятся тени друзей и других действующих лиц его жизни.

Первый «выуженный» — персонаж Февралев (у него, как у Фердыщенко из романа Достоевского «Идиот», даже нет имени) несколько раз советует Белке: «Никогда ничего не рисуй – природа это делает совершеннее». И только в конце спектакля, когда сердце Белки растерзано горечью потерь, а нервы оголены, Февралев вновь возникает как чертик из табакерки и амнистирует: «А вот теперь пиши!»

молодежи, чья карьера и творческая судьба только начинаются, тем, кто выбирает либо сытый путь постоянных компромиссов и легких успехов, либо тернистую дорогу правды и, следовательно, истинного искусства.
Так, один из трех друзей Белки – ГеоргИЙ Азнаурян (актер Юрий Тхагалегов, он же музыкальный оформитель), тоже выпускник художественного вуза — женится на богачке из Австралии, получив «в приданое» шикарную мастерскую и прочая, становится зачинателем «нового направления» в живописи, допустим, «скарабей-арт» — когда измазанные лапки жука сами «творят» нетленку. Разбогател… и затосковал, побежденный ностальгическим зовом. Пробираясь в Армению через Иран во время войны, был принят за врага и убит.

Так, двумя-тремя мизансценами под аккомпанемент мелодичной армянской народной песни «Ов Сирун-Сирун» подается тема Исхода – утечки мозгов и талантов, неприкаянности беженцев, мигрантов и возвращенцев.
Очень трогателен эпизод знакомства Георгия с австралийкой-полурусской Евой, когда она рассказывает ему о своей больной рязанской бабушке. И лучшее воспоминание миллионерши Евы то, как она собирала с бабушкой грибы. Играющей ее молодой актрисе Ольге Смирновой очень подходит имя Ева – она необыкновенно красива и женственна, и ей, как Еве, нетрудно было соблазнить молодое дарование. Когда же она в трауре говорила о гибели любимого, в зале стояла тугая тишина. Несмотря на непышную фамилию, Ольгу Смирнову запомнят.

Еще один «улов» из колодца воспоминаний – художник ДмитрИЙ Акутин (Леонид Тележинский) — самый талантливый из друзей, возлюбленный своей учительницы Лилианы Борисовны. Яркая личность, рано сгорел, умер, но, благодаря пронзительной игре Бабичевой и своему таланту, воскрес в ее рассказах.

Художник Кеша (ИннокентИЙ) Лупетин (Александр Бобров) родом из глухой деревеньки, учился в столице, чтобы по возвращении учить детей в родной школе. А детей-то и школы там больше нет. Их родителей также постигла участь беженцев из благодатного, но нищего края. Где родился — там не пригодился. Трагедия невостребованности, усугубленная необходимостью 12 лет ухаживать за помешавшейся матерью, привела к помутнению и его разума. Актер Бобров не просто создал образ отверженного, но достиг уровня обобщения.

Отдельно хочется сказать о молодой актрисе и художнице Мариэтте Цигаль-Полищук – дочке незабвенной Любови Полищук. В пластической бессловесной роли Ангела Маша действительно ангелоподобна – ее огромные материнские глаза завораживают. А в роли «выуженного» из колодца дельфина-графомана Маша достигает высот гротеска.

Но самое первое в жизни и главное воспоминание героя Белки, вернее, всегда хранящееся в памяти – образ умершей в лесу матери и глаза сбежавшей с дерева белки. «В ее глазах… светились такое любопытство, дpyжелюбие, веселье и бодpость, что я pассмеялся и пpотянyл к ней pyкy». Сочная проза А. Кима цитируется в спектакле постоянно, что, несомненно, питает его. Роман и спектакль воистину «протянули друг другу руки». И подаренные в финале Лилианой Мите грибы-рыжики (помните счастье сбора рязанских грибов?) – тоже «дружелюбие», которое несет этот оптимистичный музыкальный спектакль.
Доброго слова заслуживает хореография Рамуне Ходоркайте – автора пластических миниатюр ко многим московским спектаклям. Феерический танец зайцев-контролеров (оцените каламбур!), парящие как пушинки движения девочки-флейтистки (Ольга Николаева), вдохновенный дуэт-диско Белки и Лилианы (балет плачет по Д. Сердюку) – все это благодаря созданию оригинальных па и неисчерпаемой фантазии хореографа.

На поклон под яркую, динамичную музыку вышли все актеры. Каждому из них пожал руку писатель Анатолий Андреевич Ким.
«Она спешит ко мне, чтобы напитать пеpвый миг моего сyществования надеждою и весельем миpа». Дай бог каждому в жизни встретить такую белку!

Елена МАРТЫНЮК