Необходимо законодательно отнести исчезновение ребенка к «обстоятельствам, не терпящим отлагательств»

Необходимо законодательно отнести исчезновение ребенка к «обстоятельствам, не терпящим отлагательств» Неблагополучие в семье требует не осуждения, а поддержки. Об этом заявила председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, открывая «круглый стол» «Актуальные вопросы законодательного регулирования деятельности по поиску пропавших детей государственными органами и общественными организациями»

«Последние события, в том числе в Брянске показывают, насколько, к сожалению, актуальна эта тема, — сказала председатель комитета. — Мы должны не допустить событий, которые связаны с умышленным похищение ребенка, не допустить ситуации, когда происходит конфликт в семье, не наблюдается социальная адаптация детей».

Яровая назвала цифры, которые свидетельствуют о том, что эта проблема носит масштабный характер. По ее словам, в 2011 году органами внутренних дел было объявлено в розыск 17898 несовершеннолетних. Из них 5147 – это малолетние дети. Найдено 16337 ребятишек – абсолютное большинство. При этом 52 ребенка стали жертвами преступлений. Всего в розыске остается 1448 несовершеннолетних и 505 малолетних. «За этими сухими цифрами – судьба каждого конкретного ребенка, — отметила председатель комитета. – Первая причина, которая приводит к исчезновению детей и которая носит самый распространенный характер – социально-адаптивная. То есть это проблема воспитания ребенка в семье или в специальном учреждении, когда мы имеем дело с осмысленным уходом ребенка в связи с непониманием или конфликтом».

Вторая причина – несчастный случай, который наступает из-за недостаточного присмотра за ребенком. «Тягчайшим преступлением является умышленное похищение детей, и здесь мы должны говорить о роли оперативно-розыскных мероприятий, деятельности правоохранительных органов, — подчеркнула парламентарий. – Четвертая причина – это исчезновение ребенка как результат насилия или гибели, когда мы имеем дело с сокрытием следов преступления».

По мнению Яровой, в связи с такой дифференциацией действия правоохранительных органов и общества должны быть также не одинаковыми. «К сожалению, мы до сих пор не смогли создать единый банк данных о детях и семьях, находящихся в сложных жизненных ситуациях, — заметила депутат. – Работа по факту, когда уже произошла беда, противоправное действие, а иногда и преступление – это очень поздняя реакция общества и государства. При создании единого банка данных органы местного самоуправления, правоохранительные органы, общественные организации, обеспечивая взаимодействие, способны предпринять превентивные меры, которые будут помогать семье и ребенку. Неблагополучие в семье требует не осуждения, а поддержки».

«Согласно действующему законодательству срок возбуждения уголовного дела по факту пропажи составляет три дня, — заметила Яровая. – При этом правоохранительные органы уже начинают действовать. Возникает вопрос: нужно ли это оставлять как форму принятия решения «на усмотрение»? Думаю, что должно быть прямое указание закона. Наверное, нужно уточнить и отнести исчезновение ребенка к «обстоятельствам, не терпящим отлагательств» – есть такая норма в законе об оперативно-розыскной деятельности».

Что касается деятельности МЧС, то, как сказала депутат, к сожалению, исчезновение ребенка к компетенции этой службы не относится. «В этой связи было бы правильным, чтобы вопросы поиска детей не решались на уровне договоренностей», — отметила глава думского комитета.