Верховный суд РФ отказался запрещать чиновникам иметь активы за рубежом

Верховный суд РФ отказался запрещать чиновникам иметь активы за рубежом и вводить уголовное наказание за его нарушение

«Постановка вопроса о криминализации деяний уместна при наличии их общественной опасности, когда иные средства государственного реагирования оказались исчерпанными», — заявил зампредседателя ВС Анатолия Толкаченко, отзыв которого направлен в Госдуму.

«Я хочу сказать, что у нас с коррупцией никто не боролся. Были локальные движения. Сейчас мы принимаем серию законов, которые должны создать серию ограничений. Если исходить из логики, что будет на кого-то имущество оформлено, ты все равно останешься участником преступной группы. Если ты оформил на кого-то имущество и принял решение о передаче своего имущества, то ты сядешь на пять лет»,- заявил в эфире программы Юрия Пронько «Итоги дня» Андрей Луговой, депутат Госдумы от ЛДПР.

«Совершенно бесполезно продумывать, какие схемы могут использовать коррупционеры, чтобы защитить свою собственность, уйти от ответственности и так далее, потому что это в нашей стране явление массовое, — уверен Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда «ИНДЕМ». — Там очень много самых разных схем, способов, которые на самом деле публично неизвестны. Это и есть особенность коррупции, скрытой деятельности, про которую должны знать только те, кто в ней участвует и больше никто. Именно потому, что она такая скрытая, с ней сложно бороться. Конечно же, если думать о реальном противодействии коррупции, чтобы снижался ее уровень, нужно заниматься причинами, по которым наши чиновники покупают собственность за рубежом, имеют счета в иностранных банках и так далее».

«На мой взгляд, главная причина – это определенная стабильность этих вложений денег. На территории нашей страны этой стабильности намного меньше, если не сказать, что ее нет вообще. Очень много случаев, когда отбирают собственность. При желании найти, что собственность получена незаконным путем. Вполне естественно, что желательно иметь собственность за рубежом для государственных и муниципальных чиновников. Прямой запрет, на мой взгляд, неэффективен потому что, значит, этот чиновник может сам этой собственностью не владеть, а владеть ей будет его племянник, допустим. У самого чиновника может вообще не быть никакой собственности.

Были разные смешные случаи, когда в собственности чиновника есть гараж, но нет автомобиля, или несколько автомобилей и ни одного гаража. Здесь должны быть вопросы, как реально живет тот или иной чиновник, каким образом он получает свои доходы, как он расходует свои средства. Это было бы более эффективно, чем такие запреты», — прокомментировал г-н Римский в интервью с корреспондентом радиостанции.

«Идея лишать чиновников иметь имущество и счета за рубежом неправильная, — считает Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ. — Видимо, это связано с тем, что предполагается, что они деньги заработали нечестно и их куда-то вкладывают. На самом деле, это не всегда так. Более того, часто бывают ситуации, что люди вполне богатые, заработавшие деньги нормальным честным бизнесом, идут в чиновники и хотят сделать что-то для государства. При этом пока они были в бизнесе, они купили какую-нибудь недвижимость за рубежом и завели себе счета. Не вижу в этом ничего плохого. На мой взгляд, это может привести только к тому, что люди уйдут в тень и будут прятать все на своих родственниках родственников. Никакой реальной пользы от этого не будет. Надо просто обязать, чтобы все декларировали, что у них есть и объяснять, откуда у них это взялось. Конечно, неправильно, если человек получает тысячу долларов, а купил недвижимость за миллион. Для этого не надо запрещать, чтобы люди что-то имели», — резюмирует Генс.

Поскольку ограничений, которые предусмотрены в законопроекте, запрещающем зарубежные активы, не существует, «делать вывод о целесообразности введения уголовной ответственности за нарушение этих ограничений представляется преждевременным», отмечается в документе.

ВС обращает внимание на то, что законопроект предусматривает штраф до 10 миллионов рублей, тогда как максимальный возможный штраф, согласно статье 26 УК РФ, — 5 миллионов рублей. На основании этих заключений ВС предлагает не принимать документ, передает «Finam.info».