«Во всех прогрессивных странах, государство отвечает за здоровье нации»

«Во всех прогрессивных странах, государство отвечает за здоровье нации» 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

«Доступность и качество онкологической помощи в России» − на столь важную тему в международном мультимедийном пресс-центре РИА Новости 16 сентября прошел круглый стол, на который били приглашены: главный онколог Министерства здравоохранения РФ Михаил ДАВЫДОВ, главный детский онколог Министерства здравоохранения РФ, Владимир ПОЛЯКОВ, заместитель директора НИИ клинической онкологии по научной работе, руководитель отделения клинической фармакологии и химиотерапии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН Сергей ТЮЛЯНДИН, исполнительный директор НП «Равное право на жизнь», председатель отделения Общественного Совета по защите прав пациентов при Управлении Росздравнадзора по г. Москве и Московской области Дмитрий БОРИСОВ.

Недавно в Петербурге прошел 8-й Всероссийский съезд онкологов, и Михаил Давыдов отметил, что самыми обсуждаемыми вопросами на съезде были вопросы организации онкологической помощи гражданам; подготовки специалистов; устранения недостатков, мешающих в полной мере осуществлять уже действующие программы. По его словам, это был одни из самых эффективных съездов, потому что в нем приняли участие представители Минздрава очень высокого уровня. Итогами данного съезда было принятие резолюции, состоящей из двух частей. Первая была адресована к Ассоциации онкологов, а именно, что должна предпринять Ассоциация как профессиональное сообщество, чтобы онкологическая помощь на территории РФ оказывалась всем гражданам одинаково.

Вторая часть была адресована Министерству здравоохранения для обсуждения и коррекции некоторых приказов Минздрава, которые реально мешают работе врачей-онкологов. М. Давыдов подчеркнул, что силами национальных головных центров нужно создать обстановку, при которой профессиональные сообщества будут контролировать состояние онкологической помощи, качество этой помощи, кадровую обеспеченность, лекарственное обеспечение на всей территории РФ.

Чтобы показать, как возможно организовать онкологическую помощь, он в качестве примера привел японскую модель организации онкологической помощи.

В Японии действует один национальный противораковй центр и восемьдесят госпиталей, которые работают с ним в единой связке, в единой методологии. О всех недочетах, происходящих на периферии, тут же докладывается в центр, и все приводится в соответствие с требованиями, установленными государством в качестве норматива.

«Потому что во всех прогрессивных странах, государство отвечает за здоровье нации», − отметил М. Давыдов.

Сложную кадровую ситуацию, сложившуюся в области онкологии, попытался осветить Сергей Тюляндин: «На сегодняшний день мы имеем 66-67% заполненных ставок в онкологической службе». Поэтому не хватает примерно одной трети таких специалистов как онкологи, радиологи. Но, как отметил С. Тюляндин, самое сложное положение складывается в морфологической службе, там не хватает две трети специалистов. «Таким образом, − поясняя свою мысль, сказал он, − сегодня онкологическая служба работает в условиях кадрового голода». Он отметил, что, без сомнения, этот вопрос требует решения и будет решен, но, вероятно, в ближайшие три-пять лет все равно в области онкологии будет испытываться нехватка специалистов.

М. Давыдов подчеркнул, что проблема кадров стоит очень остро и пояснил, почему возникла данная проблема: «Это устаревшая модель образования и последипломного образования. Поэтому на соответствующем уровне надо обсуждать варианты модернизации этого образования».

Как отражается отсутствие необходимого количества специалистов, он пояснил на примере. Не хватает морфологов, и это значит, что у пациентов не установлен диагноз заболевания. Лечат неправильно и, следовательно, неэффективно.

США показывают излечение рака молочной железы на уровне 98%. В России этот показатель обозначен 60%, но на самом деле он значительно ниже. И связано это с тем, что 40% пациентов у нас в стране не имеют морфологического диагноза.

Владимир Поляков, отметил, что в детской онкологии также существует проблема кадров. Коснувшись детской онкологии, Михаил Давыдов сказал: «Детская онкология – вообще эмоционально тяжелый раздел. И онкологически больной ребенок – это взрослый старичок, который прошел все круги ада». Поэтому работать с детьми особенно тяжело. «К счастью, − заметил он, − детская онкология излечивается на несколько порядков эффективнее по сравнению с взрослой. Примерно 85% заболевших детей выздоравливают и ведут впоследствии полноценный образ жизни».

По статистике всего 3, 5-4 % детей заболевают онкологией. Поэтому проблему лечения можно решить силами двух-трех специализированных центров. Соответственно, нет необходимости строить в каждой области онкологические центры, просто нужно вовремя выявлять заболевание и направлять пациента в специализированное учреждение, имеющее опыт лечения детей. М. Давыдов подчеркнул, что это проблемы чисто коммуникационного и организационного характера.

В. Поляков добавил: «Если для взрослых обеспечивается лечение, потому что по всей стране есть онкологические диспансеры: и районные, и областные, и окружные, то по детской онкологии – огромная проблема и прежде всего проблема кадров. Например, если по американской системе на одну дежурную медсестру приходится шесть больных, то у нас тридцать-тридцать пять».

Продолжая дискуссию о кадровой проблеме, М. Давыдов, сказал: «И после ординатуры и после аспирантуры молодого специалиста один на один с пациентом оставлять опасно. Его еще нужно учить еще пять-десять лет в зависимости от способностей для того, чтобы он стал самостоятельным специалистом». Он отметил, что во всем мире эта проблема решена по-другому, там, на этапе постдипломного образования еще оканчивают резидентуру, в зависимости от специальности. В общем, от четырех до семи лет. Причем резиденты живут в госпиталях. И эта модель позволяет подготовить не массовый, а допустимый средний уровень специалистов. «Нам необходимо пересматривать модель подготовки кадров. И для того, чтобы это было эффективно, нужно сделать профессию престижной», − заключил М.Давыдов.

Но, чтобы ее сделать таковой, необходимо повысить оплату. У наших аспирантов стипендия 6 тыс. руб. и проживание в общежитии стоит 6 тыс. руб., а в Европе аспирант получает 1, 5 тыс. евро и при этом он обеспечен бесплатным общежитием, питанием и льготами на транспорт. М. Давыдов подчеркнул, что врачи – это элита общества, потому что они отвечают за жизнь людей. Низкая зарплата с молодости деформирует психологию врача.

Другой важной темой обсуждения стал вопрос лекарственного обеспечения медицинских учреждений.

В этой связи Дмитрий Борисов сказал: «С 1 января 2014 г. страна будет жить в рамках бюджетного маневра, который планирует Минфин». Он пояснил, каким образом это коснется онкологической проблематики. Сокращение субвенции центрального бюджета в регионы может повлиять на доступность специализированной помощи. В результате из 2, 9 млн. онкологических пациентов около 1 млн. будет находиться под риском снижения финансирования лечения в два и более раза.

Сокращение субвенций на 34% в целом, для ряда территорий, например для Северокавказского округа, вызовет сокращение от 60 до 90 %. Совершенно очевидно, что проблема финансирования – основная проблема здравоохранения.

Подводя итоги дискуссии, М. Давыдов сказал: «За последние десять-пятнадцать лет произошел колоссальный прорыв в онкологии с точки зрения ее эффективности. Сегодня более половины больных выздоравливает, несмотря на то, что запущенность онкозаболеваний в нашей стране остается достаточно высокой».

Он отметил, что начальных форм заболевания, которые должны подвергаться хирургическому вмешательству, не более 10%. Остальные лечатся комплексными методами, лекарственными, лучевыми в сочетании с хирургическими. Россия в данном случае имеет наиболее прогрессивную модель в виде диспансеров, которые ведут пациента от начала заболевания до выздоровления. Такой модели нет практически ни в одной стиране мира. И, конечно, стоит задача сделать ее более совершенной. Однако благодаря тому многообразию научных и клинически школ, которые есть в России, ее вполне можно решить.

«Когда мы говорим о каких-то недостатках, − обратил внимание М. Давыдов, − мы говорим не только о том, что у нас все плохо, а о том, что нужно сделать, чтобы все это было более успешным». Он подчеркнул, что, несмотря на трудности финансирования, несмотря на административные препоны, потенциал России очень высок: всегда можно найти решение.

«Консолидированная позиция профессионального сообщества в том виде, в каком оно сегодня создано, и поддержка Министерства являются той платформой, на которой мы можем за четыре года между съездами достичь значительных успехов с точки зрения организации и оказания более эффективной онкологической медицинской помощи», − завершил работу круглого стола М. Давыдов.

Тиана ВЕСНЯК