Распространение ваххабизма в российских тюрьмах приняло характер угрозы национальной безопасности, считает эксперт

Распространение ваххабизма в российских тюрьмах приняло характер угрозы национальной безопасности, считает эксперт
Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов, считает, что распространение идеологии исламского фундаментализма в среде российских заключенных начинает представлять угрозу национальной безопасности страны.

«Все чаще и чаще мы сталкиваемся со случаями, когда религиозные экстремисты, оказавшись в местах заключения, разворачивают пропаганду среди сокамерников, тем самым беспрепятственно вербуя себе сторонников, зачастую даже с большим успехом, чем на свободе», — заявил во вторник эксперт порталу «Интерфакс-Религия».

В качестве примера Сулейманов привел случай в исправительной колонии номер 2 Ульяновской области, где Валерий Ильмендеев, этнический чуваш, принявший еще на свободе ислам ваххабитского толка, вступил в ряды «Ульяновского джамаата», за что и был осужден в 2006 году, в том числе по статье 282 УК РФ.

«Однако, оказавшись в колонии, Ильмендеев тут же развернул агитацию среди заключенных и фактически превратил место отбытия наказания в своеобразный вербовочный лагерь. В молельной комнате колонии он без особого труда вел лекции среди уголовников, давал слушать через аудиоплееры проповеди Саида Бурятского, смотреть видеоролики «Имарата Кавказ», распространял ваххабитскую литературу», — рассказал Сулейманов.

По его информации, у «джамаата» хранился даже свой флаг, имелась «байтулмал» — казна, которая пополнялась деньгами, в том числе с «воли».

«При этом администрация колонии первоначально не обращала внимания на регулярные собрания группы Ильмендеева, полагая, что заключенные там просто молятся. Вскоре была создана «шура» (совет), в которую вошли, помимо Ильмендеева, еще шесть человек», — рассказал собеседник портала.

По его словам, фактически колония превратилась в своеобразный пункт по идеологической вербовке новых членов «Имарата Кавказ», причем литература, аудио- и видеопродукция поступала из-за пределов колонии.

«С точки зрения идеологии ваххабизма, отбывание наказания в тюрьме — это «нахождение в плену у кяферов», поэтому после отбытия наказания члены «джамаата» должны встать на путь «моджахедов», — пояснил Сулейманов.

После обнаружения ваххабитской ячейки на территории колонии принимались меры по ограничению пагубного влияния, для чего Ильмендеев был этапирован в Мурманскую область, где вскоре развернул свою пропагандистскую деятельность среди заключенных, а в Ульяновской области его деятельность продолжил Рамис Ахмеджанов, выполняя функции «амира». В настоящее время силами МВД совместно с ФСБ и УФСИН ведется расследование дела о создании «тюремного джамаата», сообщил эксперт.

Он напомнил, что со стороны экспертов уже неоднократно звучали предложения о необходимости изоляции религиозных экстремистов от остальной части заключенных путем либо помещения их в одиночные камеры, либо создания отдельной колонии для них, где они также будут находиться отдельно друг от друга.

Популярность идеологии исламского фундаментализма в уголовной среде Раис Сулейманов объясняет тем, что ваххабизм отвергает социальную иерархию тюремного сообщества: «для ваххабитов нет «мужиков», «фраеров», «блатных» и даже «петухов» — все они «братья».